565 Views

Когда станет плохо

В булочной кончился хлеб
На небе тучи и ветер с утра,
Денег как не было, так и нет,
Вчерашний день остался вчера,
Но что это будет значить, когда
Лопнет по шву молодая эпоха,
Пепел закружится на площадях,
Когда станет плохо.

Ты утром проснёшься, посмотришь в окно,
Должно быть увидишь какие-то знаки,
На улице вечером будет темно,
Но я увижу тебя в полумраке,
Уже не раз натыкаясь на ложь,
На каждом шагу ожидая подвоха,
Ты настороженно ждёшь,
Когда станет плохо.

И мне говорили, что быть беде,
Что пожар неотвратим,
Но я не хочу приносить этот день
В жертву тому, что придёт за ним
Должно быть, я так накличу беду,
Все будут молчать и сочувственно охать,
Я с равнодушием жду,
Когда станет плохо.

Когда станет плохо, а как без того?
Этот мир вечно сводит счёты со всеми,
Надо чуть-чуть переделать его,
Если удастся, в свободное время,
Пусть они все говорят, что слабо,
Лёгкие рвутся от каждого вздоха,
Куда я денусь? Я буду с тобой,
Когда станет плохо.

Поздно

Высокой шнуровкой перетяни броню ноги
Без остановки беги
Блеск мокрых улиц
Ночных фонарей слепой оскал
Смотри — а не ту ли искал?

Поздно, я хотел чуть раньше
Поздно, я хотел чуть раньше
Поздно, я хотел чуть раньше
Прийти…

Седые деревья качаются молча за окном
Дом руки согреет теплом
Но ты так растерян
И лужи с ботинок у двери
Она же не верит — смотри

Глупо, я хотел чуть лучше
Глупо, я хотел чуть лучше
Глупо, я хотел чуть лучше
Сыграть…

И снова снаружи
Мелкая изморось у щек
Что тебе нужно
Еще?
Снова свобода
Для грязи для луж и темноты
Ступени перехода
Круты

Пусто, я хотел чуть больше
Пусто, я хотел чуть больше
Пусто, я хотел чуть больше
Сказать…

Асфальтовый дождь

Когда закончится всё, о чём мы только мечтали,
И день взлетит высоко, и станет новой звездой,
Мы снова будем одни среди бетона и стали,
А за окном, как всегда, пойдёт асфальтовый дождь.
И снова пар изо рта, и словно медь из кармана,
Моё тепло растворится в окрестном холоде стен,
Поверь, теперь я другой, поверь, я больше не стану,
Предоставляя себя, просить чего-то взамен.

Я ничего не прошу, я ни о чём не жалею,
Пока на улице ветер играет ржавой рекой,
Но ты же так далеко, я никогда не сумею
Случайно встретить тебя по дороге домой.
Под белой лампой луны, под красной лампой аккорда,
И наши тени длинней, и чище наши сердца,
Белогвардейские сны, так романтично и гордо,
И ни усилий, ни слёз, ни ощущенья конца.

Я видел ночь изо льда, я вижу день из пластмассы,
И вены просят ножа, считая это за честь,
А голубым облакам, висящим молча над трассой
Мы лишь мишень для дождя — а так, должно быть, и есть.
И снова чей-то висок на траектории мысли
Дай Бог, чтобы было хоть раз всё так, как было во сне,
А на полу только грязь и прошлогодние листья,
А за окном, как всегда, пойдёт асфальтовый снег.

Выше только небо

Выше только небо…
И ты смотришь в него из дерьма и лжи,
и никто не скажет, как теперь жить
Ваше только небо…
Ты хотел бы остаться здесь и сейчас,
но там наверху все решили за вас
Небо — как резервация

Солнце свалилось на дно моего стакана
Все, что случилось, случилось безумно рано
Солнечный шелк и ковром золотая осень
Все хорошо — это все, что теперь я бросил.
Кто и когда вдруг признает себя готовым
Прыгнуть в огонь, чтобы выйти каким-то новым
В море уйти без руля, парусов и весел
Цель впереди — это все, что теперь я бросил
Выше только небо… Ваше только небо…

Слишком давно, чтобы помнить, когда мы были
Слишком темно, чтобы видеть красоты стиля
Твари из сна взяли след, они знают, где я.
Завтра война. Я на что-то еще надеюсь.
Солнце упало в протянутые ладони
Все, что настало, рождаясь, от боли стонет
Бешеный пляс из цветов, родников и сосен
Это про нас, это все, что теперь я бросил
Выше только небо…

Мы — ветер

Я гражданин уходящей страны,
Улетающей, тающей, словно туман
Под солнцем. И нет той цены,
Которую не уплатила бы тьма
За то, чтоб не видеть нас здесь
И мы исчезаем, и мы отдаём
Еще один рай, еще одну песню,
Еще один мир, еще один дом
Мы — ветер…

Я уже стал уходящей страной,
Что не в силах поднять ни обрез, ни кулак
Навстречу машине стальной,
Которую выслал невидимый враг
В атаку. И день уже взорван,
И не отстоять, не вернуть никак
Еще одну родину, в центре которой —
Разрушенный дом и остывший очаг
Мы — ветер…

Это так просто — лепить слова,
Лепить слова — это дважды два,
Но как разбудить тех, что спят до поры,
Чтоб переломить ход вечной игры?
Пока не сдан последний рубеж
Последний шанс идиотских надежд,
Пока мой счёт не успели закрыть,
Пока еще я могу говорить —
Мы — ветер…

Я гражданин уходящей страны
Никакая другая не примет меня
Настолько, чтоб стал мне родным
Язык, на котором бормочет она
Беззубым старушечьим ртом,
Уча меня жить, подчиняться и ждать
Напрасно. Я помню свой дом.
Мне тоже будет легко улетать
Мы — ветер!

Дух Зимы

Осененный благодатью
беломраморного поля,
Рукотворный гость сознанья,
воплощенный дух зимы,
Раскрывающий обьятья
Неизвестности и боли,
Принимая с интересом то, чего страшимся мы,

Он летит над Петербургом,
над Москвой и над Одессой,
И туда, еще южнее, где кончается земля,
И от Баренцева моря до тропического леса
Он надежды не теряет, поднимая странный взгляд

Прямо в выцветшее небо,
в чьем заплатанном кармане
Кучки сморщенных галактик
обдирают звезды в кровь,
И найти не может точку, где б ослабло заклинанье,
Заковавшее когда-то в нашем лучшем из миров

Ищет вновь — и не находит, и страшны его печали,
И не дай Бог подвернуться ему под руку тогда —
Там горит безвинный воздух,
как в таинственном Начале,
И земля дрожит послушно и роняет города…

Так он мечется по свету,
от Нью-Йорка до Камчатки,
Но он заперт в этой клетке,
точно так же, как и мы —
Не нашедший себе места в установленном порядке,
Рукотворный гость сознанья,
Воплощенный дух зимы.

Ты уже далеко

Ты уже далеко,
между небом Эдема и небом Земли
Ты не помнишь меня,
я не верю в тебя, мы друг друга нашли
Зал разбитых зеркал,
по которым ступал лишь один человек
Свет, которого нет,
или все это — бред замороженных рек?
Снег беззащитен и наг,
но с высокой дороги в него не свернуть
Раньше было не так,
раньше были пути, а теперь только Путь
Путь от точки до точки,
и мертвенный холод и белая гладь
Но ты уже далеко,
и тебе не понять, тебе не понять…
Ночь вступает на трон,
и в игрушечном мире свои зеркала
Ты прошел сквозь него,
я остался стоять перед гранью стекла
Ночь и там, у тебя,
ты включаешь компьютер, садишься писать
Но ты уже далеко
и тебе не понять, тебе не понять…

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00