210 Views

Туркменская девочка

Ночная пустыня беседует с морем,
В котором — ни рифов, ни скал.
Созревшую дыню в туркменском кагоре
Смакует седой аксакал.

Размытая, как на картинке
Густая висит тишина.
Туркменская девочка
В красных ботинках
Идёт по дороге одна.

Крутые вершины хребтов Копет-Дага
Окрасит вишнёвый восход.
Косой полумесяц, срисованный с флага,
Закатится за небосвод.

Роня скупые слезинки
Вдоль избранной ею стези,
Влюблённая девочка
В красных ботинках
Читает стихи на фарси.

Усыпан рубинами капель кагора
Заснувшего старца халат,
А девочка прочь за барханы и горы
Уходит, не глядя назад.

Ей смотрит во след одинокий,
Жующий колючку верблюд.
А там, где ступали
Той девочки ноги,
Тюльпаны весной расцветут…

Песни лета

Отыграла послушную роль
На почётный покой уходя,
Лицемерное лето,
Немного всплакнув для забавы.
И, отвесив прощальный поклон,
Растворилось в кулисах дождя,
Не дождавшись, пока
В зале стихло последнее «Браво!»

И оставшись один на один,
Я плыву между льдин
На далёкий маяк сигареты,
Что мерцая опавшей звездой
Над холодной водой
Отражается песнями лета…

Попадая под нож холодам,
Навязавшийся, было, рефрен,
Разрываясь на клочья,
Становится дальше и тише.
Отдаваясь бездушным ветрам,
Отрываясь от тумб и от стен,
Пролетая над крышами,
Крыльями машут афиши.

И бежит по спине холодок,
И как третий звонок,
Я бессмысленно жажду ответа,
Понимая, что это — смешно.
Всё, что было, давно
Похоронено с песнями лета.

В запустении старый театр,
Пересмотрен последний контракт.
Декорации сняты, и плесень
Покрыла подмостки.
Только небо не в силах понять,
То, что это — уже не антракт,
Всё ещё омывает слезами
Прогнившие доски.

Мне бы к этому небу взлететь
И в глаза посмотреть
Тем, кто хочет уйти от ответа!
И разбиться о стылую твердь,
И упасть, и застыть. Умереть
И закончиться с песнями лета.

P.S. И финита моя оперетта…

Клюквенное вино

Порою, когда на пожухлый луг
Последний дождь упадёт,
И дикие гуси летят на юг,
Поднявшись с родных болот,
Когда первый снег обернётся водой,
И нового встанет стена,
Войди в мой дом, мы выпьем с тобой
Клюквенного вина…

Пусть вьюга над нашей крышей
Снежные горы метёт,
Шуршащих мышей не слыша,
Спит лежебока кот…
Время, тихонько пройдя мимо нас,
Село вздремнуть у окна:
Лето в малахите глаз,
Осень в рубине вина…

Время клубка расплетает нить,..
Полно грустить о том!
Будет, что петь и о чём говорить
И вспоминать потом…
Кому-то соткут одежды из шёлка,
Кого-то укроют сукном…
В этом году зима будет долгой —
Пора запастись вином…

Такая погода — джаз

Последний аккорд. Кода
Первого ливня этого года
Благословенный час…
Город спит под сиреневый шорох
Мокрых аллей и бульваров.
Такая погода — джаз!..

Каплями дождь тает.
Словно шарики ртути
Их ветер катает, пытаясь
Собрать в один ручей,
И нести водостоком
Туда, где песок шершавый
Гладит волна с шуршаньем
И мир одинок — никто — нигде, ничей…

Отчего при лунном свете
Мы как дети неразумные
Не помним зла?..
Мне ответил кто-то в сером:
«Это — тайны атмосферы,
Характерные для данного числа!..»

…А у меня на кухне — холодный чай.
Ещё и двух нет — постполуночная печать
На циферблате. И до утра подать рукой,
А сон все так же далеко — и так некстати!..

…Прохладный бриз. Шагает по тротуару
Капризная пара, не поднимая глаз.
Сонно луна скучает. Будто б камешком из-под ноги,
Настроенье, скача, отлетает.
Такая погода — джаз!..

Под мостом

Урчит в ночи речной поток,
Грозой насыщенный за день.
Смотри, за низкий потолок
Ты головою не задень…
Пусть комариная свирель
Тоскует в воздухе пустом,
А здесь кончается апрель,
И мы ночуем под мостом!..

Какие нас пути свели
На этот берег в этот час —
Нас просто встретить не смогли,
Или не вспомнили о нас.
Вот снова старым «Жигулём»
Над головою прогремел
Чуть не уснувший за рулём
Угрюмый житель Марий-Эл!

И, просидев тут лет до ста,
Мы просветленье обретём.
И выйдем в мир из-под моста
В истлевшем рубище своём.
И будем мудро толковать
Про мироздания весы…
А люди будут нам внимать
И, морщась, отводить носы!..

Да впрочем, полно нам с тобой
Рядиться о спасенье душ.
Нас завтра отвезут домой,
Там будет чай, там будет душ.
Ну, а пока раздуй костёр
И ближе двигайся ко мне,
Чтоб не скатиться за бугор
И в речку не упасть во сне!..

Романс

Что ты делаешь здесь, о, моя несравненная?
Не устану гадать и загадывать я,
Как, сумев обойти рубежей укрепления,
Ты ошиблась судьбой в темноте бытия?

Этот мир непохож на твои сновидения.
Он скорее к лицу антиподам страны,
Где, согласно моим о вещах представлениям,
Люди вроде тебя находиться должны.

Тебе жить во дворце бы, питаясь эклерами,
В высшем свете расти, как на пачке дрожжей!
Быть предметом дуэлей меж знатными сэрами,
Или поводом драк у шутов и пажей…

Вместо этого вновь, на чужой территории
Деликатно ушедших на время друзей,
Улыбаешься ты сумасбродной теории,
Что когда-нибудь здесь будет скромный музей!..

Или в час колдовства с берегов Полинезии
Ты сошла, позабыв очарованный сад,
Угодив прямиком к подмастерью поэзии
Без малейшего шанса вернуться назад.

Так не буду ж башкой колотиться о стены я,
Сотрясая вопросов гремучую смесь:
Что ты делаешь здесь, о моя несравненная?..
Но спасибо, что ты это делаешь здесь!..

Река

Я знаю -Ты здесь,
Я чувствую взгляд на спине,
И если Ты сделаешь шаг,
Меня Ты коснёшься рукой,
А если Ты сделаешь два,
Тебе будет легче вдвойне,
Но только не три,
Потому, что я стану… рекой.

И я утеку, по коврам
И паркету струясь,
Пленённый своею игрою,
Не видя вокруг ничего.
А старый сосед будет снова
Трезвонить у двери, сердясь,
Что вновь отсырели обои
В квартире его!..

Минуя излучины комнат,
Я вылью себя за порог,
Каскадом обрушусь по лестничным клеткам
И хлыну в подъезд,
Откройте же двери! Ведь если
Я стою замоченных ног,
Пускай наблюдают меня
Все, кто бродит окрест.

И я принесу себя к морю,
Смешаюсь с солёной водой.
Во мне обоснуются рыбы,
По мне поплывут корабли.
И если кого-нибудь с палубы
Смоет случайной волной,
Я буду в отчаяньи биться
О скалы прибрежной земли…

Останься на месте,
Я сам лучше сделаю шаг и другой.
А если я сделаю третий…
Но! Слышишь звонок? Это к нам
Явился водопроводный кудесник…
Ну что ж. Путь у каждого свой:
Одним утекать,
А другим заворачивать кран.

Перелётные поезда

Я купил нам билеты в последний вагон,
Скорый поезд «Москва — Край Земли».
Ранним утром мы ступим на светлый перрон,
Чтоб растаять вдали.
Нас заждались диваны плацкартных карет
И упряжки стальных лошадей,
Уносящие летний заоблачный свет
В позолоту сезона дождей.
Ниоткуда, спеша в никуда,
Жаль, не могут лететь поезда косяком журавлей!..

Мой носильщик, с трудом от сонетов Шекспира
Оторвёт свой мечтательный взор.
И, толкая багаж, о превратностях мира
На ходу заведёт разговор.
Старый стрелочник вынет платок из кармана
И взмахнёт, умиляясь до слёз.
Если рельсы всё время крепить без изъяна,
Мы лишились бы стука колёс!..

Проводник нам сделает крепкий чай,
Цвета меди и мёда.
А уж мы не заставим друг друга скучать
До восхода!..
В свете песен прошедшего дня,
Провожая тоску сентября уходящего года.

Жёлтый лист, залетевший в оконную щель,
Завершит натюрморт на столе.
Машинист захмелевший достанет свирель,
Вторя солу дождя на стекле.
Старый стрелочник, службу несущий упрямо,
Утирает слезу за слезой.
На дверях его будки висит телеграмма:
«ПОЗДРАВЛЯЕМ ПОСЛЕДНЕЙ ГРОЗОЙ»

Я купил нам билеты в последний вагон,
Скорый поезд «Москва — Край Земли».
Ранним утром мы ступим на светлый перрон,
Чтоб растаять вдали.
Ниоткуда, спеша в никуда,
Лёгким клином, как в тёплые страны
Летят поезда…

Музыка

Я верю, мы станем добрее друг к другу,
И, может быть, даже честней, чем сейчас,
И, может быть, злу воздадим по заслугам,
И люди придумают музыку джаз.

Я верю, что поздно случится или рано,
Мы выбросим собственной глупости груз,
Попсовая мерзость исчезнет с экрана,
И люди придумают музыку блюз.

Когда-нибудь выберет новое поколенье
Любовь вместо чипсов и пепси-кол.
Дай Бог, чтобы к ним снизошло просветленье,
И люди придумали рок-н-ролл.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00