29 Views

Ноты

В кованые ворота
ломится ветер пьяненький.
Холодно в модных ботах,
мне бы тёплые валенки!

Кутаясь в полушубок,
выхожу за ворота я.
Город встречает шумом.
В папке — тетрадка нотная.

В нотах — цветущий донник,
деревенские домики,
пульс, неровный, как дольник,
вечный плюс на термометре!

Как баба снежная

Снега, снега тяжёлые!
Густеет кровь под кожею.
Под ожеледью жёлуди,
на леденцы похожие.

И я, как баба снежная,
в шубейке горностаевой.
Люби меня, нездешнюю,
покуда не растаю я!

Свадьба

От жары ли, от тесноты ли
увядали лилии в церкви.
Взгляды были липки и цепки.
А колоколам было больно,
да качал колоколов дольник
стебли умирающих лилий.

Я наполнила тобой вечность,
да осталась я ни с чем — нищей,
ровно чёрное пепелище.
Я просила подарить имя,
дабы стать единым могли мы,
а нарёк меня своей вещью.

Взлетаю

В парке после снегопада
клёны опустили ветви.
Я качаюсь, точно в детстве,
на стальной цепи ограды.

Я — не человек! Я — птица!
Яркий снег — и птичьи тени!
…И взлетаю на мгновенье,
чтоб в сугробе очутиться.

Ветка форзиции

Я — ветка форзиции.
Могу надломиться я,
теплом истекая.

Под крышею низкою
последние дни свои
цежу из стакана.

В окошко чердачное
видны очертания
знакомых деревьев.

Как тесно, невесело
в пылище да плесени,
да чайкиных перьях!

Воды

Я играл на ксилофоне первой мартовской капели.
Льдины уходили в море, и прозрачны и легки.
Натыкались друг на друга. Тонко, жалобно звенели.
Поднялась вода в каналах. Залила вода мостки.

Я играл на флейте ветра, и проснулся день весенний,
прорастая первоцветом, возрождаясь из зимы.
Голоса не помнят грусти, а крыла не знают лени.
В парке — запах мокрой туи да оттаявшей земли.

Я играл на арфе ливня, и весна насквозь промокла,
появясь на месте встречи дождевых и талых вод.
А беззвучный самолётик — серебристая иголка —
белой нитью аккуратно зашивает небосвод.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00