32 Views

Пустыня жарилась под летним солнцем. Рэд спрыгнул с товарняка, как только тот притормозил близ сортировочной станции. Он посрал, укрывшись за крупным камнем, к северу от станции, подтерся какими-то листьями. Затем прошел пятьдесят ярдов, подыскал еще один камень, повыше, уселся, спрятавшись от солнца, и скрутил сигарету. Он заметил хиппи, бредущих в его сторону. Двое парней и девушка. Они сошли с поезда на станции, и теперь возвращались обратно.

Один из парней нёс вьетконговский флаг. Парни выглядели слабаками. У девушки была большая, красивая задница — казалось, что её голубые джинсы вот-вот на ней треснут. Девушка была блондинкой, со спелыми прыщами на лице. Рэд подождал, пока они подойдут поближе.

— Хайль Гитлер! — сказал он.

Хиппи рассмеялись.

— Куда направляетесь? — спросил Рэд.

— Пытаемся добраться до Денвера. Думаю, у нас это получится.

— Ну что ж, — сказал Рэд, — только не могли бы вы немного подождать. Я собираюсь поиметь вашу девушку.

— В смысле?

— Вы меня слышали.

Рэд облапил девушку. Одной рукой он схватил её за волосы, а другой за задницу, поцеловал её. Тот из парней, что повыше, тронул Рэда за плечо.

— Эй, погоди…

Рэд повернулся и уложил парня коротким ударом левой. В солнечное сплетение. Парень остался лежать, тяжело дыша. Рэд глянул на парня с вьетконговским флагом.

— Если не хочешь, чтобы было больно, не доставай меня.

— Ну, ладно, — сказал он девушке, — пойдем-ка за вон те вот камушки.

— Нет. Я не хочу, — сказала девушка. — Я не хочу.

Рэд вынул выкидуху и нажал на кнопку. Лезвие, плоской частью, приплюснуло девушке нос.

— Желаешь остаться без носа?

Она не ответила.

— Могу оттяпать.

Он захохотал.

— Послушай, — сказал парень с флагом, — таким образом вы ничего не добьётесь.

— Давай, чувиха, — сказал Рэд, подтолкнув ее по направлению к скалам.

Рэд и девушка скрылись за камнями. Парень с флагом помог своему другу подняться. Они оставались на месте. Так и стояли несколько минут.

— Он ебёт Сэлли. Что нам делать? Вот прямо сейчас он её ебёт.

— А что мы можем сделать? Он псих.

— Мы должны что-то сделать.

— Наверное Сэлли считает, что мы с тобой полное говно.

— Так и есть. Два куска говна. Мы даже не смогли удержать его.

— У него нож.

— Не важно. Мы могли как-то договориться.

— Я чувствую себя обосранным ничтожеством.

— А как ты думаешь, что чувствует сейчас Сэлли? Он ебёт её!

Они стояли и ждали. Высокого, которого ударили кулаком, звали Лео. Другого — Дэйл. Жарило солнце, они ждали.

— У нас еще осталось две сигареты, — сказал Дэйл, — может покурим?

— Какого черта! Как мы можем курить, когда вон там, за камнями, такое творится?

— Ты прав. Боже мой! И почему так долго?

— Блин, я не знаю. Думаешь, он её прирезал?

— Я начинаю беспокоиться.

— Может, я схожу гляну, а?

— Давай, только поосторожнее там.

Лео побрёл к скалам. Там был небольшой холм, заросший кустарником. Он заполз на холм, прячась за кустами и глянул вниз. Рэд ебал Сэлли. Лео наблюдал. Казалось этому не будет конца. Рэд всё ебал и ебал. Лео сполз с холма, подошел к Дэйлу и стал рядом.

— Вроде как с ней всё в порядке, — сказал он.

Они ждали.

Наконец, Рэд и Сэлли вышли из-за камней. Направились к ним.

— Благодарю, мужики, — сказал Рэд, — она была лакомым кусочком.

— Чтоб ты сдох! — сказал Лео.

Рэд засмеялся.

— Мир! Мир! — Он изобразил символ пальцами. — Ну, я, пожалуй, пойду…

Рэд скрутил сигарету, улыбнулся, пока слюнявил её. Затем подкурил, затянулся, и побрёл на север, стараясь держаться в тени.

— Давайте остаток пути автостопом, — сказал Дэйл. — Товарняки — это не то, что нам надо.

— Трасса на западе, — сказал Лео. — Пошли.

Они двинулись на запад.

— Господи, — сказала Сэлли. — Мне тяжело идти! Он — животное!

Лео и Дэйл промолчали.

— Надеюсь, я не забеременею, — сказала Сэлли.

— Сэлли, — сказал Лео. — Мне очень жаль…

— Ой, да заткнись!

Они продолжали идти. Близился вечер и жара потихоньку спадала.

— Ненавижу мужчин! — сказала Сэлли.

Из кустов выскочил заяц и Лео с Дэйлом отпрянули, когда он пробежал мимо.

— Кролик, — сказал Лео, — кролик.

— Этот кролик испугал вас, парни, не так ли?

— Ну, после того, что произошло, мы нервничаем.

— Вы нервничаете? А как насчёт меня? Слушайте, присядем на минутку, я устала.

Они нашли тенистый участок и Сэлли уселась между парнями.

— Знаете, всё-таки… — сказала она.

— Что?

— Не так уж и плохо это было. С точки зрения секса, имею в виду. Меня действительно пропёрло под ним. С точки зрения секса — это было что-то.

— Что? — сказал Дэйл.

— Я имею в виду, я ненавижу его. Сукин сын, его застрелить мало. Он — собака. Свинья. Но с точки зрения секса — это было нечто…

Они посидели какое-то время молча. Затем достали две сигареты и покурили их, передавая по кругу.

— Не помешало бы покурить травки, — сказал Лео.

— Боже, я знала, что ты это скажешь, — сказала Сэлли. — Вас, парни, как будто уже и нет на самом деле.

— Может быть тебе было бы лучше, если бы мы тебя изнасиловали? — спросил Лео.

— Не будь таким дураком.

— Ты думаешь я не смогу тебя изнасиловать?

— Я должна была уйти с ним. Вы, парни, просто ничто.

— Да? Он уже тебе нравится? — спросил Дэйл.

— Ладно, забей! — сказала Сэлли. — Давайте спустимся к трассе и начнем голосовать.

— Я могу сейчас наброситься на тебя, — сказал Лео, — заставить тебя кричать, умолять.

— Хотелось бы на это посмотреть, — сказал Дэйл, смеясь.

— Не думаю, что ты чем-то меня удивишь, — сказала Сэлли. – Хватит, идём.

Они встали и направились в сторону автострады. Идти было минут десять. Как-только они пришли, Сэлли вышла на трассу и вытянула руку. Лео и Дэйл стояли поодаль, вне поля зрения водителей. Они забыли о вьетконговском флаге. Они оставили его возле сортировочной станции. Он валялся в грязи, неподалёку от железнодорожных путей. Война продолжалась. Семь больших красных муравьёв особой породы, форсировали флаг.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00