29 Views

Выбор

Это не мой выбор.
Мы говорили
на разных, а не на равных,
на рваных-нарывных —
вот ты и выбыл.
Тем ясней:
это тебе, а не мне
достаётся разлука,
обидная теснота,
недужная память,
где каждый из нас — негодяй.
Так под чугунной решёткою люка
живёт каштан,
ловя пятернями
полоски солнца и капли дождя.

Юг-Север-Юг

Отлюбила я льды севера,
возвратилась домой — сирая.
Растеряла свои силы я,
расплескала, пока — верила.

Целовала тебя — жаркого,
да желала его — вьюжного.
Отвори ворота южные
да помилуй меня, жалкую…

А на юге земля выжжена:
не простила меня, быструю…
Мы с тобою ещё выстоим.
Мы с тобою ещё выживем.

Ты снишься мне, Андрис

Здравствуй…

Пусть мы не вместе который месяц —
не горестно, Андрис, не грустно, что нету лестниц
от времени — к времени, Андрис, —
одни обрывы.

Но страсти мои темны, а дороги — кривы.
Так хочется света, Андрис, хочется Бога —
да видится образ, глядящий прямо и строго.
Одни преданья о карающей длани —
а так нужны прощенье и пониманье!

Ты снишься мне, Андрис, как больше никто не снится.
Рассветный твой парус — вырванная страница…
Неси её, свежий ветер, в ладонь залива!

Сплела я свадебный венчик из веточек сливы.
И — ливнем весенним — долгожданная радость!

Давай поверим в новые жизни, Андрис!

Мечта

А мечта моя —
вода талая —
утекла
и тепла
не оставила.

Я беспамятна:
что там — с нами-то?
Не одна.
Не родна.
Окна — намертво.

Добрая память

Бессонная ранняя осень боится гореть,
антоновкой дышит, колышется перечной мятой.
Прокрался под утро в деревню туман вороватый —
и прячет за тюлевой шалью рассветную медь.

Всё ближе и ближе опаловый лёд облаков.
Да северный ветер! Порывы — быстрее, острее!
Но добрая память по-прежнему бережно греет:
со мной — мои песни о тех, кто уплыл далеко!

Мой полдень янтарный, ласкающий сонной волной!
Мои соколиные, гордые, сильные крылья!
…И пусть не узнают друзья, что ушли и забыли,
как трудно порою нести это небо — одной.

Я буду

Тебе, который меня простил,
я буду самым смиренным прошлым.
Вишнёвой яшмой в старинной броши.
Цветком гвоздики в родной горсти.

Тебе, который меня согрел,
я буду тихим витражным светом.
Рябинкой тонкой, почти раздетой.
И снегом бережным — в ноябре.

Тебе, который судьбой — не стал,
я буду сотней остывших песен.
И — ветром, шепчущим: «Ты чудесен!»
И — нотным станом в конце листа.

Тебе, который всегда в пути,
я буду. Прошлым. Не больше. Знаю.
По лунной стыни плыву без сна я,
но ты — свети впереди, свети!

Я буду-2

Тебе, который меня прогнал,
я буду корочкой льда неверной.
Обрывом в горечь. Каверной. Скверной.
Отравой, вылюбленной до дна.

Но станут тесные дни ясней,
снега и воды тебя излечат.
Ты просто вспомнишь — и станет легче,
когда узнаешь в весеннем сне,

как солнце ластится к мостовой,
как пахнут мокрые птичьи перья.
И паутинную нить доверья.
И невозможное «мы-с-тобой».

Мосток от облака до окна.
Не страсть, но счастье — теплом по коже!
И ты поймёшь. Не понять не сможешь:
я тоже сбывшимся нам — верна.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00