360 Views

* * *

Птица маленькая – дрозд,
Прыгает по травке,
Ну, а у меня вопрос
Сразу к Францу Кафке.
Кафка, Кафка, ты могуч,
Шашка круче дамок,
Словно солнца яркий луч,
Входишь в тёмный замок,
Но не прячешь интерес
К мраку и могилам,
Самый адовый процесс –
Всё тебе по силам!
Хоть от наших взглядов твой
Облик спрятан там, за
Горизонтом, где с тобой
Рядом Грегор Замза,
Я не упущу свой шанс
Спиритуалиста
И скажу – а ну-ка, Франц,
Отвечай мне быстро:
КАК ТАК ВЫШЛО, ЧТО УМЫ
ПОКРЫВАЯ ПЫЛЬЮ,
НАЯВУ СУМЕЛИ МЫ
КАФКУ СДЕЛАТЬ БЫЛЬЮ?!
То ли шутка, то ли нет,
Только глянул в высь я,
Чуть померк небесный свет,
Зашуршали листья,
Словно бестелесный Ghost
Пробежал по травке,
Улетел с испугом дрозд
В гости к Францу Кафке.

* * *

У кремлёвского гномика жжение
Выше пяток, пониже спины —
Приказал начинать он вторжение,
Не объявляя войны.
Проявив необычную грацию
И изящность в сгущении тьмы,
Объявили нам спецоперацию,
Не объявляя войны.
«Нападать мы не будем» — цитирую
Этот бред, этот мерзостный блеф,
И немедленно дискредитирую
Вооружённые силы РФ.

Генпрокуратура испытывает гнев —
Я дискредитирую армию РФ.
Следственные органы повторят припев:
«Он дискредитирует армию РФ».

Разбомбили театр в Мариуполе,
Не оставили даже стены.
И напасть хорошо как придумали —
Не объявляя войны!
Украину громят артобстрелами,
Гробят инфраструктуру страны,
Врут как дышат: «Мы это не делали!» —
Не объявляя войны.
И поэтому требую мира я,
И по лысине гнома огрев,
Поэтически дискредитирую
Вооружённые силы РФ.

Служба безопасности испытывает гнев —
Я дискредитирую армию РФ.
Все оперативники повторят припев:
«Он дискредитирует армию РФ».

* * *

Пыль взлетает от любого сотрясенья.
«До свиданья! Не скучай. Прости».
Пыль парит, как хаотичные мгновенья,
Бесконечные случайности.

Где-то грохнуло. И вздрогнул дом соседний,
Треснуло стекло… Заметишь ты ль,
Как, застыв от страха, некто пятилетний
Наблюдает, как летает пыль?

Нету оправданья, нету объясненья.
Комната, откуда не уйти.
Пыль взлетает от любого сотрясенья,
Искры обожжённой памяти.

* * *

Хлопнула дверь. Где-то треснула ветка.
Мышь прошуршала в опавшей листве.
Думали мы, что нас больше, соседка,
Но мы — в меньшинстве.
Большинство за царя, за отца народов, за президента,
Большинство — как хищное единое существо,
Большинство не требует перемен, да,
Подавляющее большинство.
Большинство собирается крупными стаями,
Большинство — это главное божество.
Большинство планет Солнечной системы необитаемы,
Подавляющее большинство.
Капнула кровь. Ярко вспыхнула книжка.
Массы — в экстатическом торжестве.
Думали мы, что нас больше, братишка,
Но мы — в меньшинстве.
Большинство агрессивно в своей реакции,
Большинство ощущает призрачное родство,
Большинство придерживается традиционной ориентации,
Подавляющее большинство.
Большинство — как выстрел, разящий в цель, но
Ощутит ли боль пуля? Ощутит ли боль ствол?
Меньшинство — отдельно, большинство — отдельно,
Подавляющее большинство.
А где-то в Антарктике мёрзнут злые пингвины,
А где-то в Арктике у белой медведицы медвежата — раз, два,
И хотя они никогда не встретятся, разве не могли мы
Оказать сопротивление давлению большинства?
Оказать сопротивление давлению большинства.
Оказать сопротивление давлению большинства.
Оказать сопротивление давлению большинства.
Оказать сопротивление давлению большинства.

* * *

Что сказать тебе, русский интеллигент,
Кто ты там, петербуржец или москвич,
Или ты деревенский Иван Лукич,
Пишешь новый роман про родимый тлен,
Или ты эмигрант, ВНЖ в ЕС,
Напечатал в «Нью-Йоркере» свой рассказ,
Или ты из Нью-Йорка скакнул на Марс,
Или ты недотыкомка, мелкий бес?
Что сказать тебе, чтобы не о себе,
Не про твой тяжкий крест да особый путь,
Не про Рим и варваров, в хвост их гнуть,
Приучая к культурной своей среде,
Не про кубок, треножник и храм-театр,
Не про мир искусства, грибы да щи,
Не про вышел в поле — ищи, свищи,
Только выжжен остался земли квадрат?
Что сказать?.. А быть может, сомкнуть уста
Да послушать незнакомые голоса,
Ради тех, кто отправлен на небеса,
Кто был выслан и выжил один из ста,
Кто дрожит, услыхав слово «русский» лишь,
Ради обезличенных и лишённых сил,
Ради всех позабытых в снегах могил,
И горящих стен, и разбомбленных крыш?
Что сказать тебе?


Рисунок: Сакина Х. (Малайзия)

Александр Александрович Дельфинов (Смирнов-Гринберг) - поэт, музыкант, журналист, перформер. Родился в 1971 году в Москве. Учился на историко-филологическом факультете РГГУ, а также в университетах Бохума, Вены, Берлина. Поэт, музыкант, журналист. Автор поэтических сборников «Веселые нечеловечки» (2000), «Анестезия 2084», «Воробьиный атом» (2013). В 2017 году в Берлине вышла книга под названием #TriggerWarningPoetry. Живёт в Германии с 2001 года, проживает в Берлине и Кёльне.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00