389 Views

осень патриарха

министерство по делам падения вниз:
мы почти достигаем дна.
недосягаемый, остановись,
отсюда воля твоя остаётся неясной,
и длань неясно видна,
что махнёт нам, если опасно.

впрочем мы никогда не видали
чтобы являлась она,
но такие уж времена:
нам и свет давно не давали,
не давали нам и медали,
или там ордена
за бесстрашие, отпуск —
в пересчёте на сумму прокопанных лет
должно хватать на билет
наверх и обратный спуск.
но тогда не хватит на хлеб.
мы забыли воздуха свежего вкус,
забыли свободы.
каждый стал сер, сгорблён и нелеп.
но, воевода,
как было нужно, из ямы годами
мы кричали твои имена,
— «во славу!» и «вечно живи!»
не то чтоб мы ждали,
но хочется всё же каких то регалий
когда над тобой вся страна как струна
взваленá
и устала спина.

мудрейший, яви
свою волю народу.
куда ты нас вёл? для чего мы породу
грызли из пор
земли?
и до каких ещё пор

Обычное утро

штурмом берут автобус
штурмом берут метро
забираясь в любое нутро
лишь бы транспорт увёз:

обычное утро,
кто остался — не повезло.

слушают свист ракеты,
слушают взрыв: пво.

обычное утро,
кто остался, тому повезло.

09.05.22

документальная поэзия

— слышали новости?

— новостей никаких нет.
день без событий. месяц. полгода:
не выявлен коррумпированный элемент,
не отличилась погода
ничем от прошлого года.
рыбы не рвали сети,
из окон не падали дети.
нарушалось: ноль правил.
никто не стрелял, не грабил,
не поджигал дом,
не напивался запойно,
не было грандиозного улова в три тысячи тонн,
всё совершенно спокойно.

вчера ничего не случилось
и сегодня тоже,
совершенно ничто меня не тревожит.

ничего не случилось,
а только
за окном работала стройка,
на окне прорастала фасолька,
а с неба луна свалилась.

сколько её не проси,
вертелась себе на оси,
не держась за орбиту руками.
и вот, в зоне эклиптики,
осыпались нужные винтики
и мне на затылок упала.
не было грохота, пара,
но я как в скафандре теперь
хожу в ней повсюду,
я в ней сплю, в ней мою посуду,
с трудом вхожу в дверь.

врать не буду,
луна не сияет, романтики нет.
это камень.
от него отражается свет.
я куда ни смотрю с этого дня:
каменные изваяния на месте людей.
кричу им: слышали новости?
а они: нет, давно никаких новостей!
и бегут от меня.

11.07.22

наблюдение о ходе военных действий

— военных действий сто тридцать пять дней —
нам, живым и здоровым стало трудней
находить оправдание банальным делам.
там: подсчёт по телам,
тут — спокойно живут.

в телевизоре истово врут,
компенсируя громкостью искренность речи,
аргументы нечеловечьи.

* совет бытового плана:
заслышав язык как с экрана
(агитации о силе/слабости нации),
бегите, сославшись на срочное дело.
там сотни уловок, НЕ выйти целым.
родная речь — и та — распалась наречиями,
исходя из моральных решений язык
новый возник:

мирный, утопляющий в тишине,
когда ответ держишь в уме

— с пожилыми родственни-ками,
оберегая их психику;

— на работе, в банке с пауками,
вообще не
стоит обсуждать политику;

— с соседом по дому
lower medium класс
на линии касс,
пробивающим квас.
в богоизбранных нас
он верил всегда, но теперь — по-другому.

я — молчу и киваю.
на месте моих ожидаемых фраз,
в паузах между словами
суют свои ноги
чувства (коллективной?) вины и тревоги.

а вам как с этим сейчас?

8 июля 22

и никакого стресса

на зелёном лугу улыбалась корова.
она, круглобока, весела и здорова,
смотрела на мир блаженно, легко
и фермерам всё молоко
отдавала из тучных грудей,
ну а зачем оно ей?

по лугу ходила, усмиряла подруг
когда вдруг
иногда трясся луг
от дрожи земли
или
слышалось, стонут
в соседнем загоне:
(а что-то случилось? что происходит?)
— не смотрите в их сторону
и никто вас не тронет.
(нас не касается, что не в нашем народе
…вроде)

корова мычала,
(только не громко, как бы чего не стало),
травка росла,
(уж какая есть, пусть даже и мало),
соседи стенали,
(вообще, правда, уже сколько можно,
достали).

без ярости, боли, без негатива
её донесло к концу нарратива
и снова
на зелёном лугу улыбалась корова
!другая корова!
но всё слово в слово.

хорошо, что это нас это не касается.

3 июля 22

всё хорошо

всё хорошо, не надо смеяться,
мы сами производим мясо.
кормим свинок, коровок и кур
только не будем сейчас углублять
эту тему, на стыке культур,
науки и этики.
вы б лучше отметили,
как всё хорошо у нас, блять.

всё хорошо! да смотри ты
мы делаем гайки, шурупы, винты
и металл добываем, конечно,
и эту, как её, мелкую нечисть —
микросхемы и чипы. и, если надо,
вообще что угодно мы сделаем -нано-
у нас тут везде стоят микроскопы,
у нас микроскопов до жопы (не счесть)

всё хорошо! мы делаем хлеб
по рецепту проверенных лет,
по советскому госту.
и может непросто
будет сейчас зерно находить,
но каким надо быть
не-патриотом
чтоб постоянно говорить
только об этом.

мы же россия, ебанарот,
священный, так нас, народ.

(и у нас всё хорошо).

24 июня 22

Упал

патриарх
стоит на ногах,
не качается.
рубль истончается.

поливая пол освящëнной водой,
патриарх, подскользнувшись, летит
вбок головой
и священный конвой, как омон,
уводит его за амвон

чтобы троица там осмотрела
(и сверить с курсом валют)
рубль растёт, перекись льют
на освящëнный полом участок тела
и кожи
патриарх шипит, истончается тоже.

26 июня 22

Родилась в 1989 году в г. Новочеркасске, училась в Санкт-Петербурге, живёт в Москве, работает в Люберцах, гуляет в лесу.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00