541 Views

* * *

Воробьишка в луже моется, шестилап и шестикрыл. Мать моя – винтовка Мосина, а отец нормальный. Был. Я хреновое орудие, ламца-дрица-гоп-ца-ца – целый год сосала грудь её, а похожа на отца. Мать моя уполномочена, ей понятна эта роль – мать приказывает молча мне реагировать на боль, и приказывает каяться, клясться в чём-то на крови; дай ей, Господи… не катарсис, а немножечко любви;

Не нормальная, не путняя, раз характером не в мать. Ты забыла, мама? Пуля я и способна убивать.

Мать красавица и модница, снова чистит ржавый ствол. Мать моя – винтовка Мосина. Ну и что теперь с того. Мать не кается, но молится, выбивается из сил. Мать моя – винтовка Мосина. Но отец нормальный был

Генерал огородных войск

Полумрак, каплет горячий воск;
Здравствуй, Господь, я генерал огородных войск.
В детстве, сооружая крепости из песка,
Вроде и не хотела себе войска,
А сейчас стоят мои батальоны астр,
Шмель взмывает над ними как лётчик-ас,
На забор соседский шафраны бросают тень,
Сорока-ворона небесную манку варит для всех детей
И дрозды гобоят в свои гобои,
И космеи стреляют в детей любовью,
И калинка стоит на границе, станет потом мостом…
Потом.

У калинки других немало полезных свойств.
Господи, к тебе обращаюсь я, генерал однородных войск:
Господи, я стреляю в детей любовью,
Мир, Господи, огород, а не поле боя.
Помоги моим войскам завоевать мир.

Тут недавно в капусте нашли девочку, меньше кота, настолько маленькую, что в руки взять боязно. Видишь, Господи, какое у меня войско?.. Помоги, Господи, завоевать этот мир.

Давно читала книгу «Жизнь», про Жанну,
Которая по утрам говорила: «здравствуй, Бог»
Я её презирала,
Теперь же я с ней на равных,
Я и с Тобой иногда на равных,
Иначе не стала бы генералом;
Стреляю в детей любовью,
Не сдаюсь без боя,
И вообще – не сдаюсь.
Спасибо, Господи, что не выучил на бессилие.
С уважением, я.
Красноярск, Россия@

* * *

Чувствуй, если нет новокаина: красота мгновенна и легка, красота нелепа и наивна в роли Человека-паука. Степи-буераки-реки-горы, там, среди бесчувственных руин ходят, забодавшие по горло Каин и его новокаин.

Мир (славяне, турки, англосаксы, крокодил, макака, бог ли, царь) вообще не хочет ни спасаться, ни бежать кого-то там спасать. Дьявол усмехается из ада – не рабам конечно не рабам – мировому пролетариату доверяя горн и барабан. Пролетариат пыхтит блаженно, в барабан стуча и в горн трубя, выходя на миг из роли жертвы, выходя по сути из себя, барабан, стуча, зовёт на танцы (как реклама ярко – на Пхукет) красоту кварталов пролетарских и её летающий пакет.

Человек бесстрашно и бесстыдно утверждает, что покажет им, если человека в роли тыквы приглашают на хэллоуин. Им бы ямбы им бы им бы им бы. Мне они не нравятся, и да: красота нелепа и наивна, но она спасает иногда


Рисунок: Алисия Марчик (Польша)

Ольга Гуляева (псевдоним; настоящее имя — Елена Мухтаровна Загидулина) — поэт, прозаик. Родилась в 1972 году в городе Енисейске (Красноярский край). Училась в Красноярском государственном университете на филологическом факультете, окончила психолого-педагогический факультет Красноярского педагогического университета им. В.П. Астафьева. Член Союза российских писателей, член Русского ПЕН-центра. Директор Красноярского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Литературное сообщество писателей России». Автор книг «Савелий Свинкин, коты и люди», «Не Париж», «Я, красивая птица. Паспорт животворящий», «Бабья песня», «Лето Господне», «Девочки», «Картина мира», «Курлы-мурлы», «Ледостав». Живет в Красноярске.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00