361 Views

* * *

Если снится война, просыпаюсь, молясь
За живущих в кошмаре и за непроснувшихся.
Наше небо тончайшее грустный маляр
В монохром закатал. Не грохочет, не ухает.

Не вернувшихся тьмы. Их помянет земля.
Доски сложат гроссмейстеры. Повод для смерти:
Очень хрупкая жизнь. Засыпаю, молясь
За своих. За чужих – делегирую смелым.

* * *

Убивают людей по-всякому:
Пулей, танками или бомбами.
Доводя до самоубийства и
Не мешая коснуться дна.
Не скрываясь ли, тихой сапой ли.
Люди в целом крепки не больно-то:
Можно дело убить любимое,
Можно город родной отнять.
Подсадить или долго спаивать.
Одурманивать хитрым способом:
Яды в речи свои подмешивать.
Можно просто лишить лекарств.
И словами душить, и пальцами,
И печатно убить, и прописью,
Можно тысячей разных методов.
Но вообще-то нельзя. Никак.

* * *

– Помолитесь за защитников.
– Дайте денег на агрессоров!
Окончательно зачищена
Ночь от звёзд. Луна зарезана.

Отработка филигранная,
На войне не может мирных быть.
Мы перебинтуем раненых
И могилы забронируем.

Это в сущности не люди, а
Единицы для статистики.
Это в сущности прелюдия,
Не война – войнушка. Присказка.

– Близорукое чудовище,
И чего тебе неймётся-то?
Мужние идут во вдовые,
Молодые рвутся в мёртвые.

На каком таком наречии
Вся твоя гнилая братия
Бредит? Вы расчеловечены
Так, что нет пути обратно вам.

– Китч военный, клич воинственный,
Ох, и сладко нам воюется.
В преисподней нашим именем
Не одну назвали улицу.

Да у нас едва родившимся
Присуждают бремя прóклятых,
Кровь сгущается градирнями,
Заливает солнце клёклое.

И невкусно нам, и тускло нам,
И осадочек под ложечкой.
Потому и не отступимся.
– Потому и не поклóнимся.

* * *

Ночью дано было видеть Марии
Город, с которым беда не случится:
Мирное солнце его разморило,
Он и зажмурил глаза-шелковицы.

Беженский день – суета, проволóчки,
Ночью же город, любим и единствен:
Кóсы песчаные, выбился локон,
Море поправило по-матерински.

Снова хрущёвки стояли не горбясь,
Счастье нахлынуло – неизмеримо.
Волны венчали Марию и город.
Вот похоронка, святая Мария.

* * *

Оплывающий август на взводе
Продыши, вверив руки моим.
Над тобой довоенные звёзды,
Свет прошедший, ему и молись.

Довоенный же свет улетает
К этим звёздам, и кажется им:
Дышат окна жилого квартала,
Ходят в гости живые к живым.

Недобитый сверчок слышен еле,
От ночей безопасных отвык.
Звёзды, видевшие довоенной
Нашу землю – возможно, мертвы.

* * *

– Ты голя́! – Я в домике!
Домик разбомбили.
Полетели домыслы,
Подпалили были.
В копоти Русалочка,
Белль глядит печально.
Давеча осáлило –
Еле откачали.
Чёрный шум по радио.
В метре от коляски
Жадина-говядина
На земле валялся.
Что, теперь донашивать
Всё, что налезает?
Бог вселился в нашего
Плюшевого зайца.
С книжками и тиграми
Засыпай, как дома.
У детей выигрывать –
Норма для чудовищ.

* * *

Малосемейке «сто лет под снос»
Сорокоградусным спится сном.
Но на одной там кухоньке
Свечка виляет куцая.
И за шатающимся столом
Тлеет вне времени диалог:
– Снова какого они рожна?
Я же писал им, что жизнь важна,
Всякому Якову и Федоту
Я гарантирую жизни вдосталь.
Грешный и праведный – все-то дети.
Жалко мои мне произведенья:
Даже лежачего старика,
Даже контрактника-дурака,
Даже гнилого политика,
Тихого паралитика,
Рецидивиста, силовика,
Бабку с кошёночкой на руках…
Если подумаешь: «Этот нет,
Этот не очень, вон тот ценней», –
Души решишься сортировать –
Значит, частично твоя мертва.

Грустное слово с угла стола:
– Всё, перевесило в детях зла.
Знаю, не этого ты хотел –
Только сработало так, отец.
Так получается, отче, что
Не загорается, отче, «стоп».
Свет нас покинул, и след простыл.
Вооружи меня. И прости.

* * *

Память моя коллектор –
Стребует всё счастливое:
Дети, сытые летом,
Носятся по отливу,

Волны танцуют горы
(Бодрая пара в возрасте).
Но до чего же горько,
И до чего тревожно.

Как у инжира кожа,
Небо. Пока дозвёздное,
Бархатно и роскошно.
Что же такое возится,

Шкрябает за грудиной –
Сто и ещё шесть месяцев –
Ноет почти рутинно.
Ужас уже заплéсневел.

Ветер под вечер хлёсткий.
«Это ещё по-божески:
Только по три прилёта».
Если от этой боли

Изобретут прививку –
Сделаюсь антиваксером.
Только бы не привыкнуть,
Лишь бы не поддаваться.


Рисунок: Эваска Мэд (Швейцария)

Родилась в 1989 году в Новосибирске. Окончила в 2006 году Новосибирский государственный технический университет, магистратура по направлению "Информатика и вычислительная техника". Работала преподавателем, техническим писателем, фотографом. С 2015 года живёт в Мюнхене. Лауреат поэтического конкурса имени А.Плитченко (2007), организатор Новосибирского художественно-поэтического фестиваля (2010), участник 10 и 13 Форумов молодых писателей в Липках (2010, 2013), участник семинара поэзии Центрального дома Литераторов Москвы (2011), участник 9 Семинара детских писателей (2012). Проводила встречи с читателями в Новосибирске (2018-2020), выступала на сцене Научно-технической библиотеки Новосибирска (2020).

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00