937 Views

Гимн

Если в великой живёшь стране –
умей выполнять приказ.
Если империя ходит в броне,
эта броня – из нас.
Если империя льёт снаряд –
мы её сталь и медь.
Если погибнуть нам говорят –
следует умереть.

Скажут нам:
идти против всех –
выйдем и повторим,
так, что в гробу повернётся рейх,
и сотрясётся рим.
Если мы армия сыновей,
значит, страна нам – мать.
Если мать говорит: убей –
встань, иди убивать.

Тело – гильза, порох внутри.
Ляг в обойму, лежи.
И не придумывай, не дури,
нет никакой души –
только империя. За неё
гильза летит в траву,
и хор золотой в облаках поёт
гимн её торжеству.

* * *

Велика вина – не твоя вина.
Велика война – не твоя война.
Потому-то брат, не криви душой.
Не ходи, солдат, по земле чужой.

А твоя земля – твой заросший сад,
где, как облака, простыни висят,
где в твоём окне золотеет клён,
где старик сосед ходит с костылём,
где ещё вчера были вы детьми,
где с работы мать – около восьми.
Дом, с которым ты чувствуешь родство.
Если нужно – ты защитишь его.

За такой же двор, за такой же дом,
где в кастрюле суп, где тазы с бельём,
где в коляске сын, на скамейке кот,
воевать с тобой человек идёт.
Воевать с тобой на своей земле,
умереть в горячей её золе.

Ляжет чёрный след под твоей рукой.
У тебя-то нет правоты такой.
И во все века правда лишь одна:
на чужой земле – не твоя война.

2022

* * *

Не в белых арочках барочных галерей,
не в синем городе, не на спине верблюда –
мне место на земле неправедной моей.
Мне некуда отсюда.

Где мой пустырь зарос моим борщевиком,
где спит моя родня в глубоком котловане,
в Свияжске ссыльном, в Ильине глухом,
в острожной Колывани.

И окаянства хлеб, и горькое питьё
моей больной земле привычно и не ново.
И я взошла на ней,
и вынести готова
её бесчестие, злосчастие
её.

2022

* * *

у тишины изогнутое тело,
она похожа на большую линзу,
в ней видно всё: как движется вода,
как поджимает лапы косиножка,
и как пылинки стукаются лбами
в трапеции скользящего луча,
как прорезает луч стекло окна
и видно смерть стекла,
и смерть других вещей,
заботливо припрятанную в каждом,
обёрнутую длинной простынёй
из дней, недель, веков, тысячелетий,
и лучше нет укрытия, чем время;
его забота – вить да пеленать.

и кажется, что ничего не слышно –
но в тело тишины помещены
возня и скрип, стук мостовой булыжной
гуделки, площадные плясуны,
базарный шум, и свист бичей, и марши,
и первый дымный треск пороховой,
вот человек кричит и шапкой машет,
вот рокот у него над головой,
звенящие проброшенные нитки,
которыми повязан ты с врагом,
и медленные хрупкие улитки,
ушные и садовые улитки,
хрустящие в траве под сапогом.

Родилась в 1976 году. Окончила Новосибирский государственный медицинский университет и Литературный Институт им. А.М. Горького. Кандидат медицинских наук, работает врачом в Санкт-Петербурге. Член Союза Писателей Санкт-Петербурга. Автор стихотворных сборников «Первоцвет», «Соло...», «Жители съёмных квартир», «Картография», "Кулунда", двух книг прозы. Автор стихотворных переводов из Боба Дилана (опубликованы в «Новым мире»), и переводов стихов классика американской прозы Шервуда Андерсона «Среднеамериканские песни». Стихи переведены на английский, французский, испанский, корейский, болгарский языки, а также на иврит и фарси. Песни «Молитва» («Мой голубь за окном») и «Фишка» на стихи Ольги Аникиной и музыку Алексея Белова исполняет певица Ольга Кормухина. Песню "Кукольный вальс" на стихи Ольги Аникиной и музыку Алексея Караковского исполняет рок-группа "Происшествие".

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00