368 Views

* * *

Тени всякие после жары хрустят:
Бузина ли, берёза или олива.
Буквы воспламеняются в новостях:
Битвы, взрывы, угрозы, угрозы взрывов.

Червоточина, яблоко замертво
Вниз. И замерло в пяди перед прилётом.
С облаков опускается занавес.
Вот и нас досмотрели. Никто не хлопал.

* * *

– Меня ночью тьма приходит облапать потно.
– Только всё же ты в кровати, а не в окопе.

– Стены сузились, и дышится несвободно.
– Но они не погребли тебя под собою.

– От тревоги сердце липкое, голос сипнет.
– Не воздушная тревога – скажи спасибо.

– Не желаю и не чувствую, всё как жвачка.
– Люди много чего желали, да их прервали.

– Инсомния заползает через розетки.
– Повезло, живёшь. Такое теперь везенье.

* * *

Одиноким стать легко,
Одинокой – легче лёгкой.
Фиолетовый левкой
Тянет шеи до пчелёнка.
Тихо празднуешь внутри
Эти бисеринки божьи.
Растолки их и вотри
Если больно (только больно).
Не на бойню – на турнир
Закалённым/закалённой
В черноту войны нырни
С перевозчиковой лодки.
Одиночество – воде.
На закате свет тигровый.
Виноград к земле воздел
Бесполезной крови гроздья.
Не на ней ли настоять
Пьяный воздух бог удумал?
Что насмотренность твоя
Обороне, ВСУ ли,
Волонтёрам, беженцам
Даст? Кому ты всё бормочешь?
Воспевая мелочи –
Отвлекаю от больного.

* * *

Мама, на ручки меня скорей,
И не моргая смотри: расту
Неотвратимо, а ты старей,
Мерное тиканье, тихий стук.

Мама, гляди, я качусь без рук,
Мама, ну ты пропустила всё:
Óблака перистого бурун,
Листик, налипший на колесо.

Мама, и незачем так смотреть,
Это моё решение.
Рифма такая, такой катрен.
Парк предноябрьский, решетчатый.

Ладно, посмотрим, пора идти,
Будущей осенью навестим.
Осенью прелые пряности,
Полость в сердечной области.

Видишь ли, лучше не начинай,
Корм, получается, не в коня.
Мама, ты смотришь не тот канал,
Я публикую не в тот канал.

Кто-то невидимо нас украл,
Мама, и грубо перекроил.
Площадью с небо, на весь экран
Фото, где я на руках твоих.

* * *

Когда я танцую под старые песни,
Когда добавляю корицу в пирог,
Когда я кусаю сентябрьский персик,
Когда подбираю сорочье перо,

Когда сочиняю про персик и перья,
Когда закругляюсь кота повторив,
Когда всё корично, вода закипела,
Вторичной заварки бледнеют чаи.

Когда отмечаю с коллегами в зуме,
Когда улыбаюсь на селфи с детьми,
Война ощущается тоненьким зудом
И кажется пошлой истерикой СМИ.

И всё-таки, боже, там всё ещё больно.
Сквозняк прорывается сквозь телепорт.
Брехливая псина за частым забором
На кромке сознания – чей-то репост.

И чтобы не думать – корица и котя,
Пьянеешь делами, смертельно устал,
Но жив. Бесполезно, кощунственно, косно.
Листай. До войны, до себя долистай.

* * *

Был телом хил младенец сын,
И голосом – комарик,
Но положила рядом с
Дверьми военкомата.

Детей уносит армия,
Родители – гордятся.
Войну пора подкармливать,
Пускай растят солдата.

А наказал бы девочкой
Всевышний – погрустили б,
Но стали, что поделаешь,
Растить принцессу тыла.

Ребёнок – одноразовый
Товар, дешевле вещи.
Рожай для фронта, сказано,
Победой будет вечность.

Когда-то были девочки,
Противились призыву,
Но – тьфу-тьфу-тьфу по дереву –
Всех перезагрузили.

От курочки по зёрнышку,
Направо рассчитались,
И немобилизованных
В итоге не осталось.

…Уже не писк – мяуканье,
И мать, забыв о долге,
По-древнему баюкая
Бежит лесами к дому.

Орёт сирена за дверьми,
Тропа горит словами:
Не упади, не обернись,
Не выдай. Не сломайся.

* * *

– Терпеть немыслимо дольше,
Оно крадёт нашу осень.
– Давай напишем концовку,
Давай поверим в неё.
…Размоет копоти толщи,
Земля нащупает остов,
Заогородятся сотки,
Сдадут подвалы внаём.
В давно пустующей лодке
Сморит Харона за книгой.
– Терпеть немыслимо дольше!
– Но свет и молод и храбр.
Оно наестся и лопнет,
Давай готовиться к миру,
Давай подышим в ладошки,
Давай заметим октябрь.

* * *

Вокруг все заняты, но не тем,
А надо: плакать, паниковать,
Молиться – чур, одинаково:
Бессонным шёпотом в темноте.

И прокричаться, кто чем богат:
За чьим-то домом идут бои,
Фантомный дом у других болит,
А третьи бросили дом в бегах.

И вой их общий и горестный –
Противоядерный эгрегор.
Противоядие от всего
И без могилы расправит горб.

Мы будем хором – или никак.
В сухую землю уйдёт война.
И только выплакавшись сполна
Построим жизнь на солончаках.

* * *

Ходят танки в моём городе родном,
Ходят танки да по мирному мосту.
Тучи сходятся, сшивается рядно,
Чайка жмурится, вжимается в уступ.

Будто нé жили – тугая маета,
Вечно крайности: стрельба или салют.
Почему меня не спрашивают, а?
Я же вою, я живое и болю.

Смерть не видит государственных границ.
Танк сгорает, занимается овин.
Разверни их, прогони, оборони!
(осени их, вдохнови, благослови?)

Камень, ножницы, бумага и огонь.
Делят бога, за кого-то он и с кем.
Бог является – ни флага, ни погон –
Струйкой ветра в остывающем песке.

* * *

Чаша ужаса до краёв – и застыла.
Дети дёргают за рукав, смотрят взросло.
Много месяцев ни минуточки штиля.
Хочешь плакать – прими причин, вон их россыпь.

Экранироваться никак от экранов,
Излучение – будь здоров (но не буду).
Возле личных моих границ, у окраин
Окровавленный борщевик лезет буйно.

Неустойчивая моя парадигма
Ежеутренне – ходуном, три-четыре.
Это сколько же нас не там народилось,
Это сколько же вас не там очутилось.

Заносите уже любой ультиматум,
Говорящие мертвецы, античудо.
Дым расходится, обнимаясь с туманом.
Из убежища, из земли – песня, чуешь?

Родилась в 1989 году в Новосибирске. Окончила в 2006 году Новосибирский государственный технический университет, магистратура по направлению "Информатика и вычислительная техника". Работала преподавателем, техническим писателем, фотографом. С 2015 года живёт в Мюнхене. Лауреат поэтического конкурса имени А.Плитченко (2007), организатор Новосибирского художественно-поэтического фестиваля (2010), участник 10 и 13 Форумов молодых писателей в Липках (2010, 2013), участник семинара поэзии Центрального дома Литераторов Москвы (2011), участник 9 Семинара детских писателей (2012). Проводила встречи с читателями в Новосибирске (2018-2020), выступала на сцене Научно-технической библиотеки Новосибирска (2020).

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00