883 Views

Восстание. Пролог.

Тибул:
Когда тебе судьба
Возводит эшафот,
Когда в ночи труба
К восстанию зовёт,
Когда течет огонь,
Когда горит вода,
И мчится алый конь
По тонкой грани льда,

Хор:
Когда ликует знать
И торжествует мразь,
Тибул:
Ты точно будешь знать,
Что сказка — началась.

Хор:
Когда во мраке цель,
Когда разбит маяк,
Когда твоя постель —
Соломенный тюфяк,
И голодна семья,
И голодна страна,
И тошно от вранья
В глухие времена,
Когда пуста казна,
А роскошь режет глаз,
Ты точно будешь знать,
Что сказка — началась.

Тибул:
Когда сожжен твой дом,
А ты от горя нем,
И каждый шаг- — с трудом,
И каждый миг — зачем?

Хор:
Когда вдыхаешь тьму,
Когда вокруг штыки,
Когда ведут в тюрьму
За песни и стихи,
Когда встает народ
С колен в который раз,
А ты идешь вперед,
А ты летишь вперед,
А ты зовешь вперед,

Тибул:
То сказка —
Началась!

Неаполитанская колыбельная

Спи, мой птенчик, замолчи —
Молотки стучат в ночи.
Доски плотники несут —
Будет утро, будет суд,
Будет плаха и расстрел,
Тюрьмы тем, кто уцелел.
Баю-бай…
Баю-бай…
Молотки стучат в ночи,
Засыпают палачи.
В полдень выйдут во дворы,
Приготовят топоры,
И начнется долгий счет,
Кровь по доскам потечет.
Баю-бай,
Баю-бай…
Выйдет грубый офицер,
Всех поставит под прицел.
Зарядит ружье солдат —
Чей-то друг и чей-то брат.
В тишине заплачет мать —
Ей сынишку не обнять,
Баю-бай…
Баю-бай…
Спи, голодный мой птенец —
Не вернется твой отец,
Ночь страшна, как волчий вой —
Не вернется дядя твой.
Тише,
Тише,
Тише плачь —
Не найдет тебя палач…
Не найдет…
Не найдет…
Не найдет…

Песенка продавца воздушных шаров

По улицам города ходит народ
Назад и вперёд.
Один покупает, другой продает,
А третий крадёт.
Сверкают шелка и плывут облака,
И кажется — жизнь так добра и легка,
Но голод не тетка —
Хватает за глотку
И держит ружье у виска

Припев:
Купите шары, синьора,
Купите шары, синьор!
Лишь пару монет без спора
Потратьте на милый вздор.
Свободны шары, невесомы шары,
Они улетают в другие миры.

Позвольте себе хоть немного беспечной,
Наивной, забытой игры.
Никто разноцветных шаров кутерьму
Не сможет догнать…
О том, как растить пятерых одному,
Вам лучше не знать.
Когда лихорадка уносит жену,
И спешно друзья покидают страну,
Я так же с шарманкой
Брожу спозаранку —
Но вряд ли судьбу обману.

Припев:
Купите шары, синьора,
Купите шары, синьор!
Лишь пару монет без спора
Потратьте на милый вздор.
Свободны шары, невесомы шары,
Они улетают в другие миры.
Позвольте себе хоть немного беспечной,
Наивной, забытой игры.

Я рад бы шары эти даром раздать
Босой детворе.
Но плату за дом я успел задолжать
Ещё в январе,
И нужно лекарства купить малышу…
Поверьте, не так уж я много прошу,
Но жалуюсь втуне —
Мне надо Фортуне
Спасибо сказать, что дышу.

Припев:
Купите шары, синьора,
Купите шары, синьор!
Лишь пару монет без спора
Потратьте на милый вздор.
Свободны шары, невесомы шары,
Они улетают в другие миры.
Позвольте себе хоть немного беспечной,
Наивной, забытой игры.

Первая песенка Тутти

Я сыт, ухожен и здоров,
Меня хранит надежный кров,
Есть горы книжек и ковров,
Седло и пистолет,
Игрушки, кресло у огня,
Румяных нянек болтовня…
Лишь только друга у меня
И не было,
И нет.
Есть повара и есть врачи,
Солдаты, судьи, палачи,
Звенят их шпоры и ключи,
Дрожит от них паркет.
Вокруг — интриги и грызня,
Доносы, сплетни, беготня…
Вот только друга у меня
И не было,
И нет.
Я словно статуя в саду
У сотни взрослых на виду —
Не гнись,
Не ляпни ерунду,
Не вредничай,
Не ной…
За дверью целая страна —
Луга,
Поля,
Зима,
Весна,
Здесь только кукла — но она
Не говорит со мной.
Хочу гулять, когда темно,
Есть черный хлеб,
Нырять на дно,
Да просто вышвырнуть в окно
Весь чертов этикет!
На что мне мантия и трон?
Сиди один,
Считай ворон…
А друга — кем бы ни был он —
И не было,
И нет.

Песня про тесто

Повар и поварята:
Тесто — дело непростое,
Тесту — место и почет.
Ни черта страна не стоит,
Если хлеба не печет.
Ты за каждую горбушку
Отвечаешь головой:
Купит булочку старушка,
Черный хлеб — мастеровой.
Для сынишки, для подружки,
На работе и в пути…
Тесто — это не игрушки.
Это магия почти.

В каждом городе — пекарни
Открываются с утра.
Закупается пожарный,
Забегает детвора.
Вот вам пышка!
Вот вам сдоба!
Эй, пирог не урони!
…По ночам — товар особый,
Он не любит болтовни.
Все на ощупь,
Все без света,
«Кто ты? Друг?»
«Конечно, друг!»
«Здесь, в корзинке — три багета,
И лепешек десять штук.»

Тихо, быстро, осторожно,
Чтоб фортуну не спугнуть,
В чиабатту будет можно
Нож с веревкой запихнуть.
Два напильника — в лепешки,
Штык — в багет,
Бинты — на дно,
И беги ловчее кошки
Сквозь тюремное окно.
Не стремись прослыть героем,
Лучше пользу приноси:
Чтоб восстание устроить —
Крепче тесто замеси!

Вальс придворных

— Какой веселый праздник!
— Какие зеркала!
— Какие платья, люстры и кареты!
— Я так безумно счастлив!
— Я так его ждала!
— Восторг!
— Триумф!
— Восьмое чудо света!
— Какой изящный веер!
— Прелестный купидон!
— Какая бесподобная лепнина!
— А замечать иное — плебейский моветон,
И просто недостойно дворянина!
— В оркестре — сорок скрипок!
— Вот подлинный размах!
— Такого нет ни в Англии, ни в Польше!
— Я видел трех мальчишек с листовками в руках…
— Позор!
— Поверьте, их гораздо больше!
— Идут к дворцу, канальи!…
— И требуют земли!…
— Бредовые идеи нынче в моде!…
— Вчера, мне говорили, казарму подожгли…
— Да тише вы! Давайте о погоде!

— А где синьор Винченцо?
— Помилуйте, в тюрьме!
— Все говорят, что он уехал в Ниццу!
— Синьоры — тише, тише! В своем ли вы уме!
Как вы могли до сплетен опуститься!
— За мной кадриль, синьора!
— Ах, я едва дышу!
— … Вся чернь идет за флейтой крысолова…
— Возьмите лимонада!
— И очень вас прошу:
О том, что там, под окнами — ни слова!

— Храните безмятежность!
— Блюдите этикет,
Гармонию и преданность короне.
— Того, о чем не пишут — считайте, просто нет.
— И нас оно, поверьте,
Не затронет.

Песня оружейника Просперо

Нам начиняли головы дерьмом,
Кромсали души, мысли и тела,
Старуха-Смерть входило в каждый дом
И кровь, как дождь, по мостовой текла.
Нам затыкали рты,
Нам крылья жгли,
Запихивали в тюрьмы и могилы,
И гнали на захват чужой земли —
Когда своей кому-то не хватило.
Пускай ревёт безжалостная медь,
И вторит ей цепей тяжелый груз.
Я не боюсь за правду умереть —
И жить за правду тоже не боюсь.
И вы не бойтесь биться в стену лбом,
Не доводя до страшного исхода:
Еще полсотни лет прожить рабом ,
Забыв совсем, как выглядит свобода.

В моей стране сейчас черным-черно,
Ей правят Ложь, Нажива и Война,
Нас всех связали, бросили на дно
И горем напоили допьяна.

Но верю — долгожданный час пробьет,
Восстанет Жизнь, зализывая раны
И упадет паскудный эшафот,
И сдохнут под обломками тираны!

Первая песня Канцлера

Природа власти такова
(Да, это пОшло, это скверно):
Чтоб уцелела голова —
Не задирай ее чрезмерно.
Она тебе еще нужна
В любой борьбе, с любым исходом.
Всем этим куклам — грош цена,
А я останусь кукловодом.

Пускай неярок серый цвет —
Он мне любых шелков дороже.
Умнее крысы зверя нет
(И осторожней, кстати, тоже!)
Пусть богатеют торгаши,
Пусть ожиренье входит в моду,
Резвитесь, куклы, от души —
А я останусь кукловодом.

Но если вдруг мятежный марш
Пройдет победно по столице,
Я проверну обратно фарш,
Чтоб новой власти пригодиться.
Надену красное рядно
И возгоржусь моим народом.
Пусть толстяки идут на… дно —
А я останусь кукловодом.

И вновь ковчеги строит Ной,
И вновь попЫ торгуют в храме,
Плывет по небу шар земной —
А я шутя играю вами:
Солома, кружево, тесьма,
Блестящих тряпок колыханье…
…Не дай мне бог сойти с ума
От жизни в этом балагане.

Хота капитана Бонавентуры

Пока журчит янтарное вино —
Мальвазия, и херес, и малага —
В кого стрелять, мне, право, все равно,
И все равно, кого пронзает шпага.
Пусть молит о спасении, бедняга,
И примет то, что свыше суждено.

Я кондотьер,
Любовник
И поэт,
Познавший жизнь в ее безумном беге.
Я равнодушен к славе,
Звон монет
Склоняет сердце к праздности и неге,
И если справедливость есть на небе —
Среди людей ее, поверьте, нет.

Пускай сидят на тронах короли,
Пускай гниют в оковах арестанты.
Пусть храбрецы доходят до петли,
А дураки нацепят аксельбанты,
Я — метеор, далекий от константы,
Палящих звезд и суетной Земли.

Хор:
Пока звенит гитара под рукой
И щечки у трактирщицы румяны,
Нам слишком рано пить за упокой
И слезы лить в разверстый рот стакана.
Опустошим же кружки и карманы,
И счет сведем с тревогой и тоской!

Бонавентура:
Прозрачна, как слезинка, ветчина,
И свежий хлеб под лезвие ложится.
Что нам любая смута и война,
Когда душа свободна, словно птица.

Хор:
Успейте же моментом насладиться —
Живите всласть!
Ведь жизнь — всего одна!

Песня Трех Толстяков

Страх, отчаянье и голод,
Пули плети и кнуты
Нагибают целый город,
Затыкают людям рты.
Никаких переговоров,
Послаблений и свобод —
Пусть затухнет эта свора,
Мать их за ногу, «народ».

Ну а тех, что в пекло лезут,
Утром в церкви помяни:
Подыхать под «Марсельезу»
Стало модно в наши дни.
Ярко-алые рубашки
Дивно смотрятся в пыли… .
..А солдаты ждут отмашки
И простой команды «Пли!»

Мы тихонько смотрим в оба
Из высокого окна,
Как убогих душит злоба
И голодная слюна.
Словно псы по рынку, бродят
Красный высунув язык…
А у нас, камрады, в моде
Осетрина и балык!

Хорошо сидеть на троне,
Вся картинка нам видна:
Сотни тысяч лаццарони —
А судьба у всех одна.
Вот баланда, вот параша,
Вот дубовая кровать…
Ненавидьте, воля ваша —
Нам на это наплевать.

Композитор, режиссер музыкального театра-студии "Тенер", поэт и художник-график. Родилась в подмосковных Люберцах, всю жизнь живет в Москве, много путешествует автостопом, увлекается историей, любит железные дороги и заброшенные заводы. Не замужем, двое взрослых детей.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00