301 Views

* * *

Конфеты дали мне, сказали: помяни
Ты сладостью во чреве всех ревевших
Под гимнастёркой выцветшей. Огни
Глазниц невест, до свадьбы овдовевших,
Мне снятся, жгутся. Николай Второй
Идёт за хлебом, рядом с ним — Алёша,
Над лёгкой непокрытой головой —
Хранитель-ангел с непосильной ношей.

Конфеты дали мне, и фантики шурша
Упали, — серебристые ракеты.
Взлетела чья-то бедная душа,
А я — конфеты за неё, конфеты…

* * *

Лунный жук латунными лапками
Перебирает свет
ПВО сбивает охапками
И следы от ракет
Мне четыре раны вбуравили
Руки ноги кресты
Слышу как вечернее правило
Шепчешь раненым ты

* * *

Иду без сапог, улыбаюсь по-детски,
Багровы и влажны следы.
Рёбра мои — дома Северодонецка,
Где жили друзья и коты.

Как быть, как исполнить долю поэта:
Писать и трубить о войне,
Когда разломилась горбушкой планета,
Но горе досталось не мне…

* * *

Ангел-мотылёк на тонких ножках
Шёл согнувшись бомбы уносил
Плакал незаметно и немножко
Говорил что много в ножках сил
Много сил и в крылышках и лапках
Бомбы он в карьерах все взорвёт
Ангел-мотылёк совсем не плакал
Это и не слёзы это мёд

* * *

Мне говорят: на ногах твоих крови нет.
Тебя не насиловали, не били в плену.
Ты стала стара и кровь не уронишь на плед,
Так раздери свою мирную пелену,
Как плаценту, рожая богатырей, сразу троих,
В кольчугах, чтоб сподручней бежать на войну.
Полей себя кетчупом, уксусом, из плоти скрои
Новую, мирную, невыносимо счастливую страну.
А лучше вскройся, как Лена весной.
Ну Ленка из харьковского квартала.
Пусть народ подивится честной,
Он — всеяден, ему всегда мало.
Для инсталляции ягнёнка убей,
Вымажись его соками, его криком и страхом.
Как ты смеешь нарушать общее дело новых людей?!
Иди же, вот — мягкая, нежная плаха.

* * *

Война сегодня снилась мне.
Писать ли только о войне?
Когда в безумный час ночной
Снаряды жгут не надо мной,
Меня трясёт и мой живот
Вот-вот от страха разорвёт.
А кто-то пишет о цветах,
Послав взрывающихся нах.
А кто-то прикупил костюм,
Не важно: взят, не взят Изюм.
И кое-кто в свой звёздный час
В прямом эфире мочит нас.

* * *

Вместо Авроры орава орёт
Время вперёд время вперёд
Варавва отпущен под небосвод
Христа распинает нарядный народ
Орды рабов идут в кинозал
Чтобы Верховный им слово сказал
Ноги Свободы едва ли видны
С складках и рубищах горе-страны

* * *

Трясёт, трясёт, трясёт страну,
Как наспех рваную струну.
И, спину синюю содрав,
И старый закатав рукав,
Идёт бурлак из тьмы веков,
Скрипит веригами оков.
Он ранен, он почти убит,
Над ним раскрылся Параклит,
Страдающий от детских ран.
О, бойся маленький тиран!
Народ сошёл с твоих дорог!
Народ — дитя, над ним лишь Бог.
Идёт, идёт, идёт бурлак
И держит синий свой кулак.

* * *

Не уснуть в эти ночи
Хоть совсем не ложись
Словно вырваться хочет
Из груди пташкой жизнь
Серебрится копытце
Затяжного дождя
То ли в пашню зарыться
То ли грохнуть вождя

* * *

Февральские протяжные гудки
В октябрьском тугом и трудном ветре.
И кто-то взял кого-то за грудки
В каком-то от меня паршивом метре.
А я по серебру тромбона: звяк!
Не трогают меня — хороший признак!
Но отчего и я теперь обмяк?
Я в сумрачном дожде легчайший призрак.
Но чувствую: оно уже идёт,
Сшибая с ног воров и постаменты.
И оживает Мышкин-Идиот
В такие достоевские моменты
Лишь для того, чтоб снова умереть,
Не выдержав накрутки декораций.
…и падает октябрьская медь
на театр битвы двух великих наций…

* * *

Закрой глаза, представь, что я живой.
Ты так хотела жизни, так хотела.
А то, что я теперь, увы, не твой,
Какое, в сущности, пустое дело.

Пустые гильзы, черепа, глаза —
Я видел всё, пустое всё, пустое.
Во мне гроза, в тебе всегда гроза,
И время гибнет, время золотое.

Мила Ильина, москвичка. Окончила Литературный институт имени Горького, семинар Анатолия Приставкина. Работала редактором социально-патриотической телевизионной программы "Улица твоей судьбы" (эфир на канале ТВ Центр). Выступала со своими стихами в Московской филармонии имени Чайковского, в Доме композиторов, в Центре славянской письменности и культуры, в клубе православной молодёжи и других организациях. Сотрудничает с композиторами. Публикации: "Наш современник", "Фома", "Дружба народов", "Эхо Бога", "Поэтический альманах", "Textura", сборник рассказов для детей с ограниченными возможностями "В каждом человеке — солнце" и др. Пишет прозу и стихи. Увлекается живописью, рисованием и другими видами художественного творчества. Псевдоним Мио Гранд (фамилия предка и детско-юношеское прозвище).

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00