577 Views

люди из прошлого

старые шрамы вскрываются, кровоточат
жизнь и все то, что вырвано вместе с нею
люди из прошлого чаще приходят ночью
люди из прошлого знают, куда больнее

память под нож, но жирный, кричащий прочерк
не панацея… выбор предельно дешев
люди из прошлого прячутся между строчек
люди из прошлого жалят, когда не ждешь их

танки

в светлом будущем… гордом прошлом… в омерзительном настоящем
тускло… серо… уныло… тошно… горсть землицы… сосновый ящик
прелый запах родной изнанки в кайф привыкшим курить у входа
только гордость, что наши танки чью-то давят опять свободу

пусть же злость кумачово рдеет — правда здесь, мы не там копали
из клоаки ползет идея, вся изъеденная клопами
хуле битте, и хуле данке — мы привыкли к иному коду
в сердце гордость, что наши танки вновь умчали давить свободу

нет предела безумной пляске, только снится сквозь дно стакана
как бредут по могилам братским монолитные истуканы
разворошенные землянки… кость в наличии, ливер продан
но не важно… у нас есть танки, что умеют давить свободу

Родина слышит

мир полон звуками: матом, напыщенным тостом
звоном чекушек и скрипом поехавшей крыши
кто-то решился и высказал вслух недовольство
Родина слышит

чуткое ухо — оно никогда не опухнет
все, от крамолы до писка раздавленной мыши
Родина слышит, сынок, что ты вякнул на кухне
Родина пишет

выпилить задним числом — что ж, удачи и счастья
все, что ты скажешь в чужой стороне на допросе
Родина слышит, сынок, только не обольщайся
Родина бросит

Лена, Леночка…

Лена, Леночка, как ты?.. я жив и не сбился с маршрута
тяжело, но под камень лежачий вода не течет
здесь опять девяностые… но вместо кожаных курток
и блестящих затылков – транспондер, аккаунт и счет

Лена, Леночка, как там дочурка?.. экзамены близко
наши дети мудрее, чем мы — им противен вкус лжи
мы пожили свое, нам ли взвешивать степени риска
если здесь на кону не навар, а их право на жизнь

а в пятнадцатом тихо – глушилки бандитов в погонах
на приборной панели зажегся «всевидящий глаз»
вновь давление масла… а впрочем, смотреть нет резона
всем шершавой, ребятки! сейчас — или мы, или нас

как давали просраться шакалам мы в тех девяностых
кто-то должен стать первым, кто ринется в схватку со злом
автоматная очередь… взрыв… умирать слишком просто
… и горящая фура прорвет полицейский заслон

винтить будут всех

винтить будут всех, и правых, и виноватых
винтить будут всех, класть на пол и бить со смаком
духовные скрепы нравственных суррогатов
раскрытые пасти праздничных автозаков

винтить будут всех, плевать на закон и право
но ты еще молод, кости срастутся быстро
ты понял, что ты не овощ… шаг влево/вправо
ты чувствуешь, как все ярче и ярче искра

репрессия как особенный путь державы
ты чувствуешь, что все ближе возврат пружины
сквозь прутья стальных решеток, от крови ржавых
придет твой черед читать приговор режиму

метр на два

основа основ, инстинкт, что живуч, как тля
порочный клубок заботливо кем-то смотан
так много дорог, но часто итог — петля
и тот, кто толкнет к подножию эшафота

чирикают птички, шуршит под ногой трава
и вырыты ямы площадью метр на два

как радуют глаз поля и изгибы рек
бежать от толпы, бежать от смердящей массы
ну что же ты медлишь? вышиби табурет
полет в неизвестность — это всегда прекрасно

мы веруем — вера нас греет едва-едва
мы веруем в ямы площадью метр на два

способны искать, но слабо прокачан скилл
способны гореть, но нечем, увы, зажечь их
приветливо хрустнут шейные позвонки
и ты рефлекторно опорожнишь кишечник

имеешь ли право, дрожащая ли ты тварь
все кончится в яме площадью метр на два

про школьника Ваню

школьник Ваня запостил картинку про мамку админа
чувства мамок админов в тот миг были оскорблены
под фундамент госстроя заложена страшная мина
мы и так в состоянии новой холодной войны

но не спит третьи сутки майор ФСБ Суходрищев
он поймает злодея, он телом закроет страну
фигурант заметает следы, но майор его ищет
доказательств хватает, преступник признает вину

школьник Ваня не раз был замечен в порочащих связях
пропускал ОБЖ, на контрольной безбожно тупил
эх, сгноить бы в ГУЛагах всех этих проплаченных мразей
или сразу расстрел, но сначала — найти по IP

ранним утром звонок… грозный голос майора спокоен
«нужно брать, а иначе уйдет — высылайте спецназ»
да, я верю в Россию, пока есть такие герои
как майор Суходрищев, вновь спасший Отчизну и нас

последнее прибежище

так хотелось прийти к успеху, но вновь печали
от нелегкой судьбы агента и подлеца
мой куратор Джон Смит цинично пожал плечами:
ты не выполнил норму, так что сосни хренца

при Обаме мы гордо ссали всю ночь в подъездах
и на счет приходили бабки уже с утра
но бюджет на ссанину был в одночасье срезан
когда в Белый подъезд заехал злой ватник Трамп

эх, была ведь пора — закладки с запретным сыром
ты купался в хамоне и дорогом бухле
все подъезды — в моче, дороги — в ужасных дырах
мы внедряли «Платон», пилили бюджетный хлеб

я не стану богатым, как олигарх Фундяев
нужно что-то решать, пока не скатился вниз
есть последнее из прибежищ для негодяев
завтра прямо с утра подамся в патриотизм

вассал моего вассала

условный рефлекс: есть камень — швырни в Христа
ты мог стать мудрей и чище, но ты не стал
смеется окрепший стебель, поет коса:
вассал моего вассала не мой вассал

прочны вековые стены, и крепок лед
смиренные лица вычерчены углем
забудь о доносах — вспомни, кто их писал
вассал моего вассала не мой вассал

мир праху свободы — время зубрить устав
ты мог продолжать бороться, но ты устал
ты мог бы сломать систему, но ты зассал
вассал моего вассала не мой вассал

*

январь 2017 — октябрь 2018

Творчество Вадима Фомина - поле непрекращающейся битвы разочаровавшегося циника с еще не утратившим надежды романтиком. Сквозь клубок внутренних и внешних противоречий Вадим Фомин приглашает читателя в путешествие по темной стороне реальности и, если повезет, увидеть в конце свет.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00