304 Views

* * *

Я знаю, что рождается весна
В одном из залов мраморных Уффици,
Что жизнь не горше палочки лакрицы,
И смерть чуть глубже утреннего сна.

К предательству таинственная страсть
Туманит очи дамы с горностаем.
Врождённое неверие во власть
Среди развалин Рима возрастает.

Среди толпы готовой, как всегда,
К аперитиву, к мессе и Вердену.
Была ли кровь? Теперь вокруг вода
Оттенка стали, пепла и вербены.

Не рождественское

А в этом зеркале зима
И утро после снегопада.
Я создаю мой снег сама,
И солнца красная лампада

Подсвечивает край земли,
Подол небес с его изнанки.
И сон, не понятый Дали,
Кочует к Дягилевой Янке.

Сюрреализм таёжных дач,
Сигары в ящике с чулками.
То щёлкнул не курок, а клатч,
Но с полки рухнул Мураками.

Сырая фреска декабря,
Звёзд над Кесарией — несметно.
У Ирода — семьсот царят,
И каждый,
говорят,
бессмертный.

* Кесария — город царя Ирода.

Рождественский сонет

Как будто вновь родился Блок,
И снег пошёл, и таял вволю.
И жизнь одна- к другой пролог,
Круиз по северному полю.

Вот в снежной пеночке карниз,
Вот солнца алая монета.
Мой северный жестокий бриз,
Прощанье в форме не-сонета.

Прощай, оружие, прощай!
Прощай и ты, что безоружен.
С подкладки божьего плаща
Сорви любую из жемчужин.

Сорвите все, и будет Рождество.
Останется одна звезда- Его.

* * *

Ходит солнце по синему блюдцу,
По тончайшему блюдцу небес.
Говорят, ты захочешь вернуться
В твой берёзово-ягодный лес.

Вот зацепится платье за колья
Вертограда, споткнёшься тогда!
Дочь не Рима- степного раздолья,
Городков из зелёного льда.

Дочь реки, победившей фенола
Ядовитую сущность в себе!
Там созвездий густая гранола
Над твоею плыла колыбе

Колыбелью. Там падали листья
На портфель. И бежала судьба
Вдоль железной дороги по-лисьи,
По границе земли и
не
ба.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка