345 Views

Beddy-bye, my child

translation from Russian by Anya Krushelnitskaya

Beddy-bye, my child, lie still!
Russian tales come out to kill.
Turn off lights in your alcove –
Nighttime bombers prowl and rove,
Ivan rides his horseless stove.

Hear the Flying Carpet zoom,
Raining thunderbolts and doom.
See the magic changeling Pike
Launch herself into a strike.

Vasilisa will be Fair
Just to Russian kids out there.
Look, Twelve Brothers going by!
February’s like July.
Kolobok got spooked and fled.
He’s a poor wayfaring bread.

Zmei the Dragon has three heads
For breathing fire at children’s beds.
See his flaming mane fly free.
Ask him nicely: please, not me.

Close your eyes and seal your dreams
From the evil wood-sprites’ schemes.
Bitter truth or lovely lie –
Neither’s real, so you won’t die.
Pull the Turnip, grow up tall,
Watch the Golden Apples fall.
But before, you’ll fall, of course,
To be caught by a sobbing nurse.

Night has brought her riches here.
Lock away your primal fear.
Don’t drink from the Enchanted Hoof.
The Swan Geese fly above your roof.
The Firebird talks to you in grief,
The Burning Hat betrays the thief,
The Learned Cat will yank his chain,
The old blue sea will sigh and wane,
Powerless against the shore
Where the world is sick with war.

The truth will stay hidden

translated by Richard Coombes

The truth will stay hidden forever from everyone.
The lie will prevail, and resound: educational,
a textbook for tomorrow, a Victory slogan,
a school exam topic, a publisher’s staple.

Children will memorise who they’re supposed to abominate―
the more keenly in due time to throw it all over
The tree of truth branches like openwork, delicate
revelations for self-aware mortals.

Truth is one. And somewhere documented―
in the clouds, if on earth we’ve trashed and discarded
it. Thou Shalt Not: there’s truth undecorated;
they’ll count us come autumn, our adulthood started.

Ольга Андреева. Слушайся, детка, ложись-ка в кровать

Слушайся, детка, ложись-ка в кровать —
русские сказки идут убивать.
Выключи лампу, не спи, но молчи –
бомбардировщики воют в ночи,
завтра приедет Иван на печи.

Слышишь – несётся ковёр-самолёт,
молнию с громом на город нашлёт.
Щука в реке – обернусь, говорит
высокоточной ракетой Калибр.

А Василиса утешит ребят
в Курске, в Воронеже – но не тебя…
Вот они, братья, стоят у костра —
месяц Июль так похож на Февраль.
А Колобка загоняет спираль
страха в чужую неверную даль.

Змей-то, Горыныч, пока что живой —
с третьей, контрольной своей головой.
Шёлковы рыжие кудри огня.
Ты попроси его – чур, не меня.
Глазки закрой – не вползёт в твои сны
злое пророчество духов лесных.

Горькая правда ли, сладкая ложь –
так не бывает, ты не умрёшь,
выдернут репку – и пустишься в рост.
сквозь молодильные яблоки звёзд,
но перед тем упадёшь до поры
в руки рыдающей той медсестры.

Как расточительна ночь и щедра,
выключи атавистический страх,
да, из копытца напиться нельзя,
лебеди-гуси по небу сквозят,
это Жар-птица с тобой говорит,
на Януковиче шапка горит,
кот-волкодав на железной цепи,
вечное море бессильно сопит
в волноотбойники синей волны,
где задыхается мир от войны.

Ольга Андреева. Правды никто никогда не узнает

Правды никто никогда не узнает.
Ложь победит. Прогремит назидательно,
станет учебником, лозунгом к Маю,
темой экзамена, хлебом издателя,

дети запомнят, кого ненавидеть –
тем горячее потом опровергнется.
Дерево правды ажурно ветвится —
осознающим себя человечеством.

Правда одна. Отпечатана где-то,
хоть в облаках – если люди отбросили
ветхим тряпьём. Правда – вето Завета,
нас сосчитают по осени – взрослыми…

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка