279 Views

* * *

расточитель покамест неподотчётен
и ручей не стремителен — быстротечен.
засыпая, надеется — время лечит,
пробуждается только от двух пощёчин
время лечит, но это ещё не точно,
все зависит — ты из какого теста?
расплывается докторский беглый почерк,
и цена подрастает за койкоместо
здесь микстуры похлеще больничной пищи,
принимай их цинично, как яд цикуты
в санитарных халатах скользят минуты
и наощупь все время кого-то ищут
перед сном, перед родиной, перед стойлом —
по одной упаковке, тропе, иконе
принимай их легко, принимай достойно
под короткое соло одной ладони

шелковица

крокодил не ловится
цапля не клюет
черная шелковица
набивает рот
шортики и маечки
в сладкой черноте
девочки и мальчики
выросли из тел
казаки-разбойники
гойи-сорванцы
вертятся покойники
мамки да отцы
вертятся и молятся
открывают счет
черная шелковица
по губам течет

сирень

плывет по небу календарный день,
плывет на модном свитере олень,
плывет в канализации сирень,
отдаться поскорей в объятия газа…
плывет листок (на нем плывет печать),
где ясно было сказано — «молчать.
твою очеловеченную часть
на хлеб себе никто еще не мазал»
а ты сидишь на крыше февраля
и слушаешь извечное ляля…
и не покинуть лоно корабля,
не залепить пробоины соплями…
такая уж тебе досталась днесь —
молчать, чтоб просто оставаться здесь…
молчания токсическая взвесь
повесилась над минными полями…
молчания высокий пируэт
отдай им на обет и на обед,
оставь себе лишь музыку и свет,
струящийся из-за небесной двери.
молчание — питательная блажь.
молчание — сильней, чем отченаш:
хоть ешь его, хоть пей его, хоть мажь,
хоть удавись им — каждому по вере…

* * *

ну не ной уже, ну что ты
скоро новая весна
будет лунные частоты
лить за шиворот окна
ты не слушай всяких сплетен
разгляди её лицо
тятя, клятые соцсети
тащат только мертвецов
может это просто воздух
надрывается от лжи
может быть ещё не поздно
думать, чувствовать и жить
первый первый — я последний,
эта песня обо мне.
забывается наследник…
небу — небо. мир — войне.

* * *

маленький мальчик толкает к воротам мяч,
конченый циник толкает с трибуны спич,
ветер щекочет шелка прокурорских дач…
спи, моя радость, пока еще можешь — спи.

долго ли коротко выйдет тебе сапать —
грядки растут да никто не видал семян.
спи, моя радость, пока еще можешь спать
в теплых ладонях молящих тебя селян,

в дымных руинах сгоревших твоих лачуг,
в черных воронках богатых твоих полей,
спи моя радость, осталось еще чуть-чуть
жить без тебя разоренной войной земле.

завтра же ты проснешься в своей глуши,
вскормленный окровавленным молоком:
вечная память в плену паутины жил,
черная кость пропахшая угольком.

воем тревожным встретят тебя стада.
тысячи ружей разрежут сырую ночь .
каждый прохожий заставит тебя страдать,
каждый прохожий захочет тебе помочь.

ты их, пожалуйста, выслушай, обними —
все что им нужно кипит у тебя в груди…
спи моя радость, с тобою проснется мир,
самое сложное ждет тебя впереди

* * *

убежденная в своей правоте,
из проплешин прорастает стена
мы сменили уже тысячу тел,
только в каждом продолжаем стенать
погляди-ка в этот сказочный пруд,
там виднеется твоя красота
из него всего лишь каплю глотнуть
и узнаешь, как козленочком стать
али голову просунет в кувшин,
али маминым мычит голоском
кто придумал эту сказку, скажи?
этот дикий, беспощадный ситком?
упаси себя от правды и лжи,
поменяй местами перед и зад
развяжи свои глаза, развяжи —
отвори же наконец-то глаза

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка