611 Views

1.

лакричная плоть и дорогое кимоно
пусть мне вернут радость чужого
чужого тела чужой одежды
чтобы лакричный олень Рождества
не смотрел на меня
насквозь
пусть Полярная звезда
войдет в меня глубоко
как штопор вендетты

оскароносная бурная речь
слова причесаны изломан пробор
река сегодня впервые сосет
первый снег

этот олень в кожаном секси-веар
хочет в зрачок смотрящего
вогнать красоту сверла

а ты? Как ты и что ты?
ничего, тут сугробы, с работы пока не гонят
а я? я работаю так же
как два года назад мама недавно
получила новогоднюю премию
думаем о тебе
думаем о Берлине, Белграде
и о них

И о них думаем

и о тебе но все же о себе
потому
потому что
пусть вода разорвет
саван первого снега потому что

тебе легко говорить
а мы тут такие
такие ну ты понял такие
будто оторванная рука

как жест
который могут понять
а ты? а как ты?
прямолинейно как снег

а мы
узнали что снег это секс
смонтированный наизнанку
а ты? А что ты?
хорошо тебе? Нет? Хорошо

пусть олень отвернется
пусть
а мы тут а ты

2.

я говорит он сберегу эти души
для трона Вальгаллы
мизантропии и межклеточного Бивреста
нереста пешего шага по первой
второй бутырской проезда четвертого
для нереста для нечистого
жеста

для оловянных мальчиков
девочек
оловянных европейских гендеров
бронзовой балерины
зубьев — бронзовой девы

алюминиевые клыки грудине
железный штырь пуповине

а плюшевым мальчикам фейерверк
в свете окопных свечей
им вече цисгендрное и не только
не только волк вставит свой клык
в твой дырявый бочок
не только затушит
бычок о крутого маршруты ребер
как бы и только
было бы слишком легко

не только фарфоровый мальчик
писей гладит острый край и не только
Россией оканчивается
его и твои слова

3.

Я говорит она
невероятно невообразимо счастлива
претендовать на оскар
мой фильм про холокост
будто этруский памятник
картина бэкона наизнанку
лучше других я так плачу сорри от счастья
потому что пока у моих сестер визабан
а я могу вам сказать
вместо и вместо их сыновей

какой это лютый, но дорогой пиздец
как первая любовь измена мой первый мальчик
большой
оу фак господи унд со матч
как же я счастлива

быть выпрыснутой или извергнутым
самым выгодным способом

и когда вы спросите за кого я
за Северную Корею
революцию или трансгуманизм
я скажу вам
после шестого просекко

я скажу вам
что я как художница за неебическое
неебически хорошее
и чтобы один указал пальцем в другого
сказал авада кедавра

И когда плохой президент умрет
я скажу вам
насколько конкретно
я против всего плохого

говорит она
а виновен будет ее переводчик

4.

вчера
фоновый шторм я видел три лица
которые я снимал
камерой пролизанной штормом
вчера позавчера когда
как ремейк «дома на краю света»
на конце Света?
адаптацию первого или второго курса
того шторма первой второй любви
к сегодня втянутой
центробежной силой
когда круизинг взрыв и круизинг
по очереди
очередь похожа на длинный пёсий язык
и тех нидерладцев с обрезанной уздечкой
глубоко у тебя внутри
языковой полости
гендерно-, военно-нейтральных глаголов
рядом с грудой изнасилованных камней
и они говорят что новый план маршала
разберёт их
пока ты язык отдираешь с кожей
снимая этих троих
на английском как новом нейтральном
вживляя его в эпицентр
новой саркомы Капоши

языка отслаивающегося от самого себя
самого себя отторгающего
но вбирающего себя у самого себя
в любимой позе

и знаки принятия только на новом нейтральном
как эти трое целуют друг друга по очереди
а я снимаю их поцелуи
закрыв свой язык в «доме на краю света»
на конце Света
на моем втором или первом курсе
их лица
студентов первого или второго курса

5.

в колючий клубок
им этот язык сворачивали
как блесна как весенний лед
русский леденец
из светодиодов
в тугом наборе анальных шариков Ариадны

как тугой лед в леденец
она донатила им на дроны
он донатил на лайки

он же смотрел в твиттере
как умерших ебет минотавр

в другом сложном сне мы смотрели
как в аквариуме рыбы из золота
рыбы из костей и мяса
плакали в уголке
плакали в мякоти из кораллов
и окопах чужих бубонов

гейзеры гнойного языка
в глаз обывателя
как трещина на айфоне

но и твой отец кгбшник
ну и твой отец кгбшник
каждому из них она говорит
оводы у реки
не произносят укусы
это поход домой
с тяжелой сумкой чужих обид
и ранений для каждого

а она — любимка — ходила зимой с зонтом
что с ее спицами что с ее холодом
уже ничего мой и твой милый
в колючую проволоку свернут язык
третьим шариком из шести

великих анальных бус
Ариадны (на их языке — Цветаевой)

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка