424 Views

Предвыборный кошмар

Мне снится: я – зэк, я – в огромной тюрьме,
за стенкой беснуются наши…
Мне плохо. Мне страшно и муторно мне,
и место мое – у параши.

С экрана кричат паханы – дурачок,
не дрейфь, мы с тобой! Голосуй и
скажи то, что надо (а после – молчок,
и снова в парашу засунем).

Везде вертухаи, их пристален взгляд –
тупой и пронзительно-мертвый,
приникнув к кормушке, следят и следят,
все смотрят, все смотрят, все смотрят.

А сверху приказ поступает: зэка!
Вот этого – враз опустить! И –
уже навалились, насели, сопят…
Хриплю, задыхаясь… Спа-си-те…

Кричу!

Просыпаюсь. Кровать. Потолок.
Все взгляды и звуки
замерли.
Лишь Бог, не мигая,
глядит в глазок
моей
одиночной
камеры.

2007

Арахна

О, я умела ткать!
Из пелены тумана свивала нити,
тонкие, как свет,
и выплетала ими покрывала,
каких на свете не было и нет.
Паллада мне завидовала…
речь не о ней – в бессилии, со зла –
она наколдовала –
чтобы вечно висела я – и медленно плела
материю – тягучую, как время,
летучую – как человечьи дни,
прекрасную, как прежде… –
но теперь мне всего важней, что липкую…
прильни,
хоть прикоснись, томящийся прохожий,
за нитью поспешающий Тесей,
к моим сетям –
познай, почувствуй кожей
сладчайший плен материи моей! –
плен Красоты спасающей…
ведь яд мой – целебен, верь…
ты так мне дорог! И –

так из тебя – до су-до-рог – приятно
высасывать последние мозги…

2008

Диалоги

Действующие лица:
Мясной нож (он же — Нож мясника)
Точильный камень

1.

Нож мясника: Точи меня, точи!
Я должен острым быть, чтоб резать толщу
говяжьих туш, и жилы, и хрящи –
точи меня! Я должен, должен, должен…

Точильный камень: Я точу, точу…
но ты, смотри, не увлекайся очень –
предупредить по-дружески хочу:
чем нож острей – тем жизнь его короче.

2.

Нож мясника: Трудна моя стезя!
И лезвие чудовищно устало…
Давай, точи… Как ненавижу я
изнеженное, трепетное сало!

Точильный камень: похудел, дружок!
Да… всем теперь приходится крутиться…
Я прожужжу на ушко: плюнь на долг –
не то недолго в шило превратиться.

3.

Нож мясника: Я увязаю в нём –
в проклятом сале этом, я тупею!
Точи меня ещё! Ещё, ещё!
Острее быть хочу! Ещё острее!

Точильный камень: Эти мне ножи!
Точи, точи их – всё им, дурням, мало…
Вот ты – вжик-вжик! – и жизнь почти прожил –
а для чего, скажи? – Чтоб резать сало?

Нож мясника: Да я жжж… (ломается)

Занавес

2008

Прокруст

Я с младенчества, кажется, правду искал
и — бастард, посейдонов отбросок —
я колючкой скитался по разным местам —
всё с одним надоевшим вопросом:

Что есть истина? — Дёргал и этих, и тех,
и к богам обращался, поверьте,
но в ответ слышал смех, издевательский смех —
что им правда, не знающим смерти?

И тогда я решил не искать, но владеть —
это право с рожденья дано нам —
И поступки, идеи, слова и людей
стал я мерить СВОИМ эталоном.

Умножающий суть — умножает и боль,
на открытые раны — да солью.
Ты желаешь знать истину? — Ладно, изволь, —
но не думай, что это не больно.

Я зову вас. Я жду. Так спешите на клич —
пусть наполнится криком и хрустом
всё пространство земли — чтобы правду постичь
под тяжёлым правилом Прокруста.

2009

Город туманов

Этот город, как зверь, притаился в низине,
задремал в предвкушенье прыжка,
и туманом густым поднимается синий
влажный пар от его языка.

и настолько плотны испарения эти,
так недвижима водная пыль,
что живущие в городе том – даже дети –
навсегда, безнадёжно слепы.

вот – выходят слепцы из-под каменных арок,
ориентируясь только на звук,
и несётся по улицам и тротуарам
их тростей металлический стук.

Вероятно, всё это фантазия просто…

Почему ж по ночам, без конца
мне мерещится стук металлической трости,
торжествующей трости слепца?

2010

Пётр

Вот только что – их не было. И вдруг
они возникли – из-за поворота…
И некто, суетливый как паук,
кричал: «Да вот он! Поглядите – вот он!» –

указывая пальцем на меня…

А сзади подошёл какой-то в чёрном,
шепнул: «Спокойно, ладно? Всё фигня,
всё хорошо, всё славно», – и проворно
за локоть взял.

Сквозь пыльные клубы
проклёвывалось утреннее солнце.
Кричал петух.

– «Пойдём. Как ни люби –
а отрекаться всё-таки придётся».

2012

Читая Юхана Боргена. Танец

И звучит эта адская музыка

А. Блок. Балаганчик

на сцене эти двое
расходятся сближаются
сплетаются сливаются
в движениях простых
ты слышишь эту музыку
ритмичную музыку
заманчивую музыку
и ты глядишь на них

в какое-то мгновение
мгновение мгновение
когда на них ты смотришь
на ногу на живот
то происходит вот что
смещение зрения
объекта искажение
и видишь только вот

случайное сцепление
туловищ и конечностей
туловищ и конечностей
конечностей и тел
и не разберешь
где мужчина где женщина
мужчина где женщина
какой-то странный зверь

он крутится и прыгает
прыгает прыгает
и он все машет лапами
блестящими, но вот
сейчас он спрыгнет на пол
он спрыгнет на пол
и после по квартирам
пойдёт пойдёт пойдёт

с другими такими же
и их число все множится
а их число все множится
танцующих ребят
но нечего тревожиться
особенно тревожиться
но незачем тревожиться
ведь им не до тебя

а ты давай обедай
обедай обедай
а ты пока обедай
сиди в своем кафе
они придут к соседу
соседу соседу
они придут к соседу
не бойся – не к тебе

случайное сцепление
туловищ и конечностей
туловищ и конечностей
туловищ и конеч…

2013

Мысленный эксперимент

Сижу на берегу. Здесь ветра нет.
Кузнечики играют, светит солнце,
шумит вода. И где-то в вышине
свивает время годовые кольца.

Здесь муравьи тропу свою торят,
порхают мимолетные стрекозы,
жуки ползут, и пауки висят.
А я сижу и не меняю позы.

А где-то там – зима. Пылит пурга,
рычат машины и визжат трамваи…

Гляжу я на Янцзы – и труп врага
Все время предо мною проплывает.

2014

После дождя

Дождь всю ночь бушевал. Но устал — и затих
поутру. Только на тротуаре
распластались тела червяков дождевых —
не поймешь — кто убит, а кто ранен.

Недвижимы лежат. Но смотрите — вон тот,
первобытному голосу внемля,
сокращаясь, к зелёнке ползёт.
Доползёт —
и продолжит усваивать землю.

2015

Оно

И ломится в двери, и лезет в окно,
хохочет, грохочет, как лев…
но
ужасно не то, что оно озорно,
а то, что оно стозевно.

2015

О тополях

Я иду дворами и бульварами,
где гоняют кошки голубей
и торчат — поодиночке, парами —
голые болванки тополей.

Это слабо сказано, что голые:
ранним летом (пух — нельзя, нельзя!)
отрезают руки им и головы,
чтобы не разбрасывались зря,

не дотрагивались чтоб, не мыслили…
В августе я вижу между тем:
каждый ствол опять покрылся листьями,
что растут ладонями из тел.

… И когда мы побредём дорогами
в осыпающейся тишине,
дай нам всё, чего мы не дотрогали,
не коснулись, не познали, не…

2015

Кругосветка

Кругосветное путешествие — лучший способ уравнять время и пространство

Андрей Синявский

Вода колотит в борт ритмично и упруго,
как маятник часов, как сторож у ворот.

Посудина моя плывёт себе по кругу –
подальше от… чего? Не суть. Подальше от.

Там добрые цари своим подручным стаям
в кормушки от щедрот наваливают корм.

А мне-то что до них? Я, братцы, огибаю –
вот в этот самый миг – мыс под названьем Горн.

Там — новость: Год Любви. Уже тугие шеи
восторженно трещат в предчувствии петли.

А здесь скрипит бушприт, и Новая Гвинея
туманным поплавком качается вдали.

Когда замкнётся круг – в одно из воскресений –
пространство растворит всё то, что было мной.

…Ну, а пока плыви. И наблюдай, как время
кильватерной струёй клокочет за кормой.

2016

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка