227 Views

* * *

Всё наяву, не во сне,
Не верят многие люди,
Мы кораблю, что на дне,
Еще и завидовать будем.
Ведь он-то уже дошёл,
Тихо покоится с миром,
А нам пока хорошо,
«Хорошо!» — велят конвоиры.
Ведут не смыкая глаз
Весело, да с позитивом,
Строй исполняет приказ,
Не думать, что «там». За обрывом…

* * *

Не отсидишься с книжкою,
Дома под пледом плюшевым,
Дойдет до МКАДА и Рижского,
Стон городов разрушенных.
«Не интересна политика,
Обе не правы стороны,
Умолкли б скорее нытики»
А уже кружат вороны.
Пеплом пожары далёкие
Воздух наполнят. С ужасом,
Чуешь – забиты все лёгкие,
Пот вытекает лужами.
Как под плитой перекрытия,
Лягут под одеялами.
Ну а пока чаепития,
Ужин. А дальше мало ли…

* * *

Солдаты сдавали в багаж:
Ковер,
Телевизор,
Стеллаж,
Стиралку,
Мешалку,
Картонку,
Пусть едет в родную сторонку.
Звонок. Занесли в коридор:
Стеллаж,
Телевизор,
Ковер,
Стиралку,
Мешалку,
Картонку.
Кричали курьеру вдогонку,
И был там такой разговор:
«Чего это в пятнах ковер?»
Курьер пожимает плечами:
«Ну кровь, так отмоете сами»

* * *

Опровергли они, все дела,
И их тон всем знаком и понятен:
«Глянь, Россия-то не умерла,
Ну не видно на ней трупных пятен.
Мол, возьмите ка ракурс такой,
Как бы в зеркало заднего вида,
Хоп, Россия шевелит рукой,
Значит не было с ней суицида!»
Но все сыпется как домино,
Все костяшки в кровавую кучу,
И, поехав от станции Дно,
Зря, конечно, тянула до Бучи.

* * *

Кровь чистят от всяческой дряни,
Есть методы, есть и врачи,
Для тех, кто в болезни, кто в пьяни,
Захочет себя излечить.
А где бы найти центрифугу,
Сильнее чем тысяча бурь,
Чтоб кровь помотавши по кругу,
Изгнала всю русскую дурь?
Всю веру в коварство злодеев,
Что действуют из-за кулис,
В обличье, к примеру, евреев,
И с ней изощренный садизм.
Приверженность глупости всякой,
И самому мерзкому злу,
С ней тягу до жизни двоякой:
Публично и где-то в углу.
Да много чего, длинный список,
Империю, Сталина, Крым,
Чтоб совесть была не огрызок,
Чтоб ум был не дряхлым. Живым.
Чтоб мать берегла дочь и сына…
…Да, был бы нормальный народ,
Увы, в наши дни медицина,
Гарантий таких не даёт.

* * *

Даже если импорт Запад запретит
Есть синдром стокгольмский и испанский стыд
Поцелуй французский и япона мать
Подлым русофобам всё не отобрать
Чешки и болгарки, шведская стена
Финка в голенище — всем теперь нужна,
Стрижку под канадку носит молодёжь
Голыми руками русских не возьмешь
Чипы, самолёты – мóрок всё и тлен,
Обувают лапти, вставшие с колен,
Бутики закрылись, ни к чему тоска,
В сумку Биркин влезет гречки полмешка.
И не верьте слухам, что всё мрак и хтонь,
Омскими учеными был открыт огонь,
Колесо, прядение и гончарный круг,
Изучают птичек — как лететь на юг?
Ткачество освоили, победили вшей,
Новая рубашка? Так садись и шей.
Кузницы, где раньше был шиномонтаж,
Под курятник передан старенький гараж.
Жаль пока не создали мыло-порошок,
НАТО нами брезгует – ну и хорошо,
Балалайка, гусли, как мы без попсы?
Ночью воют волки, подпевают псы.
В воздухе – духовность, вешай хоть топор,
Кстати, стали вешать, за малейший вздор,
Лен, пенька и дёготь, пакля, береста…
…День спецоперации около двуста.

О традиции маленькой победоносной войны

Русские сильнее всех
От войны до драки!
К нам в бою придет успех
А враги — макаки!
В битву наши корабли,
Государь отправил,
Подчинить чтоб край земли,
Своду наших правил.
Нам приказано царём,
Мощь неукротима!
Мы плывём, плывём, плывём,
Впереди – Цусима…

* * *

Перебои с бумагой случились в стране,
И от этого много вопросов,
Тяжело патриотам теперь в тишине,
Настрочить миллионы доносов.
Вот бы сервис добавить на сайт госуслуг,
Электронный донос — это сила,
Но айтишники смылись на запад и юг,
Там, где сахар, бигмаг и текила.
У предателей длинная очень рука,
Подчистую метет как при краже,
Нет картона для пачек теперь молока,
И бидонов нет тоже в продаже.
Автоваз был приютом бездарных калек,
Встал и он, не хватает деталей,
Он освоить готов производство телег,
Ведь там дерева больше, чем стали.
И таблеток уже не хватает любых,
Все в депрессии, смотрят угрюмо,
Пострадали приюты душевнобольных,
Телевидение и Госдума.
Все проблемы решат, закатав рукава,
Эти громкоголосые люди,
Но к зиме вы, пожалуй, купите дрова.
В нашем климате лишним не будет.

* * *

Бога с нами нету, ведь он уже давно,
В Киевских подвалах да Харьковском метро,
На Одесском пляжах Бог, берегах Днепра,
И к нам он не вернётся больше никогда.
А тот, кто продал душу за друзей своих,
Нам заменит в Троице сразу всех троих,
Даже Богородице здесь не устоять,
За неё крикливая станет бобро-мать.
Ни к чему апостолы, всех прогнать святых,
Жить теперь по-старому — дело молодых,
Быстро закрывается весь открытый мир,
Всё своё, родимое и кругом пломбир.

Тевтобургский лес, или «Квинтилий Вар, верни легионы!» (из имперского прошлого)

империя в zените,
сияет как пожар,
пропрèтор победитель,
идет квинтилий вар.
а варвары трепещут,
и прячутся в лесу,
шли легионы резче,
в ту лесополосу.
засада за засадой,
коварная стрела,
от варваров награда,
пронзит и все дела.
и тают легионы,
враг прёт из-под земли,
пять линии обороны,
в ту землю полегли.
а в риме император,
построил троный зал,
красивую он дату,
победы загадал.
вот с новостью печальной,
примчался в рим гонец,
всей силе нереальной,
в лесу настал конец
хоть праздник отменили,
но траур не настал,
солдаты все — в могиле,
монарх — на пьедестал.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка