302 Views

* * *

Приковали к высшей мерке
Просто по рождению.
Я имперец, ты имперка
Фактом нахождения.

И виниться не виниться,
Непонятно как и в чём,
Стой, как столбик на границе,
Подпирай себя плечом.

Слушай без конца припевец,
Да выучивай его;
Ты имперка, я имперец,
Не изменишь ничего.

Нас таких тысячекратно,
Я не на особицу.
А родить меня обратно
Мама не сподобится.

5 декабря 22

* * *

Девочки дружат с эльфами,
Катаются на крылатых пони.
Мучают живность селфями,
Ставят на подоконник,
причёсывают ,намыливают,
Кормят недоеденным,
Улучшают им крылья,
Ревнуют к сонным медведикам.
Мимишные мои, ласковые.
Ах, недоспала — зевнула.

Потом в школе с “калашниковым”
Дежурят перед портретом Вельзевула.

7 декабря 22

* * *

Роняя тень на снежные холмы,
Перед стеклянным выходом зимы,
Я потерял какoe — либо «мы».

Вооружённых дикий хоровод,
Дивизия, расчёт,бригада, взвод.
Страна рабов взбесившихся господ,
Меня приметив ,только проклянёт.

И те, кто свой обороняет дом,
Пытаемые пламенем и льдом,
С моим расставшиеся языком,
Меня считают чужаком.

Я не в строю. Жалка компания моя.
Айпад с Гомером. Зеркало. И я.

7 декабря 22

* * *

Умерла одна собака.К сожаленью ,это точно,
Умерла и больше нет.
Их и так довольно много в нашем доме крупноблочном
⁃ Сколько их за много лет-
Уходило за пределы , покидало наши блоки,
Неприметный наш чертог.
И теперь её мужчина ,пожилой и одинокий
Сам выходит за порог.
Он выходит без собаки, а как будто бы с собакой ,
У деревьев на виду.
Разъезжаются машины и блестят нарядным лаком,
Он идёт и что-то шепчет, что-то шепчет на ходу.

8 декабря 22

* * *

А мой -то где корабль,? Он к Трое устремлён
Или таясь ,бежит от Трои?
В нём прежних дней подмокшие герои
Или шкатулка с сахарным Кремлём?

По палубе катится в бочке ром,
Тюки собрания стихов собратьев;
Всё судно наше словно палиндром —
Равно себе туда-обратно.

Ругаются и плачут, и блюют,
Клянут за качку Посейдона,
И не переставая пьют,
Бросая в море жалкие гондоны.

Нас всех кидает от бортов к бортам,
Съедает ветер наши фразы.
И вместо ростра Мандельштам
Стоящий во весь рост ,привязан.

Мешки узорных слов, акулья сыть,
Без капитана, паруса и флага.
Вот кто-то закричал «Куда ж нам плыть?”,
Но остальные грянули «Варяга”.

9 декабря 22

* * *

Он погиб не на войне,
Умер он в чужой стране,
Не отдав распоряжений
И не позвонивши мне.

Видно задыхался он,
Всё просил открыть балкон.
У меня его остался
Непрочитанный Платон.

Он толкается под локоть,
Он мешает мне писать,
Не с Платоном же мне плакать
Не с Платоном горевать.

Люди движутся с работы,
Ветер волны шевелит.
Это он на старом фото
На Сампсоньевском стоит.

Над простором Малой Невки,
На Сампсоньевском мосту.
А любили его девки
За красу и доброту.

9декабря 22

* * *

Тот, кто добыл металл, из которого сделали бомбу,
Те, кто изготовили бомбу.
Тот, кто привёз её к самолёту,
Тот, кто уверенно сел к штурвалу,
Тот, кто открыл бомбовый люк.
И еще целый ряд улыбчивых,
Энергичных, профессиональных людей
Трудились, мой маленький, для того,
Чтобы ты больше не увидел своей мамы,
Чтобы она не увидела тебя никогда.
11 12 22

* * *

Времена, когда доблесть — бежать.
Времена, когда в радость поржать
Над отважным и чистым.
За окошком зима в серебре,
Распустился цветок в декабре
Называют цветок «декабристом”.
14 декабря 22

* * *

Я всё сказал. Но ком остался в глотке,
Я больше не готов, я не готов
Перебирать в своих стихах, как чётки
Названья украинских городов.

Я думать не могу о катастрофе,
Что ,не дай Бог, рванёт в теченье дня,
Которая под растворимый кофе
Разбудит снова строчки у меня.

Я перевозбуждён и перегружен,
Ни лучше и ни хуже мне не стать,
Мне дико чувствовать, что никому не нужен,
И мне охота засветло в кровать

Валиться — к стенке серою щетиной,
Завязывать тяжёлым сном глаза,
Поленом, колобашкой, буратиной,
Не верящим в поля и чудеса.

Не верящим, что можно стихотворством,
Остановить ликующую смерть.
Привыкшим жить в ладу с чужим притворством,
И с ужасом — в своём бы не сгореть.

Мерцалось бы Луне да волку вылось,
Ложился б под ногами белый путь.
И чтобы, всё забылось, всё забылось
Когда-нибудь. Когда? Когда- нибудь.

15 12 22

* * *

НА ПОЗИЦИЯХ ДЕДУШКА

Дед Мороз бородатый ,как поп,
Он идёт из окопа в окоп
В ярко-красном своём балахоне ;
Слева лает борзой автомат,
Справа мат,заглушающий мат
И разбитого неба на фоне
Дым из несуществующих труб,
Стылый труп , обнимающий труп.
Дед Мороз, как Толстой бородатый —
От подарков раздулся мешок,
“Прочитай новогодний стишок”
Просит старый солдата.
И солдат в новогодней тоске —
На каком прочитать языке?
И какое барто здесь прокатит?
Только рёв, только рык ,только лай,
“Отвали ты ,Святой Николай
Бога нашего общего ради”.
Бородатый, в ответ ,Дед Мороз
“Отвалю — говорит- не вопрос,
Не хули меня ,глупого ,воин.
Я не просто нелепый старик
Должен быть Новый Год — Нoвiй Рiк,
Чтобы я был спокоен.
Я хочу тем и этим добра,
Вы же были вчера детвора,
Вы же были друзья и подружки,
Возвращайтесь к себе по домам
До отцов, до сестрёнок, до мам,
И взбивайте подушки».

В миг один обе пули взвились,
Обе с яростью в сердце впились
Неразумного Деда.
Потому что война есть война,
И победа всегда лишь одна,
Если это победа.

16 декабря 22 🎅

* * *

Выходит солнце из-за рощ,
Восход какой-то плохонький.
А я и страшен и заросш
И шибко пожилёхонький.

И мне возглавить не с руки
Протестное движение:
Не те ужимки и прыжки,
Не то телосложение.

Не выдернуть на этот раз
КолА из частокола мне
И , аккурат, я в этот час
Записан к участковому.

Мне всё в догадку и вдомёк ,
Я ждать привык столетьями,
Прикрыт от ветра огонёк
Ладонью Шереметьева.

Насыпан властью гололёд,
Свистит охота псовая
И на дорожке самолёт
Скулит и пробуксовывает.

18 dekabr 22

* * *

Мы как кисти поломанные,
Мы из грязи и воска,
Мы в безумных полотнах
У Дали и у Босха.

Мировые и местные,
Мы позируем «Гернике”,
Мы у Репина в «Крестном
Ходе в Курской губернии”.

Это мы безобразные —
Арчимбольдовы овощи,
В наших дремлющих разумах
Гойя видит чудовищ.

Выпадая из времени,
С напряжённою выей
Мы позируем Брейгелю
Для картины “Слепые”.

19 декабря 22 🖌

* * *

Мороз заледенил углы,
Ребром поставил глину
Деревня Нижние Котлы
Чинаeва Фаина.

Была корова у неё
Корова околела.
На травяном одном сырье
Фаина заболела.

Никто у женщины на бой
Не уходил из хаты.
Она живёт сама собой
И сильно плоховата.

Переживаний короб наш —
Свобода, Украина
И прочий шумный вернисаж
Невнятен для Фаины.

Давай, товарищ мой, гори,
Лети и сбоку бантик.
Гуманитарку собери
И этот…краудфандинг.

Едва торчит из снежной мглы
Промёрзшая калина.
Деревня Нижние Котлы,
Чинаева Фаина

21 декабря 22

* * *

ЛЮБОВНИКИ

Грамматика тайных свиданий
С маршрутами вил по воде.
Теперь его милая в Дании
Лететь через чёрт знает где.

Взбираться на все эти пандусы,
Придумывать дома враньё.
Мол, Гамсун мне нужен, мол Андерсен,
И дело какое твоё?

И всё это дико ,невежливо,
И стоит, что твой Мерседес.
И Гамсун, вообще-то, норвежец,
И мог обходиться бы без.

“Что делать? Она же живая.
Что делать? Я тоже живой».
Не смотрит в глаза и кивает
Красивой своей головой.

21 12 22 ✈️

* * *

Когда я стихи Украине пишу,
Как в госпиталь я передачи ношу.

А раненый нетерпелив и горяч
Не нужно ему от меня передач.

Ему бы покинуть палату свою,
Ему бы опять оказаться в бою.

Зачем ему бедные строчки —
Благого сочувствия дочки?

Зачем я пишу про окоп и подвал,
В которых я сам не страдал, не бывал?

И Данте не плыл ни в «Раю» , ни в “Аду”,
Но тыщестраничную выдал байду.

И Пушкин в своей отражаясь Неве,
Посланье писал декабристской братве.

Простите меня, не корите меня,
Я тоже хочу вам победного дня.

И многие вашей бедою больны
Из проклятой вами соседней страны.

А если стишки не всегда бриллианты,
Так мы и не Пушкины, мы и не Данты…

22 декабря 22

* * *

Я возвратился. Видно, без меня
Купали красного коня.
Из дома спешно выходили люди.
Неясный запах пота и беды,
И ярко-красные следы
На потолке, на книгах,на посуде.

23 декабря 22

* * *

После мамина плеча,после маминой груди,
Тридцать лет обычной жизни ждут ребёнка впереди.

Жизни пешей и вольготной, где и книги и труды ;
После папиной щекотной жестковатой бороды.

Люди шли толпой с работы, становились к ряду ряд,
Пахло луком, пахло потом от скучающих солдат.

Где-то дудочка запела, не пастушья, просто так,
Тело вовсе онемело и не двинуться никак.

Но победный запах сильный разомкнул его уста,
Запах свежей древесины от тяжёлого креста.

Там, где средоточье боли под ногой и под рукой —
Запах силы, запах воли , как в отцовской мастерской.

На Голгофу дунул ветер. День рожденья, Рождество.
Словно псы , тысячелетья прилегли у ног его.

И священник кареглазый с бородой ,как у отца,
Возгласил ,что будет праздник. Он и длится. Без конца.

24 12 22

* * *

На войне не бывает добра
Просто съевшие утренней каши
Разделились на “ наших и ваших»
И пошли за свои бруствера.

Это кто там : “Победа добра?”
Видел ты как в окопе левее
В небе знамя победное веет
Раньше — вечером, нынче с утра?

Каждый платит отдельный оброк,
Маркитантке бессовестной Прухе.
Неопрятной тяжёлой старухе
Разносящей в корзинах добро.

Не попали — вот это добро,
Промахнулись вот это удача,
Меньше двигайся, фишка, иначе
Попадаешь на поле “зеро».

Удобрением, а не добром,
Станут ноги ,и плечи ,и очи
И к тебе приобнявшему почву,
Подплывает Харонов паром.

Мама, дочка, невеста, сестра,
Не глядите на снег, на дорогу.
Словно с бодрыми песнями, в ногу
Марширует победа добра.

В чью ты пользу,победа добра?
Как закончится эта игра?
Молчалив автомат-говорун у ребра,
И граната молчит у бедра.

25 декабря 22

* * *

В глазах рябит,в глазах горошит,
В домишке на семи ветрах
Поёт артист Владимир Трошин
О подмосковных вечерах.

Пластинка шур да шур по кругу,
Ей семьдесят примерно лет.
Он потерял свою подругу,
Собаки нет и кошки нет.

Не сам артист Владимир Трошин,
А тот, кто слушает его.
Пред ним пейзаж из двух картошин
И вечной жизни торжество.

А водки…Водки крот наплакал,
Который всё вокруг разрыл,
А тот, кто был ,за неуплату
И свет, и воду перекрыл.

Поёт артист Владимир Трошин,
Скрипит по желобкам игла,
И сумрак в комнатe накрошен
И очи выедает мгла.

Зачем он жив? И заоконный
Зачем недвижен снежный вид?
И этот с жениной иконы
Глазами страшными глядит?

25 12 22

* * *

ПЕРЕД ПОЕЗДКОЙ
Когда б я ехал в город свой суровый,
Где ходит с тростью пушкинское слово,
Где змей шипит под лошадью петровой,
Где зимняя река и зыбкий свет.
А еду я в село Беглово,
Что строено из забытых газет,
Где до сих пор стоит Дворец Ледовый,
И на колонне, на полстаметровой,
Забитый в небо ангел с буквой Z.
26 12 22

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка