294 Views

Отступать некуда

Отступать больше некуда,
А я всё веселюсь да шучу,
То навалю бисера кучу,
То завалю капчу,
А всего лишь, брат, попроси чат джи-пи-ти
Капчу за тебя пройти, чашу ту выпити,
Казнить нельзя помиловать без суда,
Отступать больше некуда,
Братишка, куда же ты, а?
Шаг вперёд, двадцать семь назад,
Вышли на Болотную —
Было нас миллион минус миллиард,
Каждому в зад клизма
Во имя великого whatabout‘изма,
ХХ век туда, ХХI — сюда,
Отступать больше некуда,
Отступать больше не-ку-да,
Понимаешь, сестра?
А ты всё плачешь да убиваешься,
Частица «ся» означает себя,
Нас тупила эпоха депрессии и бордерлайна,
А на нас летел ананас Dasein‘а
Такого, блядь, дизайна,
Что дуди, ада дуда, дидели-дудели-да!
Отступать больше некуда,
А я всё шевелюсь да топчу
По танцполу битого стекла босиком,
Обнимаю и целую воспоминаний снежный ком,
Вхожу в горящий дом и горю — искрами во мглу,
Плачу избитый на полицейском полу,
Встаю и снова иду,
Встаю и снова иду,
Встаю и снова иду,
ВСТАЮ И СНОВА ИДУ!
Отступать
Больше
Некуда.

21.03.2023
World Poetry Day

Родной двор

Вот моя ментовка,
Вот мой двор родной.
Здесь гонялся Вовка
Пьяный за женой —
Топором махал он
С криком «Зарублю!»,
А жена визжала:
«Я тебя люблю!».

[2011]

Идёт война

Каждую секунду идёт война
Ты дышишь и не дышишь — идёт война
Ты спишь в своей кровати — идёт война
Идёт война идёт война

Каждую секунду идёт война
«Да хватит повторять уже “идёт война”»
«Заладил как заело, блин, “идёт война”,
“Идёт война”, “идёт война”»

«Да так было всегда, уж не в первый раз,
Ни Англия, ни Франция не лучше нас,
Конечно, Украина такая не одна —
На свете много стран где идёт война»

Конечно же вы правы и не мне с вами спорить
Я сам уже наверное не знаю что пишу
Меня перекорёжило я еле дышу
Спасибо за урок мировой истории

Но пока мы тут смеёмся — в Украине война
Мы всё не разберёмся — идёт война
Каждую секунду в Украине война
Идёт война идёт война

[4.04.2023]

Состав на Хабаровск

— Когда же прибудет
состав на Хабаровск?
— Состав на Хабаровск?
— Состав на Хабаровск!
— Состав на Хабаровск
прибудет, наверно…
А сколько сейчас?
— Восемнадцать ноль семь.
— Вы сами в Хабаровск?
— Да нет, не в Хабаровск,
Но нам на Хабаровск,
А после на север.
— На север?
— На север. Мы с запада едем,
Где были в России
У мамы в гостях.
— У мамы ребёнка?
— Я — мама ребёнка!
У мамы моей…
— Ну, а сколько ребёнку?
— Да скоро двенадцать.
— Смышлёный парнишка,
Хотя молчаливый.
С рожденья молчит.
— Простите.
— Ну, что вы. Он всё понимает,
Читает, рисует.
— Он слышит. Кивает!
— Конечно, кивает,
Он всё понимает,
Но с самого раннего
Детства молчит.
— Так вам на Хабаровск.
Пойдёмте, узнаем,
Когда остановится
Ваш паровоз.
— А сами куда вы?
— В столицу Сибири.
— Так там же граница!
— У нас пропуска.
Я еду-то с мужем —
Сибирским военным…
— Как всё нынче сложно!
— Сгубили страну.
А когда-то мы жили
В великой России!
— И жили богато!
— Богато. Весь мир
Боялся могучей
Державы! А нынче
Распалась страна
На отдельные части.
— А все этот жулик московский!
— Кремлёвский!
— Я слышала, он —
Иностранный шпион,
Внедрённый врагами…
— А вот расписанье!
Состав на Хабаровск…
Да он отменён!
— Наш состав на Хабаровск?
— Да, ваш состав на Хабаровск.
Да сами читайте!
— Да где же?
— Вверху!
— В связи с повреждением
Железнодорожной инфраструктуры
Паровозное сообщение между
Западно-европейской русской республикой,
Уральской народной республикой,
Сибирской независимой республикой,
Великим хуралом Буряад
И Дальневосточной республикой
Временно прервано…
Да что же творится?!
— Бардак, как обычно.
— Куда ж нам деваться?!
— Да вы обратитесь
К начальнику станции.
Муж возвращается,
Надо прощаться,
Нашёл лошадей!
— А вы не на поезд?
— Какой уж тут поезд.
Не менее суток
Трястись до границы,
Распутица, грязь,
Помоги нам Господь.
— Счастливо добраться!
— И вам добрый путь!

[6.10.2015]

Психоз

Когда у близкого психоз,
Ты в белом венчике из роз
Шагаешь с черепа на череп,
Но Бог в тебя уже не верит,
А вал проблем всё рос и рос,
Как немцы говорят: «Sehr gross»,
И лодка ткнулась носом в берег,
И ты сошёл и наг и бос.

Когда у близкого психоз,
Ты задаёшь простой вопрос:
Где завершаются потери?
Но вновь захлопнуты все двери,
Лошадка пашет на износ,
И выбит зуб, и сломан нос,
Какою мерой дно измерить,
Когда у близкого психоз?

Стекало время по усам…
А вдруг давно уже ты сам
Находишься во мгле психоза,
Цветёшь, как жёлтая мимоза,
И пахнешь улицей Сезам,
Подвластен странным голосам,
Но ни поэзия, ни проза
Не смогут дать по тормозам.

Лишь Дух Святой по волосам
Проводит нежно, по глазам…
Сейчас закроет пятаками?
Накостыляет кулаками
По всем подставленным щекам?
С размаху хлопнет по рукам?
Куда, мол, лезешь со стихами,
Дуй, дурачина, к дуракам!

А мне хватило майских гроз,
Июньских роз и глупых поз,
То поскандалишь, то поплачешь,
Как немцы говорят: «Quadratisch»,
А я двойных добавлю доз,
Под нейролептиком — мороз,
Настала ночь, горит звезда, тишь…
Когда закончится психоз?!..

[5.04.2023]

Хорошим не кончится

«Ничем хорошим это не кончится», –
Сказал участковый, зайдя в наш московский клуб.
«Ничем хорошим это не кончится? –
Подумал я. — Ха-ха! Ты, начальник, глуп!
Здесь собираются лучшие люди города:
Герой андеграунда, диджей-звезда…
Если и закончится, уж не скоро-то!
А скорее, не закончится никогда».
Но вслух произнёс: «Кстати, вам не хочется
Чем-то за наш угоститься счёт?»
«Ничем хорошим это не кончится», –
Участковый съел пирожное. Попросил ещё.
И ушёл, прихватив упаковку бутеров
(А участок забрал потом пару новых компьютеров).

«Ничем хорошим это не кончится» –
Так говорят, когда хотят пристыдить.
«Ничем хорошим это не кончится», –
Так говорят, когда хотят напугать.
«Ничем хорошим это не кончится», –
Думаешь ты и продолжаешь пить.
«Ничем хорошим это не кончится», –
Шепчет монстр, прячась под твою кровать.

И это продолжается некоторое количество времени,
У этого процесса есть начало, кульминация и финал,
Но однажды за всеми приходит та, у кого нет тени,
Ой, только не говори, что ты и не знал.

«Ничем хорошим это не кончится», –
Повторяет Слава Курилов перед тем как спрыгнуть за борт.
«Ничем хорошим это не кончится», –
Думает Горбаневская и на Красную площадь идёт.
«Ничем хорошим это не кончится», –
Ругается группа хороших русских на Верхнем Ларсе.
«Ничем хорошим это не кончится», –
Плачет Шива в глубоком трансе.

И оно продолжается. Прожорливая Родина
Откусывает руки и ноги у злых детей.
И оно продолжается. Украина разбомблена,
Кому приготовиться, нет идей?
Ведь оно продолжается! Имеет ли силу поэта слово,
Пока поэт не скопытился в тихий труп?
А оно продолжается. Я всё так же жду участкового,
Который должен зайти в наш московский клуб.

[16.12.2021-6.04.2023]

Слова

Внезапно у меня закончились слова.
Я рот раскрыть успел — и вдруг заглох он.
Секунду лишь назад такая шла борьба!
Такие споры! Било словно током,
Хотел в ответ сказать… Но позабыл о чём.
Гляжу на собеседников, растерян…
Возможно, нужен врач, кто сходит за врачом?
За временем, кто сбегает за временем?
Внезапно у меня собрался в горле ком
И сердце так стучит, как бас и бочка,
И по губам сухим вожу я языком,
Какое там тире, какая точка.
Да только боль — па-бам! — пульсирует в виске,
Я глупо улыбаюсь перед вами,
И каплей тишина висит на языке,
Уже не пожонглируешь словами,
А ветер загудел, качает дерева,
Я каменею, я дрожу от страха,
Внезапно у меня закончились слова,
И в горле ком, и вся в крови рубаха.

[10.04.2023]

Края дыры

В груди дыра, засасывающая
Окружный свет и время. Я стою,
Сижу, лежу, брожу, стиховещая,
Дыру никто не чувствует мою,
Дыру мою не видит даже доктор,
По алчности в неё не сунет рук вор,
Мир кубарем летит мой поутру
В грудную вывернутую дыру,
А я дрожу, кружу, мычу, лечу,
Гнездо себе никак не обустрою,
Врываюсь за рецептами к врачу,
Живу с заклеенной бумажками дырою,
Я трепещу, как знамя на ветру,
Ко мне подходит кто-то, кто, не ты ли?
Но по спирали всё летит в дыру,
Кровавые края во тьме застыли.

[11.04.2023]

Тюремный Иисус

В текст включен поэтри-ремикс стихотворений А.С. Пушкина «Ветер, ветер, ты могуч» и М.Ю. Лермонтова «Баллада».

Когда подвыпивший опер
Дубасил Смирнова кулаком в лицо,
Голова откидывалась назад,
И затылок бился об стену.
Это творилось уже пару-тройку часов
В небольшой, полутёмной комнатке:
Стол в углу, два стула,
Скамейка за решёткой — «обезьянник»
Максимум на четырёх задержанных обезьян,
Причём четвёртой пришлось бы сидеть на полу.
Помещение находилось в подвале,
Окошко терялось под самым потолком,
Маленькое и зарешёченное.
Опер ёбнул ещё раз и крикнул:
«Xyли ты мне пи3Dишь, сука?
Сейчас ты у меня поедешь в изолятор, понял?
Знаешь, что там с такими как ты делают?!»
В изолятор Смирнову не хотелось,
Ему хотелось домой.

— Опер, опер, ты могуч,
Твой кулак — горячий луч,
Я твой раб и червь кандальный,
Ты мой царь и бог подвальный,
Повторяешь нараспев
Сладкий слог УК РФ,
Гнёшь да гнёшь свои вопросы,
То предложишь папиросы,
То с размаху в рожу — хрясь!
Ждёшь ответ какой?
Смеясь,
Отвечает опер властный:
— Выбор у тебя опасный,
Под землёй запру в гробу —
Черти вычистят трубу!
А поставишь подписушку —
И пойдёшь пилить подружку.
Есть и пряник, есть и кнут,
Ну, подумай пять минут!
Но свободы воздух чуя,
Знай: по полной раскручу я.

Опер вышел, хлопнув дверью,
А Смирнов остался один в узком, тесном пенале
С выкрашенными мышиной блевотой стенами,
С гудящим затылком и саднящей скулой,
Со стучащим сердцем и спутанными мыслями,
Вырванный из полночного вагона метро
И брошенный в унылый казённый ад,
И сразу лишённый всех привычных опор.
Так вот, запомните, дети:
Их инструмент — насилие,
И вот что они с нами делают:
Лишают привычных опор,
И какой бы ни попался модный красавчик,
А будет отпи3жен,
Так и захлебнётся в соплях.
Здесь, на подвале у мусоров,
Нет уже никакого Смирнова,
Нет никакого гражданина,
И уж тем более — никакого поэта,
Есть — функция для подписи под заявой,
Есть — штопаный гондон да ломаный грош,
Недаром эта клетка зовётся «обезьянником».
Так работает обыкновенная пытка —
Простой и эффективный механизм
Расчеловечивания.

В подвале позднею порою
Один задержанный сидит,
И над побитой головою
Лишь лампа тусклая горит…
Вдруг на колени упадая,
Душа взмолилась молодая:
«Спаси меня, помилуй, Боже!
Законник преступил закон,
Не умеряя хищной дрожи,
Приготовляет жертву он,
Оформив лживо документы…
Спаситель мой, ну, где Ты, где Ты?
Когда-то шёл по Иудее
И, сотворяя чудеса,
Ты за собою вёл людей, и
Сияли верой их глаза,
А я без веры, без надежды…
Прошу, приди, прошу, утешь Ты!
От власти злой страдают люди,
Лишённые в застенках сил,
Но нам спасения не будет,
Когда Спаситель нас забыл,
Неужто зря тебе молился?..»
И в этот миг Господь явился,
Но сам в крови, избит и ранен,
На нём как будто тяжкий груз,
Не утешающий словами,
Молчит тюремный Иисус,
У ног его усталый узник,
Замолк и, глядя в пустоту, сник,
Не слышит он: «Вставай! Не медли!
Надежду не теряй и верь!..»
Скрипят несмазанные петли,
И снова опер входит в дверь,
Глядит на узника мучитель,
И тает призрачный Спаситель.

Всё это случилось в ту удивительную пору,
Когда полиция называлась милицией,
Деревья зеленели летом,
Снег выпадал зимой,
А задержанных втихую пи3Dили по подвалам.
Вырванный из полночного вагона метро
И брошенный в унылый казённый ад,
Смирнов глядел в расплывшееся лицо опера,
Выдававшее нездоровый образ жизни,
И думал о том, что
Если бы опер продолжил дубасить его
Вместо того чтобы встать и выйти,
Если бы это продолжалось еще 10-15 минут,
Он бы мог сломаться,
Начать в панике сдавать друзей и знакомых,
Лишь бы избежать этого ужаса,
А кому понравится биться затылком в стенку!
«Но теперь, — думал Смирнов, — теперь-то я взял себя в руки,
Теперь я собрался и успокоился,
Теперь я — это снова я…».

Прошли годы, а всё это повторяется вновь и вновь:
Тесный подвал с блевотными стенами,
Подвыпивший опер, крики, удары…
Молчит тюремный Иисус.

[8.02.2021]

Танцевальная чума

В 1518 году в Страсбурге неизвестная женщина начала танцевать на городской улице, вскоре с ней плясали уже сотни людей сутками напролёт, пока не умирали… Такова легенда. Но танцевальная чума действительно вспыхивала то тут, то там на протяжении сотен лет. А может, под эту дудку пляшем мы и поныне.

На улицах Страсбурга мусор и грязь,
Но я от души поплясать собралась,
Где скрипки да флейты? Себя не жалей ты!
Такого народ не видал отродясь.
В Священной империи жизнь ещё та,
Работа без отдыха и нищета,
Пустые карманы стучат в барабаны,
Да черти в аду подбивают счета.
И тут я пустилась в свой бешеный пляс,
С тех пор без конца и танцую для вас,
Сошла я с ума, не сошла я с ума,
Такая чума я, чума я, чума!

От века до века спасенье души,
Ищи, греховодник, во тьме и в глуши,
Шаг вправо, шаг влево, монах или дева,
Да будь ты сам папа, не стой, а пляши!
Вперёд! Галопируй и ночью, и днём,
Согнём поясницу, потом разогнём,
Шаг влево, шаг вправо — такая отрава,
До самой могилы теперь не уснём.
И я продолжаю свой бешеный пляс,
Гарцую, как лошадь, танцую для вас,
Сошла я с ума, не сошла я с ума,
Такая чума я, чума я, чума!

Давай, помолясь, то крича, то смеясь,
Ногами затопчем и мусор, и грязь!
И как с перепою все скачут толпою,
Со мною наладив утробную связь.
Тот рыбу ловил, этот землю копал,
Но каждый раскроет свой потанцевал,
Ещё один танец — и бедный засранец
За сердце схватился и замертво пал.
А мне-то что? Я продолжаю свой пляс,
Уж сколько столетий танцую для вас,
Сошла я с ума, не сошла я с ума,
Такая чума я, чума я, чума!

Собрал балетмейстер детишек отряд,
Такие коленца откалывал, гад,
Лихою дудою манил за собою,
Их больше не видел никто, говорят.
Вставай, поднимайся, рабочий народ!
Отжарил ты лихо да помер, и вот
От века до века шумит дискотека,
Скелет со скелетом ведут хоровод,
И ты на костях своим черепом тряс,
А я продолжала свой бешеный пляс,
Сошла я с ума, не сошла я с ума,
Такая чума я, чума я, чума!

На мост забегали плясун с плясуном,
Голодного не испугаешь постом,
Но с грохотом громким упали обломки,
Останки танцоров теперь под мостом.
Прошлась по телам я крутым колесом,
А плоть тяжела, только дух невесом,
Танцует Креститель, и даже Спаситель
Вприсядку пустился в обнимку с крестом.
И солнце с луною устроили пляс,
И звёзды на небе танцуют для вас,
Сошла я с ума, не сошла я с ума,
Такая чума!..

[2.03.2022]

День космонавтики-2023

Летит Гагарин на ракете,
Такой улыбчивый добряк,
Он симпатичней всех на свете,
Как вдруг ракета сверху бряк —
И взрыв, и крики, и руины…
Почти рутинные уже.
Что, новости из Украины?
Мультимедийные клише!

Скажи-ка, Юра, ведь кошмаром
Твой путь казался впереди,
Когда поехал с лёгким паром
В консервной банке взаперти
Вокруг Земли по высям горним?
Вилась орбита как змея,
И так тобою был исполнен
Приказ командования.

А за ракетой тучей дым плыл,
Неслися звёзды кувырком,
И ты сошёл, святой поп-символ,
С небес с развязанным шнурком,
В беседе светской, в песне детской
Стал воплощением побед,
Усатый бог страны советской
Прищурился тебе вослед.

Мне скажут: «Хватит эпатажа!
Хотя бы этот общий краш
Зачем ты очерняешь, Саша?
Ну, что тебе он сделал, Саш?»
Да, не поспоришь против правды:
Других ракет стартует вал,
В Москве другие космонавты
Сегодня правят страшный бал.

Как будто неразменный рубль,
По нраву всем наш чемпион,
Не он ровняет Мариуполь,
И режет головы не он,
А на асфальте надпись «ДЕТИ»…
О чём я? Сам уж не пойму.
Летит Гагарин на ракете,
Куда приказано ему.

[13.04.2023]

Только не ты

Во всём виноват патриархат,
Но только не ты.
Во всём виноват гастарбайтер Фархат,
Но только не ты.
Во всём виноват непропитый курс,
Но только не ты.
Во всём виноват выработанный ресурс,
Но только не ты.
Во всём виновата генетика,
Медицинская герменевтика,
Царящая всюду эклектика,
Постмодернистская этика,
Выбросы парниковых газов,
Партия боевых пидарасов,
Поднявший без повода шум клерк,
Марк Цукерберг, Грета Тунберг,
Орущие в мае коты —
Но только не ты.

Когда наступила расплата,
Ползли мертвецы из палат,
А ты-то не виновата,
А ты-то не виноват.

Во всём виновата плачущая Ярославна,
Но только не ты.
Во всём виновата твоя детская травма,
Но только не ты.
Во всём виновата плохая карма (викарма),
Но только не ты.
Во всём виновата биг фарма (кошмар, да?),
Но только не ты.
Во всём виновата плохая хореография,
Проституция, порнография, наркомафия,
Фашисты, коммунисты, капиталисты,
Глисты, подписные листы, поп-артисты,
Попы, папарацци, голые попы,
Бар «У Барбары» по дороге с работы,
Троллейбус, который шёл на восток,
Мастурбация, рейс в Моздок, ВИА «Кровосток»,
Путин, Хуютин, моча с высоты —
Но только не ты.

Когда стала чаша мала та,
Подставил ведро Пилат,
А ты-то не виновата,
А ты-то не виноват.

А мы-то не виноваты, что пляшем под аты-баты,
А мы-то не виноваты, что из-под купола ёбнулись акробаты,
А мы-то не виноваты, что правят страною гады,
А мы-то не виноваты, помочь вам были бы рады,
Да у нас у самих хватает забот, борщ, макароны, компот,
Восьмое марта и новый год, глубинный народ,
Государственный переворот слева направо и наоборот,
Два сильных выдоха рот в рот,
Прямой массаж сердца, не могу согреться,
Лицо в остатках салата, уберите этого поца,
Хорошо ебётся, но маленькая зарплата,
Всё видно из-под халатика, в бассейне не дала Ване я,
Воркшоп «От первого газлайтинга до последнего обесценивания»,
Ах, хорошо бы жить здесь и сейчас всем нам,
То, что считалось обсценным, оказалось наиболее ценным,
Но всё промелькнуло, и вот я — пыль, трава — ты,
Но чем же мы виноваты?
Мы же не виноваты?!

Во всём виноват искусственный интеллект,
Но только не я.
Во всём виноват выступающий в качестве объекта субъект,
Но только не я.
Во всём виновата социальная страта,
Но только не я.
Во всём виновата мышь та или гора та,
Но только не я.
Во всём виноваты РИА «Новости», «Коммерсант» и «Ведомости»,
Но только не я.
Во всём виноваты ваши гонорарные ведомости,
Но только не я.
Во всём виновато общество потребления,
Но только не я.
Во всём виновато хилое качество данного стихотворения,
Но только не я!

Тут авторка выпила яда,
И автор с ней выпил яд,
А я-то не виновата!
А я-то не виноват!

— Подсудимая, вы признаёте свою вину?
— Не виноватая я!
— Ребята, это вы положили в вино ваты?
— Мы не виноваты!
— Смирнов! Ты накачал нам говен?
— Я невиновен.
— Ваш вывод, доктор? А то трещит голова-то!
— КОЛЛЕКТИВНОЕ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ ВИНОВАТО!

А мы с вами пойдём по домам,
Радуясь этим мудрым словам.

[10.08.2021]

Шаги печали

Ничего не поделаешь, Смирнов всегда и везде
Слышит шаги печали,
И когда сидит один дома у окна,
И на вечеринке весёлой, где полно людей,
Он всегда слышит шаги печали, он всегда слышит, как она
Скользит между пылинок, проходит сквозь нас,
И каждый, и каждая в этих больших домах,
Каждая кошка, каждый хомяк, все эти дети в яслях,
Все эти старики и старухи, что пришли осмотреть музей,
И ты, такая красивая, когда всё с себя сняла,
И Смирнов, даже когда спит, слышит шаги печали,
Вот идёт она, тихая как отлетевшая душа,
Вот проходит по мосту возле древнего Кремля,
Вот летит над Берлином, как капли дождя,
И каждый, и каждая ощущают её дыхание,
И оно такое лёгкое, но может придавить к земле,
Признайся честно, разве ты не слышишь то же, что слышит Смирнов?
Как будто прекрасные огни вспыхивают по краю зрения,
Как будто такая боль в груди, нежная и неизлечимая,
А может, просто слёзы накатили, по причине или без,
А может, в Париже вечером попрошайка схватил за край плаща
Тебя, и ты обернулась, и хотела возмутиться, закричать,
Но вдруг услышала в тишине шаги печали.
И Смирнов слышит их, когда в небе танцует Луна,
И когда за трёхликой Гекатой летит сова,
И когда чек в банке обналичивает весёлый клиент,
И когда от зубного выходит радостный пациент,
И когда вы целуетесь как сумасшедшие лучше всех,
Но печаль всегда рядом с вами,
И поэтому, знаешь, что я говорю?
Я встаю и раскрываю окно и знаешь, что кричу?
На вечеринке ко всем подхожу и знаешь, что шепчу?
Этим детям, этим старухам и старикам,
Этим кошкам и хомякам, этой Луне и этому мосту,
Я кричу: «Гоните прочь проклятую печаль!
Гоните её, поганую, отовсюду прочь!
Да знаю я, что она, сука, всегда находит путь и проскользывает назад,
А вы не отчаивайтесь и гоните её прочь, гоните печаль навсегда!»
Но никто не слушает, все только смеются,
И каждый, и каждая только хохочут: «Ха-ха-ха! Какая ерунда!»
И они правы, так в обществе вести себя нельзя,
Даже ты ушла от меня, и я понимаю тебя.
А что ещё сказать? Смирнов просто идёт домой,
Ничего не поделаешь, он всегда и везде
Слышит шаги печали.

[18.11.2021]

Наука доказала, что война

Наука доказала, что война
Нам не нужна, поскольку все мы смертны,
Поскольку дети, медстраховка, нервы,
И выпито вино почти до дна.
Явлений всех находят объяснения
Учёные, у логики в плену,
И, в целом, как расстройство поведения
Рассматривать предложено войну.
И мы сидим, спокойны, хоть бы хны,
Поскольку долго не было войны.

Хотя гремело где-то далеко,
Порою доносились отголоски,
Но жизнь на чёрно-белые полоски
Делили мы привычно и легко.
(Задумайся: а так уж далеко ли?
Теперь весь мир как на одной волне.
Ты отвечаешь: ну, а нам легко ли?)
Никто не хочет думать о войне.
В твоих руках отнюдь не автомат —
Кредитку ты пихаешь в банкомат.

А наши дети ходят в детский сад,
И хоть не индексируют зарплату,
Но, слава Богу, не везут в палату,
Откуда не воротишься назад.
И мы привыкли к мирному порядку,
Оффлайн любимый, милый наш реал,
И кто-то отправляется на блядку,
А кто-то просто зырит сериал.
За кадром смерть — нечёткий силуэт.
Добро должно быть, как сказал поэт.

Но прошлой ночью заскрипела дверь,
И в комнату, как тень, скользнуло нечто,
И понял я: чудовище навечно
Со мною жить останется теперь.
Пахнуло тленом, патокой и ладаном,
Холодная ладонь легла на грудь,
И я не мог вздохнуть, как будто падая,
И вдруг проснулся, и не мог заснуть,
Лишь левая заныла сторона,
Пока не просветлел квадрат окна.

Она ещё мала, совсем дитя,
Балуется, играет в погремушки,
Но дарят ей всё новые игрушки, и
И в небо утыкается культя.
Не надо врать себе словами бодрыми —
Где стол был яств, там пепельная серь,
И стены рухнут содранными рёбрами,
И женщина завоет, словно зверь.
А впрочем, что за чушь! Налей вина.
Наука доказала, что война.

[13.01.2019]

Перекрыло

В текст включены поэтри-ремиксы стихотворений Анны Ахматовой «Перед весной бывают дни такие» и Николая Гумилева «Это было не раз».

Когда Ойзис перекрыло,
Она закричала, как страшная птица,
Выгнула руки, как сломанные крылья,
И упала на пол.
Эфир сначала растерялся,
Так это было неожиданно,
Непонятно, внезапно,
А потом спросил:
«Эй! Я могу тебе чем-то помочь?»
Но Ойзис только стонала и выгибала руки,
И ему стало очень страшно.
«Что же мне теперь делать?!» –
В панике думал он.

Глухой зимой приходят ночи эти:
Обрушится лавиной тишина,
И ты дрожишь, одна на целом свете,
И еле дышишь, света лишена,
И дом — ловушка без дверей, без окон,
И на душе привычный тяжкий груз,
Осталось только выть в краю убогом,
Не в силах разорвать гнетущих уз.

Эф опустился на колени рядом с Ойзис
И осторожно погладил её по голове.
«Послушай, это просто такое состояние, –
Сказал он. – Просто биохимия мозга!
Мы с тобой в приятном, уютном месте,
Тёплый вечер, ласковый ветер,
На самом деле всё хорошо!»
Ойзис вслушивалась в его слова,
Постепенно переставая дрожать.
Они приехали на море позавчера,
И в первый день всё было ай-на-нэ,
И во второй день всё было ай-на-нэ,
А потом наступил третий день,
Когда Ойзис перекрыло.

Невозможно вчера, невозможно сейчас
В мире нежном, безбрежном и чуждом:
Никогда здесь не будет и не было нас,
Только шлёпает юность по лужам,
Да разлука-любовница, верность храня,
Как вина, выпьет крови венозной.
Лишь на миг два огня ослепили меня
И растаяли в вечности грозной.

Эф гладил Ойзис и что-то бормотал,
Шептал, она завороженно слушала
И уже не кричала, не выгибалась,
А потом и вовсе встала и улыбнулась.
«Ты прав! – воскликнула она. –
Это просто дурная биохимия!»
И была ночь, и настал новый день,
А за ним новый год, новая жизнь,
В которой Ойзис и Эф уже не были вместе,
И лет пятнадцать или двадцать спустя
Он опять смотрел на то же море и думал:
«А ведь действительно я вёл себя как скотина,
Даже странно, как я мог быть таким чурбаном,
Совершенно ясно, почему она от меня тогда ушла,
Да я бы сам от себя ушёл! Но всё же…
Всё же в тот вечер, когда её перекрыло…
В тот вечер я, пожалуй, всё сделал верно!»
Эфир улыбнулся сам себе,
И постоял там ещё минут семь,
Шесть,
Пять…

Присмотритесь, видите, как он там стоит?
А потом медленно, медленно исчезает.

[11.05.2021]

Кость

Убийца подошёл и сел напротив,
Улыбчивый, успешный, ух, какой!
Он съел шашлык из человечьей плоти,
По нашим дням, не столь и дорогой.
Он выпил крови — с солью и лимоном,
И молвил мне: «Что вылупился, брат?»
А солнышко хихикнуло над домом,
И шёл ракетной техники парад,
И граждане вокруг спешили дружно
Кто по делам, кто отдохнуть уже,
И телевизор мне шепнул: «Не нужно,
Не нужно, Саша, думать о душе».
Убийца пар пустил красивым вейпом
И подкрутил традиционный ус,
А я не помнил сам уже, как сел там,
Что за порыв принёс меня на Русь.
Без глаз и ртов кругом мелькали лица,
Стряхнул звезду с погонов небосклон.
«Откуда к нам?» – спросил меня убийца,
И я соврал: «С района, за углом».
«Когда прикажет родина, солдаты
Должны исполнить родины приказ!» –
Он подмигнул, и тыквенного латте
Я отхлебнул, не слушая рассказ,
Но там попёрло так — не остановишь:
«Братан, мы русские, а значит, с нами бог,
А кроме нас ни с кем уже он, то бишь,
Врубаешься? Кто против нас — тот лох!»
«А против нас-то кто?» – я пискнул тихо,
Но он не слушал, набирая злость,
Отвлёкся на еду, глодая лихо
С зубовным хрустом локтевую кость.
Да что за хер?! Такое было чувство,
Что он древней, чем рыба-целакант,
В кафе, где были мы, вдруг стало пусто,
У стойки задремал официант.
«Все против нас! – продолжил тему строго
Мутант проклятый, жир стирая с губ. –
Весь мир взорвём за родину, за бога,
Пусть только нас попробуют, прижмут!»
Убийца встал, почёсывая пузо,
Махнул рукой и растворился сам,
А солнышко, как в смузи из арбуза,
Садилось прямо в землю к мертвецам.
Я оглянулся… Что-то с головою?
Давно лечиться надо было, блин!
Луна плыла отнюдь не над Москвою,
Я брёл один, вокруг родной Берлин,
Мерцала разноцветная реклама,
А под рукою что… как будто трость…
И с ужасом я вынул из кармана
Обглоданную локтевую кость.

[14-15.04.2023]

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка