668 Views

Дедушка Ной

— Дедушка Ной, дедушка Ной,
Что там шумит за нашей стеной?
— Это, малыш, подступает волна,
Скоро всю землю накроет она.
— Дедушка Ной, дедушка Ной,
Что ж тогда будет с нами, со мной?
— Спи, не тревожься, мы уплывем,
Крепким я строил плавучий наш дом.

— Дедушка Ной, дедушка Ной,
Мы уплывем, а весь мир остальной?
Голый, шерстистый, толстый, худой —
Мало кто может дышать под водой.
Даже и птицам такого не снесть —
Вечно летать, никогда не присесть.
Что ж, кроме нас во грядущие дни
Рыбы да чайки пребудут одни?

— Спи, не тревожься, просторен наш дом,
Всех, кого сможем, с собой приберем:
Зайцев, верблюдов, мышей, так и быть —
Кошек же надо в дороге кормить.
Чижик, собака, моржи и ужи —
Вот ведь компания выйдет, скажи!
Но динозавры останутся тут:
Слишком тяжелые, всё разнесут.

— Дедушка Ной, дедушка Ной,
Люди-то как же, наш город родной?
— Каждое место у нас на счету,
Все, кому надо, уже на борту.
— Дедушка Ной, дедушка Ной,
— Значит, наш мир оказался дурной?
— Люди испортили, звери не в счёт.
Ради зверей и затеян исход.

Время настанет, отступит вода,
Выступят умершие города,
Выступят пашни, леса и поля,
Мокрая снова живая земля.
Будем отстраивать, будем чинить,
Звериков наших любить и хранить,
Может, сумеем сначала начать,
Скажем, добро ото зла отличать.

— Дедушка Ной, дедушка Ной,
Кто это плачет у нас за стеной?
— Тшш, не тревожься, а то не уснешь.
Это не плач, это дождь.
Это дождь.

Память Невинноубиенных младенцев Вифлеемских

Дела обыкновенные, приказ и короткий сказ
А люди мы военные, всё это не по злобЕ
Невинноубиенные, молите Бога о нас
Виновноубиенные, молите их о себе

Ведь шар всё так же крутится, такой же всё голубой
Однажды все отмучатся, конкретно и мы с тобой
Невинноубиенные, не дай Бог о вас забыть
Виновнонеубиенные, не дай Бог вами-то быть.

Новый год 2023. Друзья мои, братья

Друзья мои, братья
Воду убивали
За то что она текла
Такие вот дела

Землю убивали
За то что она земля
Се ля ви, вуаля

Птицу убивали
За то что она летела
Такое хреновое дело.

Собаку убивали
За то, что она собака.
Не повезло, однако.

Младенцев убивали
За то, что они родились.
Бывает, не пригодились.

Агнца вот убивали
За то что он был сьедобный
И буйволу не подобный
Но в принципе неудобный.

Нас с тобой убивали
За то, что мы защищались
За то, что мы не прощались
И говорили — вернемся
Опять любовью займемся
Любовью, а не войной.
За то, что был выходной.

За то, что был Новый год.
Не ожидал? А вот.

За то, что мы не у дел.
Блаженен же наш удел.

Всяко ж лучше, едрена мать,
Всяко ж лучше, матерю Божья,
В изголовии и у подножья,
Чем у тех, кто пришел убивать.

Ромео и Джульетта — 2022

Ромео и Джульетта вооружены и очень опасны.
Ромео и Джульетта категорически не согласны
С тем, что они обязаны подчиняться волчьим законам.
Ромео из Петербурга. Джульетта из Херсона.

Ромео проклят семейством. Он трус, дезертир и слякоть.
При каждом вопросе соседей его мать начинает плакать.
А деды-то воевали…а этот-то наш салага…
Его по месту прописки ожидают суд и тюряга.
Там где-то мосты разводят, Фонтанка как прежде льется.
Он так любил этот город, но вряд ли когда вернется.

Джульетта, конечно, сука. Нашла ещё, сука, время.
Любовь неземная штука — всегда не тогда, не с теми,
Не там, где чисто и просто, безгорестно и красиво…
Послушай, отец Лоренцо, венчай нас, пока мы живы.
Чего-то бухает снова. Опять, вашу мать, прилеты.
Но мы хоть что-то успеем, а дальше Божья забота.

Ромео и Джульетта намерены побороться.
И где им найдется место — уж где-нибудь да найдется.
Плевать на законы мести, на их понятья о чести…
На этот раз мы с тобой победим и сможем вырулить вместе.

Родина моя (на мотив БГ)

Родина моя,
я тебе не изменяю — мне не с кем.
Родина моя,
Да кому я сдался такой.
Этот аргумент
Может быть, покажется веским,
Этот аргумент
Вроде бы всегда под рукой.

Мне бы отцепить
Семечки твои от одежды,
Мне бы приклонить
На любом бы камне главу.
Мне бы — отцепись,
Мне бы хоть немного надежды,
Что я сам собой
Просто в этом мире живу.

Я после тебя
Кривенький, калечный-увечный,
Я после тебя
Отработанный материал.
Где ж тут изменять,
Друг сердешный, приступ сердечный,
Где ж тут убежать,
Кто бы да возможность мне дал.

Рад бы изменить
С Прагою, Тулузой и Римом,
Телом и душой,
Да мои попытки вотще…
Изменю тебе
Хоть с небесным Ерусалимом,
Там-то, говорят,
В паспорт не глядят вообще.

Простая молитвочка

Господи Ты мой, Господи,
Господи с желтой звездочкой,
С розовым треугольником,
С пацификом на картоночке,
Господи мой под завалами,
Взывающий de profundus,
Господи в кровоподтеках
От полицейских дубинок,
Чем мы тебе поможем —
Глупые бесполезные
Вот передачку придумаем
Вот на бинты копеечку

Вот повоем на звездочку —
Звездочка, ой ты звездочка,
Как же Он там, единственный?
Мудрый, Советник, как Его —
Как же Он под завалами?
Как же Он там в узилище?
И отвечает звездочка:
Да как всегда, ребяточки.
Он непременно выстоит.
Нет, не привык, но выстоит.
Держитесь покамест сами там,
Друг друга вконец не докушайте.

Господи Ты мой, Господи,
Приди, приди, не замедли,
Окажись живым
Вопреки им всем.
Вопреки всему, что мы пропили.
Покажи еще раз, как обещано.

Где мы жили

Как на свете достаточно света,
Так порою достаточно тьмы.
Эта песня еще не допета,
Не такие ж отпетые мы —

До костей, до кровей, сухожилий
Проникает, что только держись,
Где мы жили, а где и не жили,
А терпели в надежде на жизнь.

Мыслишь землю своею, покуда
У тебя она здесь под ногой,
Сделал шаг — и уже не отсюда,
Дом сломался, построим другой.

Пилигрим по дороге к другому
То по карте, а то на авось —
И спасибо, мол, этому дому,
Или нет. Не спасибо. Адьос.

Но куском незаконченной прозы
Одиссея в дороге назад
(Никогда, никогда не ходите,
Никогда не ходите назад!
Пощадите себя, пощадите,
Никогда не смотрите назад!) —
Лепестки неопознанной розы
В некой точке на карте лежат.

Сезонная колыбельная

Годовалая война
В колыбели из говна
Подросла за год изрядно
И всё время голодна.

Жрёт и срёт и верещит,
Что ухватит — то крушит,
Дайте соску ей на часик —
Отдохнем, пока молчит.

Баю-баюшки, война,
Ты у нас у всех одна.
Спят усталые игрушки,
Спит счастливая страна.

Тех, кто громок, тех, кто тих,
Без разбору заглотих —
Поскорее, Бога ради,
Съешь родителей своих.

Ловец человеков

И явился он к программисту Андрею
И сказал: бросай свои сети и коды,
Свой питон и джаву и базу данных,
Ты отныне будешь ловцом человеков.
Разрабатывать будешь новую базу.

Это будет база — всем базам база,
Ни один сетей её не избегнет,
От моей войны не спрячется дома,
Ни в метро, ни на улице, ни у тётки:
Всех мы вычислим, взвесим и подсчитаем,
На подъём их лёгкими посчитаем,
И на ход ноги нальем им по чарке,
Чтобы веселей убивать шагалось:
Аве, Цезарь — грянет радостным хором
Твой улов, Андрей, в котёл отправляясь.

А потом ты получишь большую зарплату,
Купишь детям игрушек (автоматиков, танков,
Бетеэрчиков мелких — пускай привыкают),
Купишь корма коту и жене цветочков,
А себе самому — веревку и мыло.

И ответил Андрей, во фрунт поднимаясь:
— От такого
Грандиозного
Предложения
Попросту
Невозможно
Отказаться.

Ростопчин

Те, кто решил остаться, выиграли по-любому.
Не те уже наши силы метаться от дома к дому,
В своем и полба сладка, в чужом и котлеты не любы…
А Ростопчин увозит из Москвы пожарные трубы.

Те, кто не смог уехать — никто не заметил пропажи:
Полный Сиротский Дом не вывезешь в экипаже,
Как-то да проживем, французы к детям не грубы…
А Ростопчин увозит из Москвы пожарные трубы.

Те, кто хотел остаться, намерены продержаться,
Может, под них прогнуться, а может, и посражаться,
Может, покажем фигу, а может, покажем зубы —
А Ростопчин увозит из Москвы пожарные трубы.

Ладно, что будет, то будет, запасемся водкой и житом,
Где наша не пропадала — и склады пока открыты,
Индо ещё побредём, в Австерлице проснемся у дуба…
…Но Ростопчин уже увёз из Москвы пожарные трубы.

Антон Дубинин, Брат Антоний, Tony Dubinine, Алан Кристиан (Alan Christian), Арандиль Эленион (даже и такое в моей жизни бывало лет 20 назад!), Анастасия Альбертовна Дубинина – это всё один и тот же автор под разными именами. Не удивляйтесь. Бывает.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00