448 Views

* * *

Из глубины глубин ты смотришь на меня,
Который век подряд молчание храня.
И фото на стене — как тусклое окно,
А там, снаружи, смерть — в замедленном кино.
А там, снаружи — ад, и комендантский час,
И черно-белый взгляд почти забытых глаз.
И писем не вернуть, и боли не избыть,
И только шорох слов — последних, может быть…
Отхлынет океан, улягутся шторма,
И вновь настанет ночь, торжественно-нема,
И заструится день по гулкой мостовой,
И ты вернешься в мир,
Пройдешь его травой,
Вернешь ему и звук, и цвет, и естество,
И моря голоса,
И ветра торжество,
Откроешь сто окон, сочтешь все облака,
И снова станет жизнь беспечна и легка…
Из глубины глубин, подобно янтарю,
Уже который век я на тебя смотрю.

31.07.2022

* * *

Нас мало.
Мы — факелы на ветру
Плакатов, речей и стен.
И проще смолчать.
Уползти в нору,
Забыться и сдаться в плен,
Тоску и тревогу залить пивком,
Забросить в себя обед
И верить, что совести нет ни в ком.
И смелости — тоже нет.
Ответь сам себе на один вопрос:
Ты сталь — или мягкий воск?
А Рейх разъедает, как купорос,
Эмоции, волю, мозг.
Ломает хребет, зашивает рот,
Прожектором метит в лоб.
…Тюрьма,
Психбольница
И эшафот,
А после —
Сосновый гроб.
Мне вовсе не хочется умирать,
Я тоже боюсь, старик —
Но всем будет некогда выбирать
В последний бездонный миг.
И сколько ты выдержишь , смятый в ком,
Блюя на кровавый снег?
Возможно, что совести нет ни в ком,
Но ты еще —
Человек!
И если ты помнишь слова, камрад,
Той песни, что пел со мной,
То смело бросайся в ревущий ад,
Обитый глухой стеной.
Пускай нас уложат в дернину, в грязь,
Пробив черепную кость,
Мелодия дальше пойдет, смеясь,
И силу вберет, и злость,
Сквозь рвы и решетки во весь опор
Ворвется в барачный смрад,
И сбросит с трибуны вождей, как сор,
И даст холуям под зад,
Нас мало.
Мы — факелы на ветру.
А где-то херачит «Град».
Но если ты все же вступил в игру —
То глупо сдавать назад.
А песня течет.
Как Двина.
Как Рейн.
Кто может ее прервать?
…Мигает кострами Четвертый Рейх…
А пятому — не бывать!

28.07.2022

* * *

Послушай, какие «люди»?
Ведь это враги, враги!
У них другие рубахи,
Тулупы и сапоги,
И лапти плетут иначе,
И песни поют не так!
Вот Петька — тот свой, нормальный,
А Сенька — ну явный враг.
А помнишь пожар в том годе?
Не поле, а чисто плешь!
Они и наколдовали,
Кикимора их заешь.
И паводок тот весною,
И гниль на капусте, ну?
Припомнил?
За то и в рыло,
За то и ведем войну!
Давай-ка, бери лопату,
Лопату, дурак, бери!
У них там зерно в овине —
Достанет семьи на три.
В подполе и мед, и сало,
И ряженка в чугуне.
Давай, шевелись, свинота,
Что схватишь — неси жене.
И дом подпали, беспрочий,
С хозяином, знамо де…
Да что ты стоишь, как идол —
Где брата увидел, где?
Измена!
Хватайте, братцы!
Он враг!
Перебежчик!
Тать!
Вяжите его — и в реку!
…Ей, бедной, не привыкать.
21.07.2022

* * *

Письма на зону.
Четкие,
Как печать.
Кончилось время злиться
И обобщать.
Кончилось время споров
И суеты.
Номер такой-то — я,
А такой-то — ты.
Письма на зону.
С каторги.
Смех и грех.
Нежные,
Осторожные,
Не для всех.
Зевгма,
Хиазм,
Солецизм,
Катахреза,
Троп —
Что нам еще готовит старик Эзоп?
Письма на зону.
Грубые,
Как тиски.
Полные крика,
Скорби,
Слепой тоски,
Слез непролитых,
Радости,
Что дошли
С края земли
Кому-то на край земли…
Номер себе придумай,
Чтобы потом
Письмам и песням
Он послужил мостом.

20.07.2022

Данко

Не ночь, не день, не дождик,
Не снег, не свет, не тьма —
Изобразил художник
Всю красоту дерьма,
Зловонное болото —
А сквозь его пары
Идет и светит кто-то,
Незримый до поры.
Идет, по горло вязнет,
Идет, как на убой
Приговоренный к казни
Себя самим собой.
За мерзостью — подлянка,
За пакостью — говно…
Кому ты светишь, Данко,
Так ярко и давно?
Из серо-бурой хмари
Движением руки
Высвечиваешь хари,
Опухшие с тоски,
Метанья от безделья
К жестокости тупой,
Вчерашнее похмелье,
Сегодняшний запой,
Оскаленную зависть
И похотливый раж —
Ты им себя раздаришь,
Раздавишь и раздашь…
Всмотрись, дитя кометы,
Во взглядов пустоту:
Ты думаешь, все это
Исчезнет на свету?
Изменится за годы?
Останется на дне?
Среди сплошных уродов
Ты — идиот вдвойне.
Да грянет «Варшавянка»
Наперекор всему.
Уйди оттуда, Данко —
И не свети дерьму.

18.11.2021

* * *

Слова давно иссякли,
До самого до дна,
На паричке из пакли
Налипла седина,
Будильник режет уши,
Болит к утру спина…
Спасите наши души
Из этого говна!
Летят в затылок пули,
Не ходят поезда…
Наверно, мы свернули
Куда-то не туда.
Нас не печалит виски,
Не радует коньяк…
В твоем расстрельном списке
И без меня бардак.
Мы изменились круто —
Прибавилось морщин,
Знакомые маршруты
Тревожить нет причин.
И только ноты, ноты
Летают над столом…
Но мы же идиоты,
Нам разбираться — влом.
Поют кларнет и скрипка,
Валторна и гобой…
Мы — общая ошибка
Для общих нас с тобой.
И лишь виолончели
Друг другу весть несут:
Крылатые качели —
И двое на весу.
Сомнут бумагу руки —
Чего ее беречь?
…А где-то есть разлуки
В преддверьи новых встреч.
А где-то есть ответы,
Возможность их прочесть,
А где-то,
Где-то,
Где-то
И мы, должно быть, есть.

09.02.2022

* * *

Закрой свой рай на ржавый замок
И выбрось в окно ключи.
Если ты глуп — получи свой срок,
Если умен — смолчи.
Если ты слаб, уходи в запой,
А если силен — в тюрьму,
Но только одним заклинаю — пой,
Хотя бы себе самому.
Когда тебя занесло в края,
Где виселицы и рвы,
Где жизнь — бездонная колея,
И все в ней давно мертвы,
Где бдит, словно ястреб, закон слепой,
Где каждому — по ярму,
Я все же тебя заклинаю: пой,
Хотя бы себе самому.
Летят над руинами журавли,
Шакалы грызут дерьмо,
И то, до чего мы сейчас дошли,
Не выправится само.
Возможно, ты попадешь под бой,
Да только гадать — к чему?
Поэтому я заклинаю — пой,
Хотя бы себе самому.
Я вряд ли смогу отвести беду,
Я тоже мотаю срок…
Но если ты выживешь в том аду,
Хлебни за меня глоток.
Пускай эта боль порастет травой
И канет в глухую тьму.
…Я просто сказала: дружище, пой.
Хотя бы себе самому.

19.07.2022

* * *

Голос издалека.
Якорь.
Канат.
Опора.
Мир обретает суть.
Мир обретает цвет.
Можно идти на бой.
Двигать моря и горы.
Если ты здесь — живой —
Значит, и смерти нет.
Голос издалека.
Рупор.
Свидетель.
Гений.
Факел в кромешной тьме,
Данко с дырой в груди.
Медью звучит строка,
В небо идут ступени,
Шаг.
Остановка.
Шаг.
Только не стой.
Иди.
Колокол вечевой
Сброшен,
Разбит,
Расколот,
Встанем в проем стенной —
Вместо колоколов.
Будем звучать,
Пока
Гибнущий стонет город,
Будем звучать,
Пока
Хватит в гортани слов.
Голос издалека —
Пламя,
Смычок,
Саэта,
Молнии росчерк,
Шторм,
Гулкий собор в снегу…
Лишь не молчи!
А вдруг
Мы остановим это.
Если ты можешь — ТАК,
Значит, и я —
Могу.

16.07.2022

* * *

Для ранений души
Нет у нас перевязочных средств,
И лекарств,
И врачей,
И наркоза,
И коечных мест.
Ничего, ничего не оставили тем,
Кто внутри.
Только ебаный в сраку вонючий конвой
У двери.
Нет укрытий,
Нет бомбоубежищ,
Продуктов,
Бабла,
Ничего для души,
Чтоб еще хоть секунду жила.
И валяются в городе души
Без рук и без ног,
Ах, Евгений же Львович,
Что ты напророчил, пророк…
Ланцелоты спиваются
Где-то в панельном аду,
Бургомистры в угаре
С экранов несут ерунду,
Шарлеманю влепили десятку —
Не вякай, мозгляк.
И целебный источник,
Похоже,
Навеки иссяк.
По обшивке планеты
Безглазые души ползут,
Спотыкаясь во тьме,
На последний решительный суд.
И шарманка рыдает,
И стонет фонарь на ветру.
И смеющийся Генрих
Пихает наган в кобуру.

13.07.2022

* * *

Сегодня — праздник, завтра — тризна,
Сегодня — плоть,
А завтра — тлен…
Насколько хватит героизма,
Наверно, знает только хрен.
Повисли лозунги над трассой,
Спеклись минуты в ржавый ком.
Опасно мыслить.
Жить — опасно.
Сиди в дерьме.
Давись стихом
И жди шагов.
Бесстрастных.
Четких,
Вверху,
Внизу,
В себе самой…
Вот коридоры.
Вот решетки.
Параша.
Лампочка.
Отбой.
Звериный смрад сильней и ближе,
Последний бой,
Последний путь…
…Мне очень жаль, что пару книжек
Я не смогла тебе вернуть.

13.07.2022

* * *

Внутри меня — кровавый гной,
Могильная земля.
Все то, что прежде было мной —
Давно уже не я.
Прошла и горе, и нужду,
Болезнь, предательство, вражду —
До донышка.
Дотла.
…Что будет после — и в бреду
Представить не могла.
Разрушен дом.
Погас очаг.
Других потерь не счесть.
Суровый счет.
И на плечах —
Весь мир, каков он есть.
Замкнулся круг в потоке лет,
И ты в нем — как дурак…
Рожденье, школа,
Партбилет,
За вздох,
За взгляд —
Пятнадцать лет,
Инта,
Цинга,
Барак…
Вот ты на этом берегу,
А я стою на том,
И для чего-то берегу
Застрявший в горле стон.
И я не я.
И ты не ты.
И мы теперь не мы.
И так давно сожгли мосты,
Что нам не преступить черты,
Не выйти из тюрьмы.
Внутри тебя — колючий наст,
Горелая стерня.
Быть может, Бог…
Быть может, даст…
Живи.
Прости меня.

13.07.2022

* * *

Держись, мое счастье,
Над зияющей пропастью
На тоненькой ниточке,
На обломанной лесенке,
На последнем дыхании —
Держись!
Мы родились в страшное время.
Нет, не так.
Мы родились, чтобы попасть в жернова
Маленьким камешком,
Останавливающим страшное время.
Может быть, кто-нибудь
Услышит наш голос,
Выстроит мост над бездной,
Протянет руку,
Обогреет и накормит ближнего…
Может быть, кто-нибудь
Поймет, что кровью
Не насытить души,
А лозунгами
Не заменить совести…
Может быть, мы просто
Научим людей думать.
А пока…
На тоненькой ниточке,
На обломанной лесенке,
Между «сейчас» и «потом»,
(Которого может и не быть),
Между молчанием и криком,
Между ненавистью и любовью,
Между надеждой и отчаянием,
Еще хотя бы несколько секунд —
Мы есть.

06.07.2022

* * *

Ходишь, бредишь, ищешь брода,
Незаметного на дне…
У меня внутри свобода —
Не стереть ее извне.
Словно греческий философ
Рассекаю с фонарем…
Есть вопросы?
Нет вопросов.
Все когда-нибудь помрем.
Нечисть в ухо жарко дышит,
Опустив потухший взор.
Дождь стучит.
Скребутся мыши.
Бдит вовсю Роск…ор.
На другом краю от центра,
От тоски едва живой,
Кто-то ночью — сто процентов! —
Тоже в ноты головой.
Над проспектом реют стяги
В день святого бодуна,
Разлинованной бумаги
Не осталось ни хрена.
Горстка перьев — для полета,
Горстка пепла — от души…
Продолжай, мой бедный кто-то.
Может, выживем.
Пиши.

06.07.2022

Романсьеро

Даже в час беды
Я не зову.
Ты помнишь меня разной:
С гордо поднятой головой,
Со связанными руками,
Рыдающей, как ребенок,
Рычащей, как зверь.
Даже в час беды
Я не зову.
Ты помнишь меня мной,
А ведь меня давно уже нет.
Но есть звезды
Над городами,
Которые разрушили без нас.
Даже в час беды
Я не зову.
Ты помнишь меня живой.
Я сомневалась,
Боролась,
Радовалась и горевала.
А теперь остается
Только идти по пепелищу —
Молча.
Даже в час беды
Я не зову.
Со мной останется песня,
Со мной останется дорога,
По которой я пройду несколько
Самых последних шагов —
С поднятой головой.
Но ты этого не увидишь.
Даже в час беды
Я не зову.
… Потому что тебе
Надо остаться жить.

29.06.2022

* * *

…И ударила тьма по небес серебру,
И сомкнулось пространство, от горя мертво…
Две свечи выживали на шквальном ветру,
Друг о друге не зная почти ничего.
Сквозь багровые цепи полночных зарниц,
Сквозь молчанье и стыд,
Сквозь вину и войну
Отражаясь, мерцали в колодцах глазниц
Две свечи — два заложника в скорбном плену.
Где-то пела труба,
Где-то лязгала сталь,
Где-то цепкий свинец чью-то душу догнал…
Две свечи посылали в беззвучную даль
Свой прерывистый, хрупкий янтарный сигнал.
И стонала вода,
И кричала земля,
И горели дома,
И снаряды рвались,
И чеканились марши, по трупам пыля,
И плодились несметные полчища крыс,
И безумная ненависть жгла кислотой,
И хотелось убраться от этой земли…
Но горели над рваной могильной плитой
Две свечи.
И никак догореть не могли.

23.06.2022

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка