312 Views

Музыка полураспада

Когда едешь в метро,
в шуме поезда можно услышать
новую, неслыханную музыку.

Иногда это успокаивает нервы,
но неделя мёртвого стекла
едва не заставила меня
вообще не ездить в метро —
в грохоте проезжающих вагонов
я слышал крики тех, кого увозили отсюда
на полигон на грузовиках
в последний раз.

Это были первые аккорды Музыки полураспада.
Особенно, если за окном ночь.
Особенно, если за окном.
Особенно, если за.
Особенно, если.

Я не стал ждать коды.
Я разбил мёртвое стекло вагона,
и музыка полураспада навсегда оставила меня.
Я снова начал ездить в метро,
но больше уже не слышу никаких мелодий.

29 августа 1994 года, редакция 18 июля 2021 года.

Представь себя собакой

Однажды на улице я случайно услышал,
Что дрессировка собаки стоит
100.000 рублей.

Люди же дрессируются бесплатно
и добровольно.

Так подними голову.
Повысь самооценку.
Представь себя собакой.

16 ноября 1994 года, редакция 24 апреля 2023 года.

Житие неизвестного

В левой руке он держал мировую скорбь,
а в правой — бесплодные усилия предшественников.

Он шёл по полям, городам и дорогам
и многое из того, что увидел, он записал
в свою маленькую красную записную книжку,
которую у него отобрали менты
на первом же обыске.

История не донесла до нас его имени,
и потому можно предположить,
что это был ты.
23 ноября 1994 года.

* * *

(Наталье Беленькой)

Если ночью едешь домой
из особенно поздних гостей,
невозможно смешаться с толпой
и скорей потеряться в ней.
Ты с собою наедине,
окружающие — враги…
Чтоб не сгинуть в прошедшем дне,
надо просто писать стихи.

Если новое солнце твоё
вновь откажет в своих лучах,
когда первый среди врагов,
но последний в очередях,
если даже твои друзья
невнимательны и глухи,
остаётся уйти в себя,
остаётся писать стихи.

Если видишь, что ты мишень
для острот, подозрений и стрел,
если видишь, что ты — клише,
ничего никогда не умел,
если ты чересчур открыт —
не для нежности — для тоски —
остаётся умерить прыть,
остаётся писать стихи.

Если куришь один в тишине,
не желая идти домой,
и мечтаешь о новой волне
чтоб пресытиться той волной;
пережитое — умертви,
но тогда и не нужно слов:
если мало тебе любви,
никогда не пиши стихов.

28 мая 1995 года.

Червоточина

Там наверху гильотина. Посмотри, сразу видно, что наступил мир.

Эжен Ионеско, «Бред вдвоем».

Дождь проникает сквозь щели в моей броне.
Хнычет в детской постельке внебрачное слово.
Утром в газете — к вечеру лозунгом на стене:
«Если нет ничего, то нет ничего такого!»
Каряя червоточина. Кто-то покинул дом.
Кто-то просто решил, что нашёл подругу.
Террористы пенсионного возраста связку бомб
по-джентельменски учтиво передают друг другу.
Библиотека головного мозга — как это здорово:
Наши герои осилили в жизни так много книг,
Что теперь пишут исключительно кровью,
Правда, преимущественно, кровью других.
Именно в ней и плыву я, именно в ней тону,
Именно в ней бултыхаюсь на самом дне…
Не потому ли, Господи, не потому
Дождь проникает сквозь щели в моей броне?

2 июля 1996 года, редакция 24 апреля 2023 года.

Судьба человека

Девочка считала себя дамой,
Полной красоты и обаянья,
По ночам — любовные романы,
Если замуж — только за героя.
Но герои ей не попадались —
Так, самолюбивые салаги.
И на скорбно-депрессивной почве
Девочка взрослела и умнела.
Через десять лет случилось чудо:
Девочка влюбилась в офицера,
И теперь живут они в Ангарске,
Городе промышленных гигантов.

12 марта 1997 года.

* * *

В Аду санитарный день;
Ковчег утонул в песках…
Поставьте для входа в Эдем
Печати на пропусках!

Скрижали кто-то украл,
Пока кто-то светлый с креста
Ножом перочинным сдирал
Поблекший муляж Христа.

9 января 1999 года.

Сцена на кухне

Всё жил, не думал. А в результате
Смотрю — и вижу: она — предатель.
Дай только повод — сожрёт на месте!
Пью горький кофе. Боюсь известий.
Бежать бы надо: по курсу — лето,
Но я же верил совсем не в это!
И хироманты в узор обоев
Вложить хотели совсем другое!
Встаю, но поздно. Мгновенье риска.
Её походка уже так близко!
Уйти не смею. Склонились руки…
Со мной не выйдут такие штуки!
Уйди скорее! Убью, как гада!
Уйди… а впрочем, уже не надо…
Уйди… как странно… у чашки синей
Как будто приступ эпилепсии…
…Разбито блюдце. Остыл мой ужин.
Еще недавно я был ей нужен.
Теперь — как будто прошло цунами,
Но это было уже не с нами.
Пора забыться. С фотопортрета
Мне глазки строит чужое лето,
Но я всё так же пью черный кофе,
Уже не помня о катастрофе…

2 — 3 июня 2000 года.

Как так

Как молодой повеса
в брильянтовой пыли,
так юная принцесса
на мели.

Как трубадур эпохи
за праздничным столом,
так очередь придворных
за вином.

Как только убежала
любимая моя,
так крысы зачастили
с корабля.

Как гул пустого зала,
биение сердец,
так будут и начало,
и конец…

6 августа 2000 года.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00