424 Views

Источник моей силы

Чёрный цвет чужого неба заставляет меня молчать,
но понимаю, что завтра не будет, это мой последний день,
не за что браться, не за что драться, некуда отступать
Мне нечего больше здесь, мне нечего больше здесь.

Источник моей силы закрывает дверь,
Источник моей силы сходит по лестнице вниз,
Источник моей силы никогда не узнает теперь,
что он дал мне жизнь и несёт мне смерть.

Я долго хотел позвонить тебе, но мне нечего было сказать,
а теперь я могу пригласить тебя на свой последний день,
Мне было душно, но я так старался дышать
и никак не мог понять: это не нужно совсем.

Источник моей силы покупает билет,
Источник моей силы не понимает несказанных слов,
Источник моей силы знает много других городов,
и он никогда не будет один на Земле.

Вода из-под крана, несущая яд, вкусней, чем вчерашний чай,
И я могу выйти под гибельный дождь в мой последний день,
Слабый толчок смял, не заметив, короткоживущий рай
и я теперь не у дел, я как всегда не у дел.

Источник моей силы закрывает дверь,
Источник моей силы сходит по лестнице вниз,
Источник моей силы никогда не узнает теперь,
что он дал мне жизнь и несёт мне смерть.

Ты один из всех

Индустриальный край, мир голубых теней,
Час работы бульдозера стоит полжизни твоей.
Лампа — красная нить, окна — пасмурный свет,
Ключ к познанию мира кроется в пачке газет.
Ты один из всех.

Вот и кончился день, у меня сидит друг,
Мы поём, а соседи стучат в потолок, им не нравится звук.
Всё, чем ты дорожишь, чтоб хранить их покой —
Час работы бульдозера перемешает с землёй.
Ты один из всех.

Слишком просто упасть, слишком просто устать,
Слишком просто прилечь отдохнуть, очень просто не встать.
Нервы — ржавая цепь, холод — синяя тьма,
Кто посмеет судить нас, когда, наконец, мы сойдём с ума?
Ты один из всех.

Ты один из всех.
Плэйер на уши, очки на глаза.
Ты один из всех.
Сжатые зубы, сжатый кулак.
Ты один из всех.
Некому слушать, есть что сказать.
Ты один из всех.
Надо быть первым, но как?
Ты один из всех.
Перестарался, пора на покой.
Ты один из всех.
Вечно открытый для новых атак.
Ты один из всех.
Значит, «будь осторожен, следи за собой»
Ты один из всех.
Надо быть первым, но как?
Любой ценой.

Праздник каждого дня

Новая кровь нужна не меньше, чем сталь,
Всего, что случится здесь, мне заранее жаль.
Солнце плюётся огнём, но снова встаёт,
Удар по нервам скуёт не хуже, чем лёд.
Побитой собакой на повороте скулят тормоза,
С той стороны приклада такие чистые, голубые глаза,
Улицы города снова в крови и в разноцветных огнях —
Мы отмечаем праздник каждого дня.

А в наш отряд приказы приходят извне,
Живые затычки для пушек всегда в цене,
Я не знаю, о чём ты думаешь, увязая в снегу —
Я не могу, разговаривать вслух на бегу.
В груде чужих развалин чужая земля,
Танцы на минном поле в честь короля,
А в бомбоубежище хлеб и вода и всё так крепка броня —
Мы отмечаем праздник каждого дня.

Герои пытались нам петь о былых временах,
Но это не песни, а плач о своих орденах,
И все подхватили этот плач, и каждый рыдал о своём,
Зачем всегда одному, если можно вдвоём.
Но праздник в разгаре, и неясно, где плач, а где смех,
И снова один выбирает и платит за всех,
И для тебя этот вечер значит не больше, чем для меня —
Мы отмечаем праздник каждого дня.
Мы отмечаем праздник каждого дня.

Несвобода

Тени чёрные ползут по стене
Пусть кому-то хорошо, но не мне
Я спокоен и здоров, как всегда
Несвобода — разве это беда?

Несвобода — разве это беда?
Несвобода — разве это беда?

Дорог камень-перекрёсток границ,
Город — логово молчащих бойниц.
И плотину не размоет вода,
И причины для тоски не видать.

Несвобода — разве это беда?
Несвобода — разве это беда?

Ты не знаешь, что есть и не ждёшь,
Ты свободно, ты красиво живёшь
Чтобы первым стать в твоих глазах навсегда,
Я бы мог вложить все силы, если б было куда.

Несвобода — разве это беда?
Несвобода — разве это беда?

Так тени чёрные ползут по стене
Пусть, пусть кому-то хорошо, раз не мне
Мне-то что, я буду жить, как всегда
Несвобода — разве это беда?

Несвобода — разве это беда?
Несвобода — разве это беда?

Я уезжаю

Незнание правил компенсирует негласный надзор
На железнодорожных путях догорает костер
Солнце слепит, отражаясь во всем и везде
Солнце еще высоко — продолжается день

Лучи играют на крышах вагонов,
Легко проходя сквозь стекло
Секунда засады — к метру погони,
Кому как повезло.
Тепло вместе с дымом уходит в небо

Мы были рядом, но мы не были вместе —
Какая жалость
Мы слушали одни и те же песни,
Как оказалось
Смотрели на одни и те же звезды,
Не понимая…
Теперь уже поздно.
Я уезжаю

Здесь почему-то так много высотных домов
Что влево, что вправо — считанные сотни шагов
Сотни невидимых сил, электрический ток
Тысячи поравнных жил, истерический шок

Деревья стучат по бетону забора,
Все так же, с разных сторон
Отсюда так хорошо виден город
Красивый, как утренний сон
Район загорает под взглядом солнца.

Мы были рядом, но мы не были вместе —
Какая жалость
Мы слушали один и те же песни,
Как оказалось
Смотрели на одни и те же звезды,
Не понимая…
Теперь уже поздно
Я уезжаю

На железнодорожных путях догорает костер
Рельсы покрываются ржавчиной с недавних пор
Пустая банка, звеня, летит под забор
Будет, что вспомнить, чем поддержать разговор

Костры

Дорога ведет в обрыв, ветра голосят навзрыд
И те, кто сильны да храбры — все в поле
А мы будем жечь костры, мы будем жечь костры
Последний взгляд на огонь — последняя воля

Ручей превратится в овраг, все будет совсем не так
Не вспомнит ни друг, ни враг в разлуке
А сосны качаются в такт, сосны качаются в такт
И ели тянут к огню дрожащие руки.

Дожди заливают гать, и не с кого будет брать
Все то, что безудержно тратим в огне мы
И нам остается ждать, нам остается ждать
Пусть дым от наших костров заливает небо

А гул идет по земле, напрасно я спал в тепле
Последний сучок в золе не греет
Но башни скрывает лес, башни скрывает лес
И солнце спокойно сесть наверно успеет.

А там, далеки и остры уже блестят топоры
Я знаю, мне не видеть миры, где не был
Что ж, мы будем жечь костры, мы будем жечь костры
Пусть дым от наших костров заливает небо.

Когда-то он хотел быть первым

Он сидит на холме и кажется, словно он смотрит вдаль,
Он сидит на холме, его глаза пусты, ему ничего не жаль,
Сейчас он встанет, отбросит окурок и пойдёт по дороге вниз,
Он забудет всё, о чём только что думал, он снова, как белый лист,

А когда-то он хотел быть первым,
Пока часы не пробили отбой,
Когда-то он хотел быть первым, как и любой.
Сейчас он забыл об этом,
Он занял своё место, он доволен судьбой,
Теперь он как все, и это может случиться с тобой.

Он пойдёт по дороге в сто тысячный раз, никто не пойдёт за ним,
Он живёт, как должен, он живёт, как надо, примернейший гражданин,
И некому будет звонить ему ночью, и некому смотреть ему вслед,
Отличный коллега, удобный друг, не вызывающий упрёков сосед.

И лишь иногда он видит во сне другую, настоящую жизнь,
И в эти дни он просыпается злой и недовольный долго лежит,
Но вот и автобус, и его закрутит, он уткнётся в чью-то жопу лицом,
И он снова в норме, он снова забудет и тоску, и дурацкий сон.

Рысью по степи

Рысью по степи — вперед знамена
Без еды без денег налегке
Только пыль стоит за эскадроном
Город тает где-то вдалеке
Там в моем окне чужие ставни
Там хозяин новый крепко спит
Нам бы воевать за чью-то правду
А не создавать домашний быт

Колокольный звон почти не слышен
Больно далеко и ветер врет
Может, я душой хотел быть выше
Да пока все как-то не везет
И на мне не крест а панцирь серый
И за каждым ухом — по стреле
Нам бы воевать за чью-то веру
А не строить храмы по земле

А вокруг так много наслаждений
Тем, кто не пугается Суда
Нам бы воевать за чьи-то деньги
И не знать ни страха ни стыда
Кто сказал, что надо быть покорным?
И за ломоть хлеба лезть под кнут?
Рысью по степи трясутся кони
Жухлую траву копыта мнут

Рысью по степи — вперед знамена
Без еды без денег налегке
Только черный дым за эскадроном
Да огни пожаров вдалеке

Родился в 1976 году. Учился в лицее № 1502 (при МЭИ). Окончил РГГУ , факультет теоретической и прикладной лингвистики. В 1994-1997 гг был лидером рок-группы "Шпиль" (с Алексеем Караковским и Михаилом Гусманом). Оставил творчество в конце 90-х годов. Через много лет после этого песни Лихачёва исполнялись и записывались группой "Происшествие" и певицей Владиславой Рукавишниковой. Дмитрий — один из семнадцати основателей «Точки Зрения», один из лидеров нашего движения в 1994-2000 гг и создатель нашей первой странички в Интернете. Тексты его песен разделены на пять частей по тематическому и хронологическому принципам.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00