169 Views

* * *

Я очень несмело
Скажу, что болит.
Ах, если б горело! —
Дымит.

И с горсткою пепла
Я дверь отворю.
Ах, если б ослепла! —
Смотрю.

Последние чувства.
Кораблик отчалил.
Ах, если бы в буйстве! —
В печали.

И слово летит
Со странным укором.
Ах, если б уйти! —
Заборы.

Я осознала
И грубый расчёт.
Но этого мало! —
Ещё.

Уставшие лица
От зим и от лет.
Ах, если бы спиться! —
Так — нет.

* * *

Остановиться. Оглянуться.
О, Боже! Утро! Снова утро.
Я не успела захлебнуться
Холодною водой.
Устать.  Уснуть и не проснуться…
О, Боже! Я опять забыла —
Пора бы мне давно вернуться,
Пойдём, пойдём со мной.
Я обниму тебя небрежно,
Я поцелую тебя в губы.
Я научусь (потом) быть нежной,
Через года,  через века
Тебе лишь стоит улыбнуться —
Я буду счастлива безмерно.
Я не успела захлебнуться
Холодною водой.

* * *

А. Бурову

Вы в буйстве и спокойствии
Обгоните меня,
И я скажу со свойственной
Мне искоркой огня:
— Смущаетесь? Исправим Вас!
Шатаетесь? Пройдёт!
За Вами нужен глаз да глаз,
А, может, рот да рот?
Обиженные нимфочки,
Закончив разговор,
Теперь из тонких скрипочек
Готовят Вам костёр.
Но Вы, я знаю, справитесь
И скроетесь от злюк.
И может быть, отправитесь
В страну холодных вьюг.
Проводит Вас в далёкий путь
Печальный херувим.
Дождусь от Вас когда-нибудь
Признания в любви?!
Есть окончанье всем стихам,
Для рифмы — ветер дуй!
Вы получили ль, милый хам,
Мой страстный поцелуй!

* * *

А. П.

Разноцветные карандаши —
Двери.
Если не каешься, не греши —
Верь им.
Ты мне вопросов не задавай —
Трудно.
Я не могу удержать штурвал
Судна.
Сопоставлений яркий ряд —
Память.
Может быть, сможешь ты меня
Ранить.
Если не нравится, позабудь —
Надо.
Будет потом ещё кто-нибудь
Рядом.
Я не хотела писать и вот —
Строки.
Я не хочу, чтоб ты был для меня
Многим.

* * *

Мне страшно в этой комнате
И душно, как в могиле,
А вы меня не помните,
Вы все меня забыли.

Вы все меня оставили,
Я — пальчиком грозя:
— Неписаное правило:
Меня забыть нельзя!

Нечитанное правило…
Что делать: или — или…
Я столько строк отправила,
А вы меня забыли.

Корыстная и страстная —
Гремучая слеза —
Нет, нет, нет! Не напрасно я:
Меня забыть нельзя!

Мне не хватает мужества,
Какая — никакая,
А женщина, от ужаса
Так горько упрекаю,

Но все не этим кончиться
Должно бы, вот ключи:
Мое ли одиночество
Конвертом излечить

Можно?

* * *

Темно. Зовёт Земля.
Я не умею быть.
Я не умею жить.
Меня как будто нет.
Темно. Включите свет.

Молчать. Зовёт Земля.
Я не умею петь,
Умею горло драть.
Кому не наплевать
Кричи! А мне молчать.

Тошнит. Зовёт Земля.
От вас, от них, от всех!
Я не умею ждать.
Огонь. Огонь горит.
Я не хочу. Тошнит.

Уйти. Зовёт Земля.
Сейчас или потом.
Да есть ли в этом смысл!
Ты скажешь мне: “Лети”.
Я не могу уйти. Прости.
Темно.

* * *

Не вдохновляет тишина
И громкий голос тоже,
Как будто я всегда одна,
Но это невозможно.

Как будто сдвинулась печаль
С привычнейшего места,
Как будто мне чего-то жаль,
Спокойно, без протеста.

Как будто я сошла с ума,
Взглянув на всё, что было.
И в танце двинулись дома,
Или Земля простыла.

Как будто сорвалась душа
С гвоздя, который в стенке.
А я всё также хороша,
Не глядя на коленки.

Спешу куда-то, невзначай
Бросая взгляд на лица,
А ты меня не замечай.
И я умру, как птица.

Страннику от слова “странный”

Ты странник — я куб под лестницей
И молча смотрю в окно.
Что лучше сейчас: повеситься
Или допить вино?
Что чище: закат алеющий,
Безудержных дней закат
Или уже не имеющий
Опоры туманный взгляд?
Что крепче: скажи, как видится:
Весенний далёкий звон
Или слова провидицы?
И кто уберётся вон?
Ты странник, а я без странностей,
Я просто хочу воды.
Уйду ли в страну туманностей?
Уйдёшь ли со мною ты?
Всё знается, что же помнится?
Услышу ли я ответ?
И стану ль когда-нибудь скромницей?
И сколько мне будет лет?
Ты странник и мне почудился,
Ты беден и заражён
Чумою с широкой улицы —
Я праздную дивный сон.

* * *

Мои сны. Я не помню их.
Мои окна выбиты. Холодно.
О, насколько же ветер лих —
Тратит силы почти без повода.

Моя грусть потеряла стыд.
И следит за чужими окнами.
Моя радость в бреду дрожит
И всё бродит вокруг да около.

О, насколько же ветер груб —
Под ударом деревья клонятся.
Он ласкает холодом губ
Кареглазую девочку — школьницу.

Моя смерть — на учёте псих.
Моя жизнь потеряла бдительность.
Мои сны. Я не помню их.
Только знаю, — они удивительны.

* * *

Грязно. Грубо. Крепче зубы.
Вот бежит рассвет по трубам.
Голос вялый. Одеяла
Не хватает. Мало… Мало!
Тише. Глуше. Губы сушит.
Душно! Солнышко, послушай,
Что же будет? Я устала…
Не поймала лучик алый.
Дай же руку. Грусть по крюку…
Станешь грешницу баюкать?
Тошно, солнышко. Пропала!
Было сладко. Мало. Мало…

* * *

Мое бесцветное лицо,
Ты мой безвольный друг,
И эта радость — чуть с гнильцой —
Печать разжатых рук.

Мое прощание. Какой
Банальный эпизод.
И слезы, как у всех, рекой,
И дождь, и старый зонт.

Мое согласие на все
Без страха и молитв.
Скажи, куда меня несет
И что это болит?

И возвращение назад,
И тишина в ответ.
— Ad astra! — как легко сказать,
Легко ли сделать?..

* * *

Ланцелоту

Оттого, что не твоя —
Мне совсем нет веры.
А в Воронеже и я
Строила галеры.

И меняла на корсет
Летник и понёву,
Был отец мой стар и сед
И смирял лишь словом,

Но пила горячий ром
С громким тостом: «Будем!»
И разок с царем Петром
Спорила о людях.

Табаком набив кисет
Гатила болота.
Почему же помнят все,
Кроме Ланцелота?

* * *

И снова я тебя не нахожу
И вынимаю руки из карманов.
И мысль моя, как будто майский жук,
Все в яблони летит, все в дождь, в туманы,

Все шлепает босая по росе,
Улыбки раздает, не зная горя.
А я скучаю в средней полосе —
Хочу на юг, но к северному морю.

* * *

Как же? — Нечет или чет —
Воля чья?
Глаза два, беда течет
В три ручья.

Колокольчиком звеня —
— Ерунда!
Я одна, поставь меня
В два ряда.

* * *

Как ни дорог свечной огарок
И другой, далекий порог —
Недоступность иных дорог —
Это тоже большой подарок
И урок.

* * *

Отвергая мои дары,
Поездами уста гремели,
Подгоняя лихой порыв
В межсезонье из безвременья.
Укорачивая строку
На полтакта и грозный выпад,
Я опять без стыда солгу,
Что не мной этот повод выпит,
И растрачены — нет, не мной —
Горизонты и подземелья,
И тот сад в тишине ночной,
И тот домик, заросший хмелем…

Родилась сентябрьской ночью 1981 года в городе Красноярске. Росла. Детский сад, средняя школа, кроме того, - школа художественная. Сменила несколько городов, пока не осталась в Ульяновске. В 1998 году принимала участие в литературном конкурсе "Новые имена" (г. Ульяновск) - стала стипендиатом, стихи, отданные на конкурс вошли в сборничек с диким названием "Под пушкинским солнцем". Работает в медиасфере.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00