48 Views

*
тяжелым бутоном
от холода пьяный
качается голос
в пространстве над нами
а я — оригами
овца мураками
я — то, что не следует
трогать руками

*

Опасаюсь горячего утра.
В голове — разноцветные перья —
Кувыркаются, мягко кружа.
Красно-синие. Утро за дверью.
Голубые. Пусть ночь не уходит.
Изумрудные. Жёлтые с черным.
Прячусь. Спрятала взгляд в потолок.
Перья рвутся наружу упорно,
В голове — разноцветный комок,
Бьются в горле, стучатся в глаза:
Антрацит, гуммигут, бирюза…
Не хочу, чтобы ночь истекла…

*

А небо кричит, плачет
И это, конечно, значит,
Что стремный процесс начат,
Что небо рожает меня.
Отходят небесные воды,
Подходят небесные роды
И слышно небесное: «Кто ты?
Дай я на тебя посмотрю».
Тучное небо дышит,
Довольное тем, что вышло.
И нежно шепчет чуть слышно:
«Как на отца похож…»

*

небо брезговало нами
мы ходили к океану
небо баловалось снами
мы цедили их из крана
из оранжевых стаканов
пили залпом — напивались
били стекла и стаканы
на проблемы нарывались
а потом любили небо
а потом любили море
и конечно же друг друга
и конечно же бесплатно

*

комариный укус на запястье корицею пахнет
бесконечные дни наполняются светлой разлукой
чем светлей тем мучительней горше больнее и глубже
даже море не в силах ее растворить до конца

*

от теплых гроз навеселе
я вся дрожу
ведь я — река
и я бегу к тебе-скале
я разобьюсь наверняка
и вновь сольюсь, воскресну, чтоб
к другой скале бежать взахлеб

*

Солнце в небе словно в молоке
Круглый крупный жемчуг дорогой
Штука стоит столько, сколько нет
Надобности и возможности платить
Сердце в теле словно в пироге
Крупный грубый перстень золотой
Ни продать его, ни обменять, ни съесть
Пользы нет, одно лишь беспокойство
Чувство в сердце — солнце в кошельке
На грошах танцует и горит
Словно золото, а ближе к ночи если
Снова только мелочь за душoй

*

не важно, как зовут жонглера
откуда родом — тоже мелочь
и чьи он песни исполняет
пускай тебя не беспокоит
важнее то, что на минуту
ты прикоснешься сердцем к чуду
ты на минуту станешь звуком
быть перестанешь человеком
жонглер прекрасен и опасен
не важно, где его невеста
ты на секунду станешь дрожью
руки струны его гитары
а утром станешь молоком и поцелуешь злые губы
войдешь в него тремя глотками
жонглер, конечно, не заметит

*

только на черных шелковых
спится в начале осени
знаешь, меня пугают сейчас
слишком простые простыни
нитка жемчуга порвана
музыка в складках сумрака
бусины будут твердыми
выпадет сердце из рукава

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00