11 Views

Чайник стоял на огне и издавал шипящие с присвистом звуки в преддверии своего закипания. Алексей поставил на стол пустую глубокую тарелку, положил рядом вилку и, сетуя на обрушившееся на него — как всегда неожиданно и крайне несвоевременно – безденежье, извлёк из недр кухонного стола пакетик вермишели быстрого приготовления. Этот продукт Алексей купил по дороге домой, выудив из кармана практически все свои последние деньги.

Финансовый кризис пришёл к Алексею в гости и застал того совершенно неподготовленным к своему приходу, однако предпочёл положение незваного гостя незаметному и вежливому уходу восвояси. Таким образом Алексей оказался на некоторое время, как говорится, в … . Иными словами, в затруднительном положении отсутствия средств к существованию. И теперь, сидя вечером на кухне и надрывая хрустящую фабричную упаковку, Алексей думал, почему же так получается и вспоминал прошедший день.

А день был такой. Ещё в своём утреннем состоянии он был совсем иным — солнечным, тёплым и внушающим оптимизм. Ещё примерно двенадцать часов назад Алексей был твёрдо уверен в том, что в течение этого самого дня получит деньги. Ещё шесть часов назад он строил планы на выходные и выбирал место, куда они пойдут с Ксенией.

Кстати, знакомьтесь – Ксения. Как говорят сейчас, девушка или, как сказали бы раньше, невеста Алексея.

Так вот. Надежда на получение денег ещё три часа назад имела все шансы не только сгинуть, но и сбыться. Но уже два часа назад Алексей понял, что, грубо говоря, обломался.

Выйдя из метро, он по привычке направился домой в обход, мимо кафе, в котором обычно ужинал в последнее время, но лишь у самого входа в это ставшее родным заведение, Алексея посетило сознание того, что на сей раз традиционный ужин отменяется. Ничего поделать тут было нельзя, и он, печальный и голодный, поплёлся в свою квартиру. На пути ему встретился торговый комплекс, и алексеевы ноги сами зашли под его псевдо-черепичную крышу. Блуждая взглядом по предлагаемому ассортименту товаров, Алексей вспомнил, что – насколько ему известно – некоторые студенты и …к-хм… БОМЖи, успешно поддерживают в своём организме жизненную энергию с помощью так называемых супчиков. То есть вермишели быстрого приготовления. И, движимый не столько желанием есть, сколько простым любопытством, он купил первую попавшуюся разновидность этого сухого корма для людей.

Сиреноподобный свисток чайника сообщил своему хозяину, а заодно и всем соседям, о доведении своего содержимого до температуры кипения; Алексей снял чайник с огня, залил вермишель кипятком, накрыл тарелку крышечкой и стал выжидать установленные инструкцией три минуты; а под крышечкой начался неведомый по своей технологии необратимый химический процесс – таинство превращения полуфабриката в готовое к употреблению блюдо.

В ожидании чуда Алексей взял в руки пачку из-под вермишели и принялся её разглядывать. «Каролина и Стелла фуд» — видимо, только таким словом это и можно назвать. Фуд. Не иначе, как от «фу» образовано. «Вермишель яичная быстрого приготовления в курином бульоне. Chiken instant noodles» – зачем по-английски? С трудом верится в то, что какой-нибудь иностранец – будь то студент-практикант из бедной нигерийской семьи или швейцарский барон, прибывший на летнюю сессию ОБСЕ – рискнёт прикоснуться к этой отраве. «Восточный вкус в русской кухне» — хм… вряд ли. Скорее синтетический привкус на кухне в советской коммуналке. Ха-ха.

С лицевой стороны упаковки взглядами роботов на Алексея смотрели две девочки в платьицах с кружевными воротничками, и вид у них был такой хмурый и недовольный, словно родители с малых лет содержали их в суровой спартанской обстановке на хлебе и воде. И на яичной вермишели. Имена девочек были Каролина и Стелла. Та, что справа – судя по всему, Стелла – очень, кстати, была похожа на мальчика. Причём некрасивого.

Тоскливо глянув на изображённый под портретом девочек натюрморт из макарон, кукурузы, зелени и жареного цыплёнка, Алексей отложил полиэтиленовый объект в сторону и снял с тарелки крышку.

То, что открылось его взору, молодой человек не рискнул сравнить ни с чем, что встречалось ему до сих пор в жизни. С трудом веря в то, что это можно подавать на стол и тем более кушать, Алексей подцепил часть желтоватой субстанции вилкой и, робким движением отправив её в рот, начал жевать.

Жевать оказалось практически нечего, но ожидаемого отвращения почему-то не возникло. Пищеварительная система приняла новую для себя форму подачи калорий на удивление спокойно. Более того, Алексей не без удивления отметил, что во вкусе вермишели быстрого приготовления есть даже что-то приятное. Хм. Вторую вилочную дозу он принял гораздо менее робко, нежели первую, и вообще уплёл всю порцию достаточно быстро и с аппетитом.

Облизав губы и довольно крякнув, Алексей налил себе чаю и подумал, что жизнь не так уж плохо к нему относится, как казалось совсем недавно. А затем, не отрываясь от чаепития, он выгреб из карманов всю мелочь, пересчитал монетки и пришёл к довольно приятному выводу.

Вывод: Алексею хватит денег ещё на три пачки «Каролины и Стеллы» или какого-либо из существующих аналогов.

Допив чай, Алексей схватил осиротевшую на нетто упаковку, смял её и хотел уже выбросить в мусорное ведро, но тут оказалось, что внутри упаковки вроде бы что-то есть. Точно — к одной из её стенок изнутри прилипла зелёная бумажка, несущая на себе некоторую смысловую нагрузку. Алексей извлёк бумажку на свет божий и ознакомился с её содержимым.

На кусочке бумаги просто и убедительно было написано: «1 рубль», но молодой человек не поверил в то, что правительство внезапно ввело в обращение купюры нового образца, а в качестве посредника их распространения избрало производителей дешёвых продуктов питания. И поэтому перевернул листок, жаждя более подробной информации. Таковая там действительно обнаружилась.

«Дорогой покупатель!» – зелёным по белому вещали Каролина и Стелла. – «Вы держите в руках реальные деньги». Тут Алексей не мог не засмеяться и не прервать чтение. Никогда он не думал, что один рубль – это реальные деньги, тем более в таком кустарном исполнении. Немного порадовавшись изобретению компании «К. и С. фуд», Алексей вновь обратился к написанному.

«В этом году в нашей продукции вы найдёте ещё много купонов достоинством 1, 3, 5 и 10 рублей!!!». Алексею подумалось, что в этом году ещё многие обматерят производителей, жуя вместе с вермишелью бумажку с идиотской надписью «3 рубля», не замеченную ими вовремя и залитую кипятком вместе со всем остальным содержимым пачки.

«Если вам повезёт, то в одной из упаковок вы найдёте единственный главный купон достоинством 50 000 рублей». Оп! Именно после прочтения этой фразы жизнь Алексея начала стремительно падать под откос, катиться по наклонной плоскости и совершать ещё массу подобных действий. Запомните этот момент как поворотный в истории Алексея Сергеевича Воронцова, тем более, что сам Алексей не заметил тогда наметившейся катастрофы.

А случилось, значит, следующее: каким-то неизвестным, но, без сомнения, чёрным путём в алексееву голову попала вредная во всех отношениях мысль, которая никому ещё на Земле не принесла ничего хорошего. «А вдруг повезёт?». Тьфу! Вот так и начинаются истории моральной деградации, грехопадения и разложения личности.

«А вдруг повезёт?», — подумал Алексей, дочитал послание от хмурых девочек в платьях с кружевными воротничками и лёг спать. А на следующее утро он уже нёс домой новоприобретённую вермишель «Каролина и Стелла», теша себя радужными и в высшей степени алчными мечтами о валящемся с неба богатстве.

На следующее утро Алексей сидел за столом и с нежностью смотрел на три упаковки с натюрмортом из макарон, курицы и проч., не зная с которой из них начать поиски заветного купона. На первый взгляд все они были одинаковые, но в какой-то из них – да-да, именно в одной из этих трёх упаковок – Алексей был в этом уверен, лежит зелёненькая бумажка, дающая право на получение пятидесяти тысяч. Эта тупая, ослиная уверенность ежесекундно крепла в алексеевском сознании, и он потирал в нетерпении руки, и взгляд его говорил о надвигающемся безумии.

Наконец он выбрал первую жертву и с нетерпением разорвал в клочья. Пытаясь своими движениями подражать пропеллеру, зелёненькая бумажка неспеша опустилась на пол, но долго покоиться там ей не пришлось. Алексей схватил купон и с замиранием сердца посмотрел на его лицевую сторону.

Хм! Очень неплохо. Для начала, конечно. Покупатель Лёша держал в своих руках реальные деньги в размере десяти российских рублей, отчего на его лице появилась широкая и, честно признаться, глуповатая улыбка, а голова принялась самопроизвольно вращаться на средней толщины шее, повинуясь взгляду, интуитивно искавшему поблизости сочувствующих. Исправно работал тот самый азарт, который заставляет людей тратить заработанные потом и кровью деньги на лотерейные билеты; с замиранием сердца, зажав в кулачке карандаш и положив перед собой незаполненную карточку игры в лото, смотреть телетрансляцию собственного идиотизма; скармливать игровому автомату дорогие жетоны за сомнительное удовольствие поглазеть на три вращающихся барабана с разноцветными дадаистичными картинками; делая умное лицо и пытаясь читать мысли сидящих за столом зеркально похожих друг на друга игроков, повышать ставки в казино, не подозревая того, что только один умный человек принимает участие в происходящем действе, и человек этот — крупье…

Одним словом, Алексей стал совершенно непохож на самого себя после вскрытия первой упаковки вермишели. Ещё сильнее повлияло на него вскрытие второй, а после обнаружения истинной сущности третьей, он и вовсе изменился в лице. Растерялся. Не знал, что и думать. Раскраснелся, пыхтел и вытирал рукавом выступившую на лбу испарину. Со стороны всё это смотрелось не очень красиво. И всё потому, что последние две вермишелевы пачки были пусты. То есть вермишель-то как раз в них была, и пакетики с приправой, и с маслом пакетики даже были. Только вот купонов не было. Купонов, которые являлись истинным объектом вожделения Алексея Сергеевича Воронцова, презревшего все земные блага, даже и вполне очевидное в данном случае благо питательное.

Как и принято в среде неблагодарных — по определению и изначально — людей, Алексей перво-наперво счёл своим долгом не поверить собственному зрению, которое до сих пор бескорыстно служило ему верой и правдой. Такова особенность человеческого существа – как можно дольше пытаться не замечать очевидных вещей, если они несут в себе хотя бы малейший оттенок чего-то нежелательного, и скорее быть готовым поверить в совсем неочевидные иллюзорные эффекты, галлюцинации и тому подобные вещи. Н-да-с.

Короче говоря, ещё немного посуетившись вокруг Каролин и Стелл, молодой человек всухомятку съел все макароны и в довольно мрачном расположении духа вышел из квартиры. Засунув руки в карманы брюк, Алексей неспеша прошёлся по дворам и, пиная согнутую пополам каким-то силачом-энтузиастом пивную пробку, вышел на аллею, название которой не имеет для нас с вами особого значения.

Что до погоды, то она была весьма и весьма приятна. Тепло и свежесть в радующей бренные органы восприятия пропорции создавали впечатление приятности существования, но Алексей не был склонен под него подпадать. Прошагав немного по пыльному тротуару, искатель реальных пятидесяти тысяч шлёпнулся на скамейку и принялся… думать? Скорее да, чем нет. Хотя однозначно назвать состояние Алексея размышлением никак было нельзя. Иначе говоря, в голове проносились какие-то возникающие сами собой мысли, но их маршруты были хаотичны, а хозяин головы не пытался навести порядок во внутримозговом движении. Сколько продолжался этот спокойный хаос, сказать сложно. Да и ни к чему. Суть дела в другом – в определённый момент из ничего всё-таки кое-что возникло. Мысль, совпавшая с интересами Алексея оказалась замеченной и воспринятой. Алексею вспомнилось, что за некой персоной по имени Михаил Гортаков вроде как имеется должок. Есть ли человек, который в момент банкротства обойдёт вниманием внезапно возникшее обстоятельство подобного рода и не обрадуется ему?!

Если и есть, то человек этот точно не Алексей Воронцов, потому как Алексей-то Воронцов сразу же вскочил со скамейки и поспешил в направлении дома своего кредитора.

Поразительно — хоть это и совершенно обычное явление — как быстро меняется восприятие действительности под воздействием внутреннего существования! Теперь Алексей иначе смотрел на погоду и природу, да и сам со стороны смотрелся по-другому. У него появился стимул, возникла цель. Несложно догадаться, что после кратковременной аудиенции с Михаилом Гортаковым, в ходе которой оказалось, что тот неспособен незамедлительно отдать необходимую сумму, Алексей вновь изменился. И из гортаковского подъезда вышел опять же вялым и печальным. Вышел, прошёл несколько шагов и снова изменился. Немного. Ему пришла в голову мысль о том, что вполне приемлемо изъятие не всего долга, но его части. С этим он и подкатился к господину Гортакову повторно.

Господин Гортаков не был жадным господином. По нему это сразу было видно. Глядя на простое и честное лицо Гортакова можно было не только обнаружить даже некий отпечаток интеллигентности колене, эдак, в первом-втором, но также с полной уверенностью предположить, что человек с таким лицом не способен на лесть, обман, предательство и злословие за вашей спиной. С некоторой поправкой на земное происхождение и реальность данного персонажа, можно сказать, что Михаил Гортаков, хоть и был далеко не ангел, но всё же являлся крайне положительным индивидом.

Денег Алексею он дал. Более того, совершенно искренне поинтересовался, всё ли у того в порядке, может ли он ещё что-нибудь для него сделать, и всё такое прочее. Алексей не вполне понял причину такой заботы и довольно поспешно – сославшись на какие-то неотложные дела – удалился. А Михаил Гортаков остался в полной уверенности, что его знакомый – наркоман, причём законченный. И что, заполучив наличные, он так сильно спешил не куда-нибудь, а именно к торговцу — достать наркотик и скорее принять очередную дозу. Алексей и в самом деле выглядел довольно неважно, и к тому же слишком уж слёзно умолял о понимании. Печально глядел господин Гортаков вслед господину Воронцову и думал: «А ведь был же хороший парень, и вот – пропадает… Что за времена такие?!..».

А хороший парень тем временем действительно пропадал. Зажав в ручонке денежки, он – разве что не прыгая – мчался по направлению к продовольственному магазину, напоминая мальчика, которому родители впервые доверили самостоятельный поход за продуктами. И к тому же разрешили сдачу оставить себе и потратить на своё усмотрение.

В магазине он очень быстро нашёл то, что искал – Каролина и Стелла, как всегда неразлучные, смотрели на него сквозь мутное и грязное стекло витрины, призывая спасти их из этого отвратительного плена. Оплачивать покупки следовало в кассе. Алексей занял очередь и принялся ждать. Ожидание было томительно, тем более, что время – как оно это любит делать в самые неподходящие моменты – замедлило свой ход. Стремясь чем-то себя занять, Алексей попытался посмотреть на витрину с искомой вермишелью. Для этого ему пришлось встать на носочки, немного нагнуться вправо и слегка вывернуть шею. Однако, толком увидеть что-нибудь Алексею не удалось – мешали блуждающие по помещению покупатели. Отчаявшись узреть вермишельных девочек, он поднял взгляд и встретился глазами с продавщицей отдела под номером один. Продавщица была очень большая и – вопреки популярному в народе мнению о душевных качествах и свойствах характера толстых и тощих – казалась не то, чтобы злой, а так – неприветливой. Абсолютной и несокрушимой самоуверенностью был полон её взор, от которого по алексеевой спине побежали мурашки, подобно корабельным крысам чувствуя приближение опасности и стараясь поскорее убраться куда угодно, лишь бы только подальше. Ощущение того, что работница продмага без особого труда видит все его внутренности и оценивает, можно ли за них что-нибудь выручить или сразу стоит скормить этакую дрянь дворовым собакам, отбивало у Алексея охоту жить. В добавок ко всему, молодому человеку внезапно представилась душераздирающая картина, шокирующая своей иррациональной реалистичностью. Итак, он представил склад. Склад, полный вермишели быстрого приготовления. Размноженные и уложенные в картонные коробки Каролины и Стеллы ждали своего покупателя. То есть никого иного, как Алексея Воронцова собственной персоной. И тут рядом возникла эта страшная женщина, самим фактом своей пространственной с девочками близости разрушающая весь позитивный опыт человечества, накопленный до сих пор. То, что происходило дальше, ужасало Алексея ничуть не меньше, чем, скажем, избиение младенцев или групповое насилие над женщиной. Продавщица одну за другой открывала коробки, а затем принималась вскрывать пачки с макаронами. И смотреть, что там внутри. А затем, вытащив все зелёненькие купоны и нагло их прикарманив, преспокойно запечатывала упаковки и отправляла на продажу.

— Дальше! – закричала девушка-кассир, как видно, уже не в первый раз. И теперь Алексей её услышал, и смог прервать визуальный контакт с Горгоной наших дней, и понял, что его очередь в кассе подошла.

Протягивая чек, Алексей старался держаться от прилавка как можно дальше и не смотреть в его сторону. Приобретённые им десять пачек вермишели продавщица, кажется, уместила в одной своей ладони и грохнула перед покупателем о прилавок с таким хрустом, что молодой человек невольно содрогнулся и даже весь как-то сжался. Безропотно сгрёб товар в охапку и быстро ушёл прочь.

Дороги домой практически не было – Алексей оказался в своей квартире едва ли не моментально. Стремительно мчась по улице в ожидании более плотного общения с Каролиной и Стеллой, он не замечал ничего.

Первая из пачек была им вскрыта уже в прихожей, по пути на кухню, и макароны с лёгким треском сыпались на линолеум, обозначая путь к отступлению. Остальные упаковки молодой человек разорвал в клочья на кухне. Вермишель разлеталась во все стороны, попадая в раковину и цветочные горшки. Закатываясь за стол и за плиту. Проникая в самые укромные и потаённые уголки помещения, отродясь не знавшие метлы или веника. Воистину безобразное действо разворачивалось в квартире Алексея Сергеевича, и некому было его остановить. Впрочем, через несколько минут всё закончилось само собой.

Никаких денег в макаронах, конечно же, спрятано не было. Стоит ли к этому добавлять, что ночью Алексею снились кошмары?!

На следующий день Алексей Сергеевич Воронцов встречался с Ксенией, которая как-то быстро и незаметно переместилась в его сознании и уступила место властительницы дум двум угрюмым макаронным сестричкам. Встречаясь с искренне любившей его девушкой, молодой человек вёл себя отвратительно. Через двадцать минут после начала свидания, Алексею удалось уговорами и обманом выманить у подруги немного денег, после чего он постыдно бежал в направлении ближайшего магазина. Приобретя пятнадцать упаковок «Каролины и Стеллы», Алексей распотрошил их прямо на глазах покупателей и сотрудников торгового зала и, не найдя ни единого купона с обозначением реальных денег, предался панике. Наблюдавшая за происходящим Ксюша, последовавшая было за своим спутником, предпочла тихо и поспешно удалиться.

Алексей же, придя в себя, вернулся домой, взял утюг, уложил его в мешок и понёс продавать на рынок. Сбыть этот бытовой прибор ему удалось довольно быстро, тем более что цена не имела для него особого значения. Утюг был продан буквально за гроши какому-то плешивому мужчине в засаленном пальто охрового цвета.

Вечерело. Алексей – Лёша! – сидел на грязной металлической трубе у грязной металлической торговой зоны в опасной близости от местных бандитов и грузчиков и, отрешённо глядя в неизвестность грядущего, хрустел вермишелью быстрого приготовления.

Следующие два дня Алексей, позабыв о работе и скромных радостях среднестатистического гражданина, шлялся по городу от магазина к магазину и тратил деньги, одолженные у соседа и вырученные за утюг на пакетики с продукцией «К. и С. Фуд». Употреблять приобретаемое в пищу он был уже не в силах, поэтому упаковки, проверенные на наличие – а вернее отсутствие – купона с пятьюдесятью тысячами рублей, Алексей попросту выбрасывал.  В какой-то момент погоня за ускользающим богатством смутила Лёшу своей бессистемностью, и он придумал хитрый маршрут, похожий на те, которые применяются при проведении квартирных соцопросов. Пропуская два магазина, заходил в третий, затем пропускал три и заходил в четвёртый… В общем, осложнил своё путешествие абсолютно немотивированными вычислениями. Сбившись, наконец, в подсчётах – что было, как вы понимаете, неизбежно, Алексей так сильно расстроился, что чуть было не заплакал.

*  *  *

Через несколько дней начавший было подавать надежды молодой специалист был задержан сотрудниками охраны одного из универсамов во время разорения витрины с макаронными изделиями. Так он обрёл статус хулигана. В отделении милиции, куда Алексей был доставлен, с ним случился настоящий припадок, когда он увидел в руках дежурного пакетик с продуктом быстрого приготовления. Задержанный Воронцов внезапно продемонстрировал выдающиеся физические способности, разогнув в своём стремлении к Каролине и Стелле прутья решётки, за которую был заключён. После данного инцидента Алексея передали в руки специалистов иного профиля. Так он обрёл статус душевнобольного.

А примерно через месяц Каролина и Стелла внезапно исчезли с прилавков, и никто даже не поинтересовался причиной их ухода с рынка.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00