23 Views

Cон. Блеклой вереницей тянутся сны. Но этот настойчиво снова и снова возвращается ко мне.

…Пустынная улочка. Аккуратно подстриженные тополя. Старые серые двухэтажные дома. Ветер гонит осенние листья по булыжнику. Беспричинная грусть в душе, иду я по неровной мостовой. Листья шуршат под ногами. Ветер рвет полы моего плаща.

Я подхожу к такому же, как все, старому двухэтажному дому. На первом этаже его находится маленькое кафе.

Две полуразвалившиеся ступеньки. Серая краска с двери почти облезла и обнажила сырые от дождя доски. Я открываю дверь…

В мягком полумраке небольшого помещения горит оранжевый светильник. Вокруг невысоких столиков полукругом расположены мягкие кресла. Посетителей нет. Место за стойкой пустует. Я сажусь за столик, зажигаю сигарету и жду.

Я вязну в полумраке, как это бывает во сне. Мне не уйти отсюда, пока не произойдет всё, что должно.

Она появляется. Ее лицо… Я лишь смутно вижу светлое пятно, спадающие на плечи светлые волосы. Я не могу различить, как она одета. Лишь неясное оранжевое пятно расплывается перед моими глазами.

Она садится напротив и я чувствую на себе ее неотрывный взгляд. Опускаю глаза и вижу, как тонкие пальцы постукивают по столу. Она чем-то взволнована. Я д о л ж е н разглядеть ее лицо. Но оно лишь еле различимо белеет в темноте. На мгновение черты его становятся яснее, я вижу его отчетливо и судорожно пытаюсь удержать в памяти, но оно вновь растворяется во тьме. Остается лишь излучающее неизъяснимое волнение пятно. Оно уплывает, удаляется от меня, и вот его уже нет. Я сижу один, охваченный волнением и тревогой.

Вдруг я чувствую, что за моей спиной кто-то стоит. Я оборачиваюсь… Нет, не она. Это официантка. Ее зовут Лина. Она безмолвно смотрит на меня. Я хочу спросить :

-Кто она? Кто она, Лина?,но не могу вымолвить ни слова.

Лина странно, отчужденно смотрит на меня. Она чего-то ждет. Ах, да. Я должен сделать заказ.

— Кофе и коньяк, — удаётся мне наконец выговорить.

В оранжевом полумраке передо мной появляется чашечка ароматного кофе, в рюмке золотисто поблёскивает коньяк.

— Лина, — спрашиваю я тревожно, — кто она? Но Лина молчит. Взгляд ее, отрешенный, безучастный, усиливает тревогу, нарастающую во мне и я кричу: — Лина! Кто она?

*

…Я просыпаюсь. По оконному стеклу стекают струйки дождя. Этот сон… Я ничего не могу поделать с собой. Я знаю, что сегодня снова пойду в это кафе.

Эта улочка и это кафе действительно есть в нашем городке. Маленькое кафе на самой окраине, на которое я набрел около года назад. Нет там ни оранжевого светильника, ни кресел. Официантку действительно зовут Лина. Мы познакомились с ней, когда я попал туда впервые. Посетителей в кафе не было, и мы обменялись несколькими незначительными фразами…

Это сильнее меня. Каждый раз, когда мне снится этот сон, утром, беспричинно волнуясь,я иду в маленькое кафе, сажусь за неказистый, покрытый серым пластиком столик, нетвердо стоящий на тонких металлических ножках, и жду чего-то… Я знаю –ничего не произойдёт .

Наш город… Это маленький городок, где никогда ничего не происходит. Тихий городок с пустынными улочками и подстриженными тополями.

Я подхожу к зеркалу и пристально вглядываюсь в свое лицо. В мои тридцать девять… Мне нечего ждать. Всё, что должно было произойти в моей жизни, уже произошло. Три года назад умерла моя жена .Дочь вышла замуж и уехала в другой город. Друга я похоронил прошлой осенью… А теперь остались пустынные улочки, подстриженные тополя и… это маленькое кафе на самой окраине, куда кроме меня никто не ходит.

Я надеваю новый серый костюм, темно-синюю рубашку и оранжевый галстук. Я его почти не ношу, но так я был одет, когда забрел впервые в это кафе. Был мой день рождения, коллеги в больнице поздравили меня, мы посидели немного и потихоньку разошлись по домам. Празднично одетый, с букетом красных гвоздик в руках и с пустотой в душе я направился домой. Но неизвестно почему свернул в один пустынный переулок, затем в другой, третий… Я и не заметил, как очутился на самой окраине нашего городка. Ветер собирал хмурые осенние тучи над полем за чертой города, и уже начали падать первые крупные капли дождя, оставляя в пыли темные пятна. Я повернул домой, но дождь вдруг хлынул как из ведра. Я остановился, оглядываясь, где бы укрыться и внезапно заметил невзрачную вывеску над серой дверью. Поблекшие буквы были еле видны. «МАЛЕНЬКОЕ КАФЕ», — прочитал я с удивлением.

Я открыл дверь. Действительно — маленькое. В небольшом помещении царил полумрак. Женщина за стойкой кинула на меня безразличный взгляд и снова уткнулась в книгу. Над ее головой висела на длинном проводе лампочка под пыльным абажуром. Я сел за столик, положил на него промокшие гвоздики и заказал кофе и коньяк. Подавая кофе, она спросила, позёвывая :

— Забыли прихватить зонтик?

— Да.

У нее был заспанный, неряшливый вид. Сам не зная почему, я спросил, как ее зовут.

— Лина. А вас?

— Карл.

Она вернулась за стойку и снова уткнулась в книгу. Вскоре дождь стал стихать, и я решил идти домой. В дверях я вспомнил, что забыл попрощаться, и обернулся:

— До свидания, Лина!

— До свидания, — ответила она, не отрываясь от книги.

Ложась спать, я вспомнил, что забыл свой букет на столике в кафе. Оранжевые гвоздики. Дождь снова начал хлестать в окно, и я заснул. В ту ночь мне впервые приснился мой сон.

…В дверь звонят. Странно. Я никого не жду. Открываю дверь. Женщина в мокром плаще с кожаной сумкой через плечо протягивает мне листок:

Распишитесь!

Телеграмма… Т е л е г р а м м а…

— Что с вами? Это поздравительная !

Я возвращаюсь в комнату и кладу телеграмму на стол. Сердце колотится. Сажусь и закрываю глаза… Наконец читаю телеграмму: «ЖЕЛАЮ СЧАСТЬЯ… МАМА».

Сегодня воскресенье. На работе мне напомнили бы о моём дне рождения. Уже не тридцать девять. Сорок.

…Я беру зонт и выхожу. Дождь хлещет в лицо, ветер яростно рвет полы плаща. Листья путаются под ногамих. Осень. Ранняя холодная осень.

В нашем городишке всё близко. Почта и телеграф в соседнем доме. Здесь тоже безлюдно. Телефонистка чем –то напоминает Лину .Меня сразу же соединяют с мамой. В трубке что-то трещит и щелкает. Телефонистка от нечего делать прислушивается к разговору.

— Спасибо… спасибо, мама. Да… я уже всё решил.

Далекие гудки, щелчок, и наш разговор обрывается.

Телефонистка зевает и говорит :

-Где-то гроза. Ничего не поделаешь -осень.

-Да, конечно, — отвечаю я и выхожу.

Я всё решил. Я перееду в город, в котором живет мама. Здесь меня не держит больше ничто. Но я невольно сворачиваю в один переулок, другой… Тополя хмуро гнутся под порывами ветра. А вот и «МАЛЕНЬКОЕ КАФЕ»

Открываю дверь… Хмурый свет дождливой осени, еле пробиваясь сквозь пыльные стёкла, тускло освещает столики, покрытые серым пластиком. Лина одиноко сидит за стойкой. Всё как всегда. Нет. Что-то не так. Взгляд.

Я поворачиваюсь в сторону, откуда исходит этот взгляд. Кто-то сидит за столиком в самом углу. Я делаю шаг навстречу этому взгляду. Девушка в оранжевом свитере. Это о н а. Не может быть. Это с о н .

-Садись, — говорит она.

Я сажусь. Это сон.

Она берет мою руку в свои прохладные ладони и, улыбаясь, смотрит на меня.

— Ты… мне… снилась.

— Да ? ,- улыбается она.

— Как… тебя зовут?

— Анна.

— А меня зовут…

— Карл, — говорит она улыбаясь.

Это, конечно, сон. Всего лишь сон.

— Это сон! — говорю я в отчаянии.

— Прекрасный сон.

Она издевается надо мной! Нет. Она счастливо улыбается. Кто-то стоит у меня за спиной. Я резко оборачиваюсь и вижу Лину. Она молча ждет. Конечно. Ничего изменить нельзя. Сон этот задан раз и навсегда, и для того, чтобы проснуться, надо снова проделать всё, что предназначено… Но я не хочу больше просыпаться. Не хочу!

— Мне как всегда, — говорит Анна. — А тебе, Карл?

Я молчу.

— Кофе и коньяк, — говорит она Лине.

— Сон. — говорю я в отчаянии. — Это сон!

— Какой сон, Карл? — улыбается Анна.

— Не притворяйся! Ты тоже знаешь, что будет дальше. Ты исчезнешь.

Я выдергиваю руку из ее ладоней и встаю. Передо мной стоит Лина с подносом в руках. Силы покидают меня. Я снова сажусь.

Анна серьезно смотрит на меня. Лина ставит кофе на столик и уходит. Через мгновение она возвращается с букетом красных гвоздик и, улыбаясь, протягивает его мне.

Как они издеваются надо мной… За что? За что я обречен снова и снова видеть этот сон ?

— За что, Анна?

— Поздравляю тебя с днем рождения, Карл!

Она знает и э т о. Во сне возможно всё. Но я не могу больше, я должен выбраться из этого сна !

— Карл, — говорит Анна. — Я ходила сюда почти каждый вечер и ждала тебя.

-Это сон ,-говорю я.

-Какой сон, Карл?

— Откуда ты знаешь мое имя? Откуда ты знаешь, что у меня сегодня день рождения?

Анна, улыбаясь, смотрит на меня.

— Я слышала, как ты сказал Лине: «А меня зовут Карл».

— Когда ты это слышала, Анна?

Анна улыбается и говорит:

-Это ведь такое… маленькое кафе. Я слышала, как ты сказал это Лине.

— Когда ?

— Значит, ты не знаешь… Ровно год назад. Мне бывает дома иногда так одиноко, и я тогда заходила в это кафе. Я живу здесь неподалеку. В тот день я сидела на этом же месте. Ждала, сама не знаю чего. Вдруг стемнело и хлынул ливень. Посетителей не было. Их здесь почти никогда не бывает. Вдруг открылась дверь и я увидела тебя. В руках ты держал красные гвоздики. Ты сел за столик и о чем-то задумался. «У него день рождения, а он один…» — подумала я.» Сидит здесь в маленьком всеми забытом кафе.» Я смотрела на тебя и мысленно повторяла: «Посмотри на меня!» Но дождь перестал, и ты быстро, не оглядываясь, направился к выходу. Твои гвоздики остались на столе. «Оглянись! Оглянись!» повторяла я,и ты оглянулся! Но лишь безучастно скользнул по мне взглядом, сказал Лине: «До свидания!» и ушел.

Но я знала уже тогда, что мы встретимся. Наш городок… Здесь трудно разминуться. Я искала тебя везде. А вечером приходила сюда.

— Вечером?

— Да, я знала, что ты рано или поздно снова придешь сюда.

— Я приходил, Анна, но всегда утром. Я приходил каждый раз, когда видел этот сон…

— Какой сон?

— Ты мне снилась. Много раз.

— Почему же ты ушел тогда?

— Но, Анна, я н е в и д е л тебя. В этом углу было совсем темно, и я думал, что я один в этом… «МАЛЕНЬКОМ КАФЕ». Но сейчас я припоминаю. Я мельком видел в этом углу оранжевое пятно. Теперь я понимаю. Я еще решил, что мои гвоздики были оранжевые.

— Оранжевые? — смеется Анна. — Верно. Я была в тот раз в оранжевом свитере. Ты видел меня! Но не у в и д е л…

— Но почему же Лина… — спрашиваю я, — почему Лина не сказала тебе, что я прихожу сюда по утрам? Или мне, что ты бываешь здесь каждый вечер?

— Лина! — зовем мы в один голос.

Лина неторопливо подходит.

— Лина, почему вы нам не сказали… не подсказали… как нам с Анной встретиться?

Лина зевает и говорит:

— А я откуда знала, что вы друг друга ждете?

— Вы видели, Лина, что я хожу не просто так, — говорит Анна. — Я приходила всегда одна и почти каждый вечер.

— А мне откуда знать! — зевает Лина. — Сюда ведь только одни и ходят. И все чего-то ждут… и ждут… и ждут…

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00