19 Views

Читатель питается не тем, что съел, а тем, что переварил.

ШКЛОВСКИЙ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ   ЛИЦА:

ВИКЕНТИЙ ТРОИЦКИЙ — около шестидесяти лет, известный в прошлом московский поэт.

ЛАНА — поэтесса, под тридцать лет.

ГОГА — за сорок лет, балующийся стихами инженер не у дел..

НИМФА ВАРЛАМОВНА — дама бальзаковского возраста с претензиями, все еще преданная  высокому искусству.

ОРЕСТ- председатель литературного клуба, моложавый мужчина.

КАРЕН — поэт-филолог, уже переживший возраст Пушкина

ИЛОНА — студентка-поэтесса

 БАБУЛЯ-   бабуля, она и есть бойкая бабулька.

Действие происходит в наши дни, в Тбилиси.


Д Е Й С Т В И Е  П Е Р В О Е

Территория спортивного зала, который время от времени предоставляется  под заседания литобъединения русскоязычных авторов. В центре  —  массажный стол. В данном случае, за ним располагается кресло председателя поэтического клуба. Еще несколько принесенных стульев стоят тут и там между предметами интерьера спортивного помещения.

В левом углу  —  велотренажер. Это не просто предмет спортинвентаря. Тренажер с помощью проводов соединен с динамомашиной, которая способна на некоторое время осветить тусклым, мерцающим светом сценическое пространство. Хитроумная уловка людей, переживающих перманентный тбилисский энергокризис. Рядом боксерская груша с подвешенными к ней перчатками. В глубине беспорядочно разбросаны спортивные маты. Справа, не доходя до дверей, тянутся лесенки шведской стенки.

Спортивную обстановку несколько «размачивает» стоящий на видном месте массивный гипсовый бюст какого-то классика. Его приносят с собой клубные поэты. Однако, явным диссонансом готовящемуся творческому заседанию служит некий «знаковый» предмет, забытый в помещении администрацией. Скажем, красующееся в углу ведро со шваброй. Дальнейшие подробности «убранства» на усмотрение постановщика.

Уже заявившиеся члены литкружка – кроме запаздывающего председателя  —  располагаются рядом с центральным столом. Карен, интеллигентного вида, уравновешенный поэт-филолог курит с задумчивым видом… Моторный, говорливый Гога  пробегает мимо сидящей на председательском месте Ланы – ее творчеству посвящается сегодняшнее заседание. Она нервно придерживает просматриваемые листочки со своими стихами.  

НИМФА ВАРЛАМОВНА (взмахивая газетой). Карен, нужна помощь! Срочно – слово из восьми букв. Страстный служитель поэзии. «Служитель» почему-то закавычено.

Гога опережая Карена подбегает к Нимфе Варламовне. Вырывает из ее рук газету. По пути случайно смахивает со стола бумаги Ланы.

ГОГА.   Вмиг отгадаю… я шустрый!

ЛАНА (раздраженно). Дайте сосредоточиться! В конце концов, я здесь по вашей просьбе.

ГОГА (заполняет поле кроссворда). Так решил Орест. Лично я голосовал против.

ЛАНА. Вы всегда против.  Будь на моем месте Ахматова или Пушкин…

ГОГА. Да нет, Пушкина, пожалуй, я одобрю.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Верх великодушия! Благодарю от имени классиков.

Карен возвращает бумаги на стол Ланы.

КАРЕН .От имени и по поручению. А по сути вы правы, Пушкина проходят уже в пятом классе. Графоман – Гога!

ГОГА .Кто, кто, повторите?!..

КАРЕН .Это я в смысле заполнения кроссворда. Так и запишите,  коллега. 

Нимфа Варламовна  посылает Гоге воздушный поцелуй.

НИМФА ВАРЛАМОВНА (записывает). Поздравляю, Карен, совпало…

ГОГА.Опять в мой огород! Кстати,  я был круглым отличником по литературе!

ЛАНА (с сарказмом).И в доказательство готовы представить школьные дневники.

Гога надевает боксерские перчатки и принимает бойцовскую позу.

ГОГА.Для особливо сумневающихся объявляю —  и по физкультуре был лучшим!

КАРЕН (громко смеется) Это меняет дело. Вношу предложение  —  Лана отменяется, стихи подождут… Организуем блитцтурнир по перетягиванию каната! Верх интеллекта. Да и обстановка спортзала позволяет…

Лана возмущенно вскакивает. Листы падают вновь.

ЛАНА .  Нет, это форменное издевательство! (Обводит рукой тренажеры.) Что я здесь потеряла среди этих чушек?!  Где Орест?

ГОГА .   Орест «орестован». (Громко смеется.)

ЛАНА .  Топорные шутки, безвкусные рифмы! Нет, что я здесь делаю?

КАРЕН . Лана, не кипятись. Мы все поэты и уже привыкли к фольлерному юмору  персонажа Гоги. (Поднимает бумаги. Гоге.) Вы же специально являетесь, чтоб затеять скандал.

ГОГА.Много чести…

ЛАНА . Ах, зачем я не родилась во времена дуэлей.

ГОГА .Все слышали призыв к рукоприкладству? И после этого меня выставляют бузотером! 

ЛАНА (вспыхивает). Еще одно слово и я точно ухожу!

Нимфа Варламовна  подходит к Лане и обмахивает ее газетой.

НИМФА ВАРЛАМОВНА . Какая вы мнительная. Остыньте, а то вспыхиваете, как спичка. Душечка, наши поэты пришли вас слушать. Решение Ореста…

ЛАНА(указывает на Гогу).  Думаете я не вижу? Вы все ему подыгрываете. Оставляю вас наедине с физкультурой.  Духовность любви, как всегда, жертва!

ГОГА (подпрыгивая на матах). Тут такая духовность, что не продохнешь.

Нимфа Варламовна  машет газетой в сторону Гоги.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Это вы пылите напропалую! Вообще-то безобразие, что наше поэтическое общество загнали в спортзал.

ГОГА. Скоро и отсюда попрут за неуплату аренды.

НИМФА ВАРЛАМОВНА . Ах, презренный металл!..

ГОГА .Время такое – любовными куплетами задолженность не покроешь.

ЛАНА  (возмущенно).  Да что вы смыслите в высоком!  Вам бы рифмовать телефонный справочник.

ГОГА (проделывая сальто). Делитесь опытом? А что, это идея!  Заладила на все лады  – «Любовь… любовь!..» Вынь да положь на блюде!..  Слабо на новые рифмы вот и пускает пыль в глаза, недотрога. Могу подарить словарь – в помощь начинающему поэту. Там по части рифм приведены шпоры.

НИМФА ВАРЛАМОВНА (с ехидством). Ну это вы зря. Бывают стихи и похуже. Ланочка старается изо всех сил. Как говорится, чем Бог наделил…

КАРЕН (шутливо). Поздравляю, Гога —  одолели сложную книгу. Для работы со справочниками нужна подготовка. 

ГОГА. Не старайтесь меня подколоть – кишка тонка. Я вот без разбега могу для честного народа сбацать строчки по случаю. Читательская любовь приложится…

ЛАНА .Поэзия из вас так и  прет.

Входит бойкая бабуля с кошелкой. Озирается, потом подсаживается к Илоне.

БАБУЛЯ  (Илоне). А что, деточка, я поспела к раздаче?

ИЛОНА .Раздаче чего?

БАБУЛЯ .Известно чего. Не прикидывайся, от меня не скроешь.

ИЛОНА.Здесь собралось общество…

 БАБУЛЯ (деловито.) Так и я о том – значит общественность. Гуманитарку уже распределили?  Без этого нельзя.

ИЛОНА.Здесь стихи читают.

БАБУЛЯ (пропуская мимо ушей). Сахар и рис я уже получила по соседству. Осталось мукой разжиться. (Достает ворох бумажек.) Ты не подумай — у меня на все случаи справки припасены. Числюсь в любом списке…

На бабулю шикают. Илона прикладывает палец к губам и бабуля    временно затихает.

Гога взбирается на шведскую стенку и с чувством декламирует.

ГОГА.О супругах:

«К чему нам супруга,

Лишь суп да ругань.

К чему жена – переженный лук.

Мы уйдем к звонкозубым подругам,

Что в уют нас, как в суп не суют!»

НИМФА ВАРЛАМОВНА (хихикает, прикрываясь веером). Ой, Гога, ну вы учудили!

КАРЕН . А что, мне нравится. Особенно про «звонкозубых» подруг.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Только почему вы при этом двусмысленно подмигивали Лане.

КАРЕН (ехидно). По-моему он обращался к бабушке. Но точно не к вам, Нимфа Варламовна.

БАБУЛЯ (подмигивает Карену). Ко мне, ко мне… Теперь по делу. Вношу предложение  —  вам бы на часок перенести сходку. Тут рядышком бесплатный обед выдают. Ну, точь в точь  по вашему расписанию.

ИЛОНА (смущенно). Бабуля, я же вам объясняла. У нас просто читают стихи.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. И какие стихи! Гога раздувает жабры! Следующая презентация за ним.

ГОГА . А чего ждать, я хоть сейчас!.. Не то, что некоторые. (Передразнивает.) «Ах, я сегодня не в голосе. Вы еще не доросли до моего слога…» Проще надо, барышня, проще…

ЛАНА.Нет, я больше не выдержу! Вакханалия дилетантов! Оставайтесь с вашим новоявленным классиком – а насчет меня, финита

КАРЕН (шутливо). Прекрасная Ланита, не воспринимайте все всерьез. Где ваше чувство юмора?

ГОГА .Именно так! Не могу без смеха воспринимать заунывную галиматью. Даже классно зарифмованную…

БАБУЛЯ  (рассудительно). Нет, риса явно на всех не хватит. Уже гавкаться  начинают. Представляю, когда начнется раздача… (Илоне.) Постереги мои манатки. Я мигом. (Смотрит на часы.) Успею перехватить горячее в армии спасения. Начнут раздавать – я занимала за вами… (Уходит.)

ЛАНА  (на грани истерики, Гоге.) Ах,  всякая шутка имеет свои границы!

ГОГА (кричит) Ура, граница на замке! Да здравствует скука!

ЛАНА.   Не смейте касаться моих стихов, вы…  водопроводный рифмоплет! Высокую любовь, чувства Петрарки и Данте вам заменяет водобачковое бульканье…

Илона подходит к Лане и пытается вытереть ей набежавшую слезу.

ИЛОНА.Успокойтесь, вот придет Орест и…

ГОГА (гогочет).  … отправит всех на Эверест. Ха-ха!

КАРЕН (заканчивает заполнять кроссворд. Протягивает газету). Вот, Нимфа Варламовна, все заполнил. Можете сдавать в редакцию. Приз читателей ваш!

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Ну вы супер-эрудит, Карен! Завтра же схожу за деньгами. Пять лари на улице не валяются.

ГОГА. Отлично, как казначей организации приму ваш вклад в счет аренды зала.

НИМФА ВАРЛАМОВНА (тушуется). Гогочка, какой вы конкретный…  А счет «Тэласи»  вы за меня покроете? И так сидим на чертовом графике!

ГОГА.Воровать надо, уважаемая, красть киловатты!.. Они нас тарифом — мы их «жучками»! (Ударяет боксерской перчаткой по груше.) Они нас графиком, мы их…

КАРЕН  (смотрит на часы). Уймитесь Гога!  Шеф прилично запаздывает. Так дело не пойдет. Мы все люди занятые. У меня через час лекция.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Что вы, Орест человек обязательный. Наверное, что-то стряслось.

ГОГА .Да надоело ему слушать заумь! Хоть бы платили за вредность. Кстати, я не шучу! Придется вам, собратья по цеху, скидываться. А то наше благородное собрание и впрямь попрут за милую душу. Ну, кто сколько наторговал своими куплетами?..

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Вечно вы  должны все опошлить. Поэзия не признает чистогана! Здесь не базроба. Правда,  Лана?

Лана демонстративно отворачивается.

ГОГА.Зато администрация не поступится коммерцией. Начнем с Ланы. Или, как в прошлый раз, увильнете.

ЛАНА.Пошляк!..  Если вы издали дребедень за свой счет, это еще не дает права пытать нас своим маразмом.

ГОГА.Сейчас покраснею! Я хоть за свой счет тиснулся, а вот некоторым поэтесскам так и не удалось раскрутить милого дружка… ой, извините, спонсора, на толику условных единиц, чтоб распечатать свои писульки.

НИМФА ВАРЛАМОВНА (пританцовывая, томно напевает.) Ах, любовь, любовь… Как вспомню минувшие годы…

ГОГА.Вот именно, минувшие… Лана, подпевайте! Не желаете?.. Илонка, вздрогнем!

ИЛОНА.Не тот ритм.

ГОГА.Клево!.. Крутые децибелы!.. дабл-трабл!.. (Закатывает глаза.) Растворяюсь в кайфе, крошка!..  (Отбивает чечетку.)

ИЛОНА (Гоге). Отпад! Классно оттягиваетесь! Нимфа Варламовна, держите темп!

Гога танцует с Илоной. Пытается прижаться к ней.

ГОГА .С любовью на сексодроме окей-хоккей? У нас  эксперт  (указывает на Лану), если что обращайтесь. Все зарифмует…

ЛАНА (вскакивает).С меня довольно! Нимфа,  передайте Оресту  —  я не  участвую в этом балагане. (Направляется к выходу.)

ГОГА (хватает со стола бумаги). Ой, Лануля, листочки!.. Неровен час, завистник покусится! «Пло-огиадд» – сам в словаре вычитал. Такого не пережить! Рифмуй, Гога: ад  —  плогиадд…  (Хватается за сердце.) Какая боль!..

В дверях Лана сталкивается с Орестом. Он говорит с выраженным грузинским акцентом, сценическая фиксация которого на усмотрение постановщика.

ОРЕСТ .Миллион извинений! Ланочка, лапушка вы куда?

ГОГА .Примадонна не в себе. Дернулась, как только  заикнулись о проплате метража. Сами поручали…

ОРЕСТ  (раздраженно).  Нашел время копаться в цифири!

НИМФА ВАРЛАМОВНА (Лане). Детка, вернись! Я же говорила, обойдется…   (Оресту, угодливо.) В вашем присутствии все мгновенно улаживается.

КАРЕН  (Оресту). Поэтическая общественность заждалась и требует обьяснений.

ОРЕСТ. Только дайте отдышаться! Все по порядку… (Лане.) Вы, это… вернитесь.

ЛАНА.И не подумаю. Все это заранее подстроено. (Оресту.) Как горько разочаровываться в людях.

ОРЕСТ. Беру огонь на себя. Сейчас  объяснюсь…

ЛАНА. Меня уже ничего не интересует!  Или  напомнить, сколько  упрашивали…

ОРЕСТ. Мне нет прощения! Но я обязан сделать следующее объявление. (Лане.) Умоляю выслушать!..

ЛАНА. Считайте, что меня нет.

ГОГА. Орест, не тяни резину!  Сняли арендную плату?

ОРЕСТ. Мелко, мелко Гога. Ты же у нас поэт — подключи фантазию, воображение…

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Вас удостоили премии Руставели?

КАРЕН. Посадили на грант Сороса?

Орест берет газету и разворачивает  лист. Демонстрирует портрет Викентия Троицкого.

ОРЕСТ.    Любопытствуйте! Как  могли пропустить! Среди такого сообщества нет нужды объяснять, кто такой Викентий Троицкий.  Да-да, живая легенда московской поэзии, как говорится, посетила наш город!!

НИМФА ВАРЛАМОВНА  (всплескивает руками). Не может быть, сам Троицкий! Вот уж не думала дожить!

КАРЕН. Ого, это прорыв! Литературный мэтр такого калибра!..

ГОГА.А то все сантиметрами пробавляемся

ОРЕСТ.   Следите за новостями!  Его уже чествовали в творческих союзах! И вот…

НИМФА ВАРЛАМОВНА  (всплескивает руками). Не продолжайте! Я, кажется, догадываюсь, что вы собираетесь сказать. (Театрально прикрывает глаза рукой.) Нет, этого не может быть!

ОРЕСТ.   Дорогая Нимфа на верном пути. Да, да, Викентий обещал посетить нас сегодня. Знали бы, чего мне стоило заполучить к нам знаменитость!

ИЛОНА.Да здравствует Троицкий!! (Танцует.)

ГОГА  (Лане). Вы еще здесь? Мне послышалось,  кто-то уходил…

ОРЕСТ.Ни в коем случае! (Падает перед Ланой на колени.) Ну скажите, что я помилован. Выступление  —  дело решенное!  Оно состоится… но попозже.

ЛАНА (нервно).  Так… выходит, я  все-таки отменяюсь.

ОРЕСТ.Счастье мое, так получилось! Войдите в мои обстоятельства. Троицкий нарасхват!

ЛАНА.А мои обстоятельства здесь кого-то интересуют? Или я собиралась зачитывать  инструкцию к пылесосу?

ОРЕСТ.Гарантирую месячный семинар по аспектам вашего творчества!

ЛАНА.Это, если я еще соглашусь. (Возбужденно ходит по сцене.) Ха-ха!.. Демонстрируйте свое низкопоклонство, падайте ниц!..   

КАРЕН.Подбирайте выражения! В конце концов, мы все поэты… у всех достоинство…

ГОГА.Так вас благодарят, Орест!  Говорил,  намаемся с ней! 

ЛАНА (Оресту). Приглашать Троицкого – преступление! Достаточно надругательства надо мной!

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Бросьте дуться! Автор должен воспринимать благожелательную критику.

ЛАНА .Мне и рта не дали раскрыть! Орест, только из уважения  к вам я вообще согласилась…

ОРЕСТ.  Внимание, с минуты на минуту он заявится!..

Лана переставляет  ведро в центр помещения.

ЛАНА.Тут ему самое место! Я остаюсь. Не откажу себе в удовольствии лицезреть  знаменитость на фоне  ведра со шваброй.

Нимфа Варламовна   впопыхах уносит ведро.

Лана обводит пальцем интерьер помещения.

Ну, дружно сменим декорацию! Только Лана обязана выступать среди ржавого хлама!

ГОГА.Все ерунда! Главное — чем угощать? Скидывайтесь, скидывайтесь, господа!..

КАРЕН  (достает деньги). Гога организует стол.

ГОГА .А может, поручим нашей несравненной? (Кивает в сторону Ланы.) Женская рука, тонкий вкус… Такая икебана!..

КАРЕН. Ну ты и поднабрался словес. (Смотрит на часы.) Ладно, Орест,  все будет по полной программе.

Илона пытается сдвинуть с места спортивный мат. Нимфа Варламовна  усиленно подметает территорию.

ЛАНА (усаживаясь на стул. Решительно). Минутку…  Делаю официальное заявление!

Лану вместе со стулом передвигают в сторону.  Члены клуба энергично наводят порядок.

Я передумала. Презентация состоится. Моя презентация – здесь и сейчас! Орест, кажется, у меня есть на это право по уставу?

ГОГА (Лане).  Не путайтесь под ногами! Мы только теряем время. Троицкий на подходе! 

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Милочка, ну не будьте букой. Паинькой вы производите гораздо лучшее впечатление.

Орест достает мобильный телефон и набирает номер.

ОРЕСТ.Лана,  не до разборок… К вашему вопросу вернемся позднее.  В повестке  –  историческая встреча!

КАРЕН.Пусть остается. Только без фокусов.

ОРЕСТ (в трубку).  Да, да, батоно Дормидонте… Встретим, как положено… Не ударим в грязь лицом! Что, что?.. Отбыл в неизвестном направлении?.. (Прячет телефон. Разочарованно.)  Вот так… отбыл…

Раздосадованная Нимфа Варламовна  бросает веник.

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  В кои-то веки ждали такую фигуру!.. Лана, не обижайтесь. Сегодня я ну никак не настроена слушать  ваши стихи!

ЛАНА.Так и знала!  Все это специально подстроено!

КАРЕН (Лане). У вас определенно мания величия.

ОРЕСТ.Еще не все потеряно. Троицкий помнит о своем слове!  Гога, топай за горючим!

ЛАНА.Не желаю быть на вторых ролях! Не дождетесь!.. (Идет к дверям. Спотыкается о сдвинутый Илоной мат. Падает.)

ГОГА (издевательски). Лана, нам по пути? Две кошелки  —  каждому по одной. Ваш вклад в клубное гостеприимство…

ЛАНА (с трудом поднимается).  Все, с меня довольно!  Ноги моей здесь не будет! (Выбегает.)

ОРЕСТ.Уф-ф!.. Камень с души…

Гаснет свет.

ОРЕСТ.Только этого не хватало! Проклятый график!

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Лана сглазила!..

КАРЕН.Гога, выручай!

ГОГА.Гога, Гога, чтоб вы без меня делали, умники!..

Загорается неровный свет. Гога усиленно крутит педали велотренажера, соединенного с динамомашиной, которая и обеспечивает освещение.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Продержись, родимый, скоро дадут свет!

ОРЕСТ.Илона, если что, подменишь! Карен, время идет… (Достает мобильник. В трубку.) Батоно Дормидонте, Троицкий  обнаружен?.. Ах нет… (Прячет телефон.) Никто не расходится. Спинным мозгом чую, он неподалеку…

КАРЕН.Раз такое дело, я  за припасами…

ГОГА (вдогонку). Не забудь русский национальный напиток!

Карен сталкивается в дверях с Троицким, который ведет под руку упирающуюся Лану. Викентий явно навеселе. Это бородатый, крупный мэн весьма колоритного типа. Небрежно наброшенный на джемпер пиджак и цветной шейный платок окончательно убеждают, что вошел представитель богемы.

ТРОИЦКИЙ (хорошо поставленным, зычным голосом). Ба, какие люди! Всем гаумарджос! Я тут малость заплутал…

Гога, пораженный увиденным, перестает крутить педали. Сцена погружается в темноту.

Вот это да! Сплошной интим! Салют в честь гостей!

ОРЕСТ.Гога, напрягись! Господин Троицкий, досадное недоразумение!

Гога приходит в себя и восстанавливает освещение.

(Суетится вокруг Троицкого.) Славные шалости нашей энергетики. Ха-ха!

ТРОИЦКИЙ. Вы не спрашиваете, как я доплелся до вашего (озирается) м-мм, убежища?

ОРЕСТ. Спрашиваем-спрашиваем… Вы уж нас, провинциалов, простите, что без провожатого…

ТРОИЦКИЙ. Без провожатого? А это кто же? (Указывает на Лану.) Томная фея, фемина, нимфа…

НИМФА ВАРЛАМОВНА (робко). Позвольте, Нимфа это я…

ТРОИЦКИЙ.  Сплошные райские кущи  —  нимфы, эльфы!.. Так вот, хорошие мои, усталый пилигрим брел по милым сердцу декорациям романтического Тбилиси. И вдруг…

ЛАНА (Троицкому).Отпустите руку,  мне больно!

ТРОИЦКИЙ. Миллион извинений, дражайшая и неповторимая! (Театрально.) Ах, какая внешность, дивный футляр! И я, неуклюжий пиит, осмелился вызвать гнев потрясающей модели! Гореть мне в аду!!!

ОРЕСТ.Позвольте представить  —  Лана,  член нашего клуба

ТРОИЦКИЙ (иронично прикрывает глаза). «Член клуба!..» Без скабрезностей,  верный Орестино! Пред вами моя муза! Случайно обрел ее на подходе к вашим пенатам. Вмиг догадался, что на верном пути, пришпорил Пегаса  —  и вот я здесь, с вами!

НИМФА ВАРЛАМОВНА (записывает в блокнот). «Пришпорил Пегаса»… Как колоратурно!..

ТРОИЦКИЙ (многозначительно указывает на стол). Но не калорийно… (Осматривается.)  Да-с, окрестности с виду не тянут на Парнас. Скорее кузня Гефеста. (Гоге.) А вот и сам трудоголик…

НИМФА ВАРЛАМОВНА (хихикает). Экзотика наших будней… 

Широко раскрыв руки, Троицкий символически обнимает присутствующих.

ТРОИЦКИЙ. И вот, повторяюсь, я с вами, други. Викентий Троицкий, наслышался о гостеприимстве славных жителей сего града.  Не далее, как с час назад, подтвердил свои догадки за пиршественным столом… (Вновь косится на пустой стол.)

ЛАНА. Не буду мешать полету фантазии. (Пытается уйти.)

ТРОИЦКИЙ. Только через мой труп! В конце концов,  вы  —  причина всего!

ЛАНА (возмущенно). Я?! Да  знали б вы, что здесь творилось!..

Гога вне себя от переполняющих его чувств перестает крутить педали. Свет гаснет.

ТРОИЦКИЙ (зычным голосом). Света, о Небо, больше света!          

Гога подчиняется. Освещение восстановлено.

(Лане.) Дайте же напоследок насладиться лучезарным ликом. Ваш уход ввергнет меня в кромешное одиночество!

КАРЕН (протягивая руку Троицкому).  Карен… поэт, филолог, автор трудов и поэтических сборников…

Троицкий с воодушевлением трясет руку Карена. Вместе с тем старается преградить Лане дорогу к дверям.

ТРОИЦКИЙ. Троицкий, литератор… (Громко.) На помощь, Кареша! Не позволим фее упорхнуть! 

КАРЕН.Викентий, без ложной скромности! Ваше имя у всех на устах. Знаковая фигура, автор собрания сочинений…

ИЛОНА.Да-да, наш курс зачитывался вашими стихами!

Присутствующие разражаются аплодисментами. Орест с чувством пожимает руку Илоны.

ОРЕСТ.Глас народ… Он прозорлив!  

ТРОИЦКИЙ. Полно, полно, коллеги!   (Игриво указывая на Лану.)  Кажется, не всем  по нутру моя изящная словесность. Кое-кто холоден…

ГОГА…. как собачий нос.

ЛАНА (вспыхивая).  Вы слышали, Викентий?!

ОРЕСТ (опасливо). Гога, не отвлекайтесь! На вас  функция жизнеобеспечения!

ТРОИЦКИЙ (кружа вокруг Ланы). Какой там к черту нос?.. Да как можно не влюбиться в подобное совершенство! Прелестница-южанка… В свидетели – Есенин, Грибоедов!..  

Карен безуспешно пытается отвести в сторону Троицкого, но тот продолжает усиленно заигрывать с Ланой.

КАРЕН.Дорогой Викентий, говорит филолог: ваши тексты  —  находка для исследователя! Диссертационный потенциал… Хотя, мы здесь, по прискорбным обстоятельствам, попали в информационный вакуум…

ТРОИЦКИЙ. Юрий вы мой Научно-Долгорукий, зачем тянутся за хребет? Сегодня белокаменная это  —  брр-р! Сплошной новорусский чистоган! А рядом – кладезь поэтического откровения! Творчество божественной Ланы тянет на каскад диссертаций!  Ее внешность плюс дарование  —  гремучая смесь!

КАРЕН (пытаясь обратить в шутку).  Кхе-кхе, тонко замечено, гремучая, даже радиоактивная…  Но класс моих научных штудий адекватен вашему рангу. Обязательно должны переговорить… моя визитка…

Троицкий небрежно сует визитку в карман.

ТРОИЦКИЙ. Убедили, в Москву так в Москву, милости просим! Я свой человек в фондах-комитетах. Зеленый свет вашему проекту!..

Гога слезает с велотренажера.

ГОГА.Баста, фидер заработал. Со светом порядок!

ТРОИЦКИЙ  (Гоге).  А вы, служивый, тоже в поэтах состоите?

ГОГА.Я, господин Троицкий, как бы это…  палочка-выручалочка. Много бы они написали без меня!

ТРОИЦКИЙ. Конгениально! Выходит, Гефест ныне подался в         специалисты по раскрутке. Куете таланты, пиар, имиджмейкер и все такое… отменно! Да-с, сегодня без агента нельзя. Законы рынка жестко диктуют правила игры.

ГОГА.Пардон, я не Штирлиц.  Это за бугром без агента хана. А здесь ничего, пока терпим. Выдаем на публику стихи в потребном количестве. Крутимся  помаленьку…

ТРОИЦКИЙ.  А вот это вы зря! Верьте — без раскрутки по СМИ, пролонгированных презентаций автору хана. Сердце кровью обливается,  видя поэтов, ранга блистательной Ланы, прозябающих без  сайта в Интернете! (Пытается пристроится к Лане, но она пересаживается.)

ГОГА (зловеще). Повторите, без чего она прозябает? 

ОРЕСТ (торопливо).  Гога, Гога, время идет…  Мы же договаривались.

ГОГА.Ладно, действуем по программе. Вернусь — просвещу дорогого гостя ху ис кто на нашем Олимпе. Мало не покажется…

НИМФА ВАРЛАМОВНА (грозит пальчиком Гоге). Шалунишка… (Придерживая шляпу, делает неуклюжий книксен перед Викентием.) Пару слов о себе. Наша женская поэзия многолика…

ТРОИЦКИЙ (взмахивает руками). Заранее солидарен  —  ваше дело в шляпе! (Шарит по  карманам.)  Минутку, сударыня… Кто из присутствующих ссудит  энное количество условных единиц на букет для прекрасной дамы. И шампанское, по случаю,  не помешает. Какое без него вдохновение лицеистов!

Карен дают Гоге деньги. Он уходит. Троицкий выворачивает пустые  карманы.

Попутал пиджак, бывает же такое. Творческие встречи, застолья, голова идет кругом…

ОРЕСТ.Заполним рекламную паузу, ха-ха! Для разогрева предлагаю стихи наших дарований. В живом саунде… в смысле, исполнении.

ТРОИЦКИЙ. Мой Орестид, не стоит труда. Уже ощутил всеми фибрами, витающий здесь градус творчества! Доверьтесь моей интуиции. (Вешает пиджак на стул. Поднимает пару раз гантели. Шарит в карманах пиджака. Оресту.) Чертов пиджак…  друг мой, ссудите сигареткой.

ОРЕСТ.Сейчас расслабимся… Меню: предлагаю на первое  —  достойного Карена.

КАРЕН.Самоотвод! Уступаю  «первородство»  признанному лидеру – достойному Оресту. Сам же пока ограничусь скромным вкладом. (Извлекает томик своих стихов.) «Избранное»… Мое краткое резюме. (Надписывает и протягивает Троицкому. Торжественно.)  Духовному Собрату!..

Одновременно, другой рукой, Карен протягивает Викентию пачку «Мальборо», которую москвич преспокойно отправляет себе в карман.

ТРОИЦКИЙ  (похлопывая Карена по плечу). Благодарю  поэта, как курильщик и Собрат! (Многозначительно.) Сочтемся в Москве…

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Мужчины, будьте джентльменами! Женская поэзия достойна особого подхода! (Протягивает Троицкому листок. Кокетливо.) Я попыталась отметить в стихах ваше пришествие!..

ИЛОНА.А можно я станцую в  честь Мастера?

ТРОИЦКИЙ. Мастер-класс отменяется.  (Став на колени, кружит Илону вокруг себя.) Танцы  после десерта… (Прикладывает руки к сердцу. С чувством.)  Моя юная Саломея, Нимфа, собратья, право я смущен!  Вы вогнали меня в краску. Ланита, добейте бедного пилигрима муз! Скажите пару добрых слов.

ЛАНА (едко). Кому выступать здесь решают голосованием. Демократия прежде всего! Не правда, Орест?

ОРЕСТ (сориентировавшись). Ланочка, и как это я не догадался предоставить  вам слово! Предупреждал  —  вам представится случай…

ТРОИЦКИЙ. Брависсимо, шеф! Тонко провели рекламную акцию. Публика жаждет бенефиса несравненной Психеи…

ЛАНА (грустно). Психея… Осторожнее с именами. Вас не поймут.

ТРОИЦКИЙ.  Вы преувеличиваете. Адреналин впрыснут… итак, слушаем Лану! 

Входит  нагруженная авоськами Бабуля. Кладет их рядом с другими сумками.

БАБУЛЯ.Еле поспела, вот трофеи! Ого, нашего полку прибыло. (Илоне.) Предупредила, что я занимала?..      

ТРОИЦКИЙ (Оресту).  Дама тоже из числа дарований?

ОРЕСТ (смущенно). Вспомогательный состав… редкий гость…

Бабуля проверяет оставленные загодя сумки.

БАБУЛЯ.Сразу видать, честной народ, ничего не сперли!

Орест подхватывает сумки и пытается направить Бабулю к дверям.

ОРЕСТ.      Уважаемая, позвольте… помогу  донести…

БАБУЛЯ (отстраняясь).  Чего засуетился?.. Нечего меня выпроваживать! (Достает ворох справок.)  Пришла на законном основании за своим…  чужого не надо…

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Ах, дорогуша, как вы некстати!

Карен подскакивает к бабуле и что-то говорит ей на ухо.

БАБУЛЯ.Да ты что! И как это я проглядела! (Илоне.) Деточка, не в службу, а в дружбу, покарауль еще разок продукты. (Пересчитывает присутствующих. Записывает номерок на ладони. Демонстрирует ладонь.) Кто заявится – сообщите, я седьмая. Занимала сразу за девицей. Мне пора…

ЛАНА.Я с вами.

ТРОИЦКИЙ (преграждает Лане дорогу). Только через мой труп!

Бабуля показывает номерок Троицкому.

БАБУЛЯ.Полегче, полегче!.. Вы за мной. (Лане).  Держись лучше этой очереди. Это я везде поспеваю. Сноровка приходит с годами. (Сталкивается в дверях с нагруженным снедью Гогой. Он роняет букет, зажатый подмышкой.)  Ага, вот и раздача! Гербарий, как понимаю, выдается вне списка. (Окидывает глазами присутствующих.)  Так, ко второму заходу точно успею. Соблюдайте порядок…  (Уходит.)

Гога, Нимфа Варламовна  и Илона начинают сервировать стол. Троицкий  галантно преподносит букет Лане. Нашептывает что-то ей на ухо.

Нимфа Варламовна  ревниво косится в сторону Ланы.

НИМФА ВАРЛАМОВНА (Лане).  Пока тут хлопочем,  позаботьтесь о нашем букете. Где-то был вазон…  Дорогой Викентий, женский актив тронут вниманием!

Лана вскакивает и отдает цветы Нимфе Варламовне. Та кладет букет к бюсту классика. Старательно обтирает на нем пыль.

Тут им самое место.

Орест отводит Карена в сторону.

ОРЕСТ  (тихо, Карену). Оперативно сработали… Что за волшебное слово выдали ретивой многостаночнице?

КАРЕН.Сымпровизировал по ходу…  Наплел какой-то адрес гуманитарной раздачи. Собственно,  взял с воздуха…

Орест благодарно трется головой о плечо Карена.

Троицкий, оживившись при виде напитков, наполняет свой бокал.

ТРОИЦКИЙ.  Друзья, растроган до слез! Готов к подвигам по продвижению благих начал!

НИМФА ВАРЛАМОВНА  (всплескивает руками). Вы здесь, с нами! Такое благо, такое  начало…

ИЛОНА (подпрыгивая на месте).  Пламенный привет современной поэзии Москвы! Уже обхожусь без рифм. Долой отжившие обряды творчества! Да здравствуют Пригов и Кибиров!

Троицкий садится на велотренажер. Крутит педали.

ТРОИЦКИЙ.  Все в Москву, к черту визовый режим!  Вам обеспечена раскрутка по высшему разряду. Сведу со спонсорами! Акулы пера кормятся с моих рук…  Журналюги не подкачают, так что милости просим!..

Карен подбирает с пола свой сборник, оброненный Троицким. Вытирая, передает его Викентию.

КАРЕН. Вы обронили.

ТРОИЦКИЙ (размахивая книгой).  Издательская поддержка обеспечена! Все центры у меня в кармане! Переходим на hi-tech технологии, подключаемся в киберпространство!..

ОРЕСТ.Вы наш благодетель! Ура Викентию Троицкому!!

Присутствующие кроме Ланы, подняв бокалы, дружно поддерживают Ореста: «Ур-ра!!»

Троицкий подходит к Лане.

ТРОИЦКИЙ. Моя несравненная, позвольте выпить с вами на брудершафт.

ЛАНА (не сразу). Я… я хочу кое-что сказать.

ТРОИЦКИЙ. Все слушаем Лану! Тишина в зале!

Присутствующие настороженно умолкают. 

ЛАНА.Вот что подумала… Стоит ли так лихо опрокидывать рог изобилия, Викентий?

ТРОИЦКИЙ. Это в каком смысле? Человек я щедрый, даже бабуле достанется…

ЛАНА.Посеете иждивенчество. Поэзия  — удел одаренных.  Всех печатать – так и бумаги не напасешься! 

КАРЕН (в сторону).Начинается… так и знал, что сведет счеты…

НИМФА ВАРЛАМОВНА (в сторону).  Вот злючка…

ОРЕСТ.Калькуляции, бизнес-планы, это потом… (Наливает бокалы.) Пьем за широту русской души!..

ТРОИЦКИЙ (Лане).  Не преувеличивайте, солнце мое. (Становится рядом с бюстом.) Великий Чехов говаривал  –  места всем хватит.

ЛАНА.Он имел в виду  достойных.

ГОГА (в сторону). Понеслось дерьмо по трубам. (Громко.) Викентий, да если б вы знали, чего мне стоит  слушать  радио! «Час поэзии» – эту программу  не пропускаю! Чувствую себя глданским декабристом –  который год без света. Трехчасовый график.  Аккумулятор для приемника не  подзарядишь. Приспособился подпитывать через телефонные провода. 60 вольт  —  какое ни есть, а напряжение. Как  иначе  —  радио на свечках не запустишь. И я еще недостойный?  Как только язык повернулся такое сказануть!

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  А я готова  переходить на гусиное перо. Сынок сварганил электромашинку.  Лопасти под водопроводный кран приспособил  —  водичка хлещет и жж-уу  —  на тусклую лампочку  как раз току и хватает.  Наш стих  —  один за два засчитывается!

ТРОИЦКИЙ. Да-а, наслышан о вашем ситуасьоне. Что поделаешь, Александр Сергеич «Онегина» при свечах воздвиг.

ГОГА.Попробовали бы усадить классика под свечку в век Интернета! Не тот фрукт был…

ТРОИЦКИЙ (решительно). Ладно, ваша взяла, всех пропечатаем! Москва велика – бумаги хватит.

ИЛОНА.Меня только на сайт. Интернет это клево! Уже мегабайт стихов накатала!

ОРЕСТ.Викентий, все в ваших руках. Одно ваше слово в сфэ-эрах (указывает мобильником на бюст)  и…

ЛАНА.Принт-репринт, разве это главное? Свифт обронил – «Опубликованный манускрипт напоминает публичную женщину…»

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Ай-ай, Ланочка, не опошляйте! Ну причем здесь публичные девки со Свифтом… Он-то  уж точно  пролез в писательский Союз. Вернемся к нашим баранам!

ОРЕСТ.Согласитесь, без нашей Ланы было бы скучно. Диссиденты всегда полезны. Так сказать, двигатель демократии, прогресса…

ТРОИЦКИЙ (умиляясь).  Ланиссимо, счастье мое,  что-то не пойму – так быть принту или нет?

ЛАНА.Пусть победит сильнейший. Соревнование двигатель прогресса! Да или нет, Орест?

ОРЕСТ (смущенно).Как сказать… местами да, местами нет…  

КАРЕН.Ну, наша Лана, разумеется, вне конкуренции. С меня статья по поводу ее московского дебюта.

ЛАНА.Быстро это у вас! Пишите лучше о Троицком.

ТРОИЦКИЙ. Властительница дум, вам все лавры! Прозит!.. (Пьет шампанское.) По приезду домой засяду за поэму в вашу честь. А конкурс… какая мелочь!.. Но ваша воля  —  закон! Только опустим канцелярит оргвопросов.  Сразу определимся с победителями и вы, моя Немезида, немедленно оглашаете наградной список. Заранее согласен с вашим отбором.

ОРЕСТ (недоуменно). В высшей степени оригинально!..

НИМФА ВАРЛАМОВНА. И по-гусарски лихо… Может не стоит утруждать Лану?

ЛАНА.Меня отдают на съедение! Вспомните Евтушенко – «У поэтов есть такой обычай, в круг сойдясь, друг друга обливать…»

ТРОИЦКИЙ. А, ну это Женька в подпитии выдал.

КАРЕН.И все же… ээ-э… надо бы что-то зачитать.

ТРОИЦКИЙ. Неймется выступить… Отлично! Вариант второй: поэзия Ланы вне конкуренции! Есть, есть еще непререкаемые раритеты! Так вот, всем предлагается определиться в любви к ее дивным строкам. Призовой фонд – московская раскрутка! (Лане.) Дражайшая, отбирайте призеров. Как никогда доверяю  вашему безупречному вкусу.  Итак, с кого начнем?

ГОГА.Приехали…  Мне предлагают соревноваться в восторгах по ее куплетам! Я свое перо не на помойке нашел! Может еще ее собачку выгуливать или прикажете шнурки завязывать?..

ОРЕСТ.Гога, где ваша деликатность?

ГОГА (в сердцах). Утопил в бокале с шампанским! (Опорожняет фужер до дна.)

ТРОИЦКИЙ (возмущенно). Да за такую женщину  готов  хрусталь съесть!..  (Пьет шампанское и откусывает край бокала.) Виват! Все остальное пошлость! Дерзайте,  кто следующий?

КАРЕН (осторожно). Что ж, выскажусь в плане скептического любопытства. Некоторые ваши строчки, Лана, вызывают определенный интерес…

ЛАНА (притворно зевает). «Определенный интерес…»  Скукота-а… А где же любовь?

Троицкий опорожняет очередной бокал.

ТРОИЦКИЙ. Эх, куда подевались поэтические гормоны?!  Мне не до рифм  —  скажу прозой. Лана, прочь с этого торжища тщеславия! Вперед, туда, где ценят страсть! Орест, мобильник! (Вырывает телефон у Ореста. Набирает номер. В трубку.) Да, Дормидонт… я нашелся. Заждались, говорите? Буду сей момент и не один… я искрюсь вдохновением!

Берет Лану под руку и уходит.

ОРЕСТ.Что вы наделали! Все насмарку! (Рвет на части газету с портретом Троицкого.)

ГОГА.Тоже мне Троцкий! (Ударяет по боксерской груше.) Брестского мира не будет!

КАРЕН (прикладывает палец ко лбу, Гоге).  Врожденный вывих, все загубил!..

ГОГА (опрокидывает стопку). Уу-у… какой  свирепый! Не надувайте щеки. Это она окрысилась на вашу тягомотину!

Нимфа Варламовна  сокрушенно протирает тряпочкой лоб бюста классика.

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Прощай издания, читатели, московский блеск…

ИЛОНА (канючит).  Хочу в Москву-у!..

КАРЕН.Может можно все исправить?

ОРЕСТ.Гога все заварил,  ему и карты в руки.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Отправляйтесь за Троицким! Верните его любой ценой!

ГОГА.Как же, разбежался! Может мне ему еще туфли почистить? Привыкли тут на халяву…

Гаснет свет.

ИЛОНА.Мне стра-ашно! Гога, родимый, выручай!

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Когда же кончится энергосадизм?!  У меня уже невроз!..

Освещение восстанавливается. Гога остервенело крутит педали велотренажера. Посередине помещения стоит Лана.

ОРЕСТ (пораженно). Лана, какими судьбами?

ЛАНА.Викентий забыл пиджак. Только и всего.

КАРЕН.Без обид,  я  лишь высказался по существу.

ЛАНА.Уже наслушалась…  С меня хватит признаний в «любви».

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Вы не можете  так уйти!  Бросить  друзей…

ЛАНА.Что поделаешь, нас с Викентием заждались, как вы говорите… в «сфэрах». Там знают цену подлинному таланту! (Поправляет цветы, лежащие у бюста классика.)

Илона взбирается на верхнюю ступень шведской стенки.

ИЛОНА (кричит). Вы уйдете  —  брошусь вниз!  Разобьюсь насмерть!

ЛАНА.Немедленно спустись, вздорная девчонка!

ИЛОНА.И не подумаю!  (Повисает на одной руке.)  Еще шаг и я разжимаю руку…

КАРЕН.Она не шутит.

ОРЕСТ (Лане). От имени всех приношу извинения. Мы же так любим! Пора это понять.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Да что любим  —  обожаем!  Преклоняемся перед твоим слогом!

КАРЕН. Викентий тысячу раз прав  —  ты рождена для московского успеха!

ИЛОНА.Сочиню песню на ваши слова! Они так музыкальны!

ЛАНА (косится на Гогу). Ого, конкурс почитателей продолжается! И он открытый. Участвуют все?.. (Гога с отсутствующим видом крутит педали. Лана смотрит на часы. Направляется к дверям.) Радикалы воздерживаются.  Что ж, прозябайте тут. Крутите педали, играйте гантелями… Я пошла. А то Викентий заждался без провожатого.

ИЛОНА.Аа-а! Тогда прощайте навсегда! (Раскачивается на перекладине.)

ОРЕСТ.Илона, не смей! Лана остается!

Лана колеблется. Гога встает с велотренажера.

ГОГА.Линия заработала.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Гога, ну же!..

ГОГА (переминаясь с ноги на ногу). В общем, так… я тут обмозговал кое-что, пока вы здесь гарцевали. Короче, не держи зла, Ланок. Приличные стихи, можно даже пропечатать. Я бы даже разжился сборничком… с переплатой…

Входит Викентий.

ТРОИЦКИЙ. Ну что, полный штиль? До дуэлей и битья канделябров не дошло.

Илона ловко спрыгивает со стенки, подбегает к Викентию и целует его в щеку.

ИЛОНА.Как здорово, что вы с нами!

ТРОИЦКИЙ  (несколько смущенно). Мы с вами?.. Я и Лана… (Лане.) Правда, моя хорошая?

ЛАНА.ЧИТАЕТ ПРЕКРАСНЫЕ СТИХИ О ЛЮБВИ:

Своя рабу и королю,
Живу ни ангелом, ни бесом.
Луна по волнам поднебесья
идет подобно кораблю.
Скажи мне, я тебя люблю?

Алмаз слезы горит светло.
Вот это, милый мой, караты!
На равномерные квадраты
углем поделено стекло.
И судорогой рот свело.

Так мало заповедных мест!
Подвластна слепоте куриной
вечор я обнялась с периной.
К чему песок топтать окрест,
войдя в неверный стан невест?

Я утону в твоем вине.
Ты помнишь, плача, я лежала
на дне последнего бокала?
Да, истина — в моей вине.
Скажи хоть что-то обо мне…

Присутствующие аплодируют.

НИМФА ВАРЛАМОВНА (взмахивает шляпой).  Ура! Вот это я понимаю! (Вполголоса, Карену.) Напоминает вирши шестиклассниц из «Пионерской правды»…

Карен предостерегающе прикладывает палец к губам.

ОРЕСТ.А что я вам говорил? Давно бы так,  гордость наша! Цены себе не знаете!..

Карен целует Лане руку. Илона обнимает ее. Гога подносит два бокала и пьет с Ланой на брудершафт.

ТРОИЦКИЙ (поднимает фужер). Минутку, господа! Моя репутация позволяет сказать: справедливость восторжествовала! Культ ослепительной Ланы учрежден!  Дорогая, вы  —  наше все!

Члены клуба хлопают в ладоши. Скандируют: «Лана!.. Лана!..» Троицкий  с бокалом в руке обходит строй присутствующих. Вглядывается в лица.

Отлично, так держать… Скрежетание зубами отменяется. Сплошная благость!.. Наконец убедился, что нахожусь среди милейших людей. Прозрачные глаза… это радует, радует! Не разубеждайте меня! (Подходит к Лане. Его слегка шатает.) Ну сжальтесь…  позвольте  приложиться к  прелестной ручке… шейке… Спинка – тема отдельная…

ЛАНА  (резко отстраняясь. Сухо).  Конкурс завершен. Подводим итоги.

Троицкий задевает бюст, который с шумом падает на пол. С трудом водворяет его на место. Обнимает классика.

ТРОИЦКИЙ (слегка заплетающимся голосом, классику). А-а… собрат по перу…  Вспомни, и тебе не везло… (Утирает слезу.) Вот, сняли с дистанции. Дисквалификация, понимаешь ли… Поведай, как вернуть расположение богини!..

Входит бабуля с привычным набором сумок. Троицкий сгребает рассыпавшиеся цветы и вручает их бабуле. Указывает на классика.

От нас!.. Галантность,  прежде всего… Так исстари заведено в салонах!

БАБУЛЯ.Ну, уважили…  (Деловито укладывает цветы в объемистую сумку. Окружающим.) Без обид?..  Сегодня премия мне  —  завтра повезет вам.

ТРОИЦКИЙ.  Ответный спич?  Мадам, можно в стихах!

БАБУЛЯ.Будет вам… (Перебирает кошелки.) Уф-ф, намаялась!  Зато ничего не упустила, прошлась по общинам. Так… у греков выдавали вермишель, у немцев консервы, хохлы  разжились на крупы… В обществе защиты кошек  —  аж с полкило «Вискаса» перепало!  Все, как будто,  на месте…

ТРОИЦКИЙ. Настало время признаний, мадам  —  вы без ума от творчества  Фемины!

БАБУЛЯ (протирая уши).  Чего-чего?..

ОРЕСТ.В школе, говорят, стихи проходили? Ну, там, Пушкина, Лермонтова…

БАБУЛЯ.Ты мне вот что скажи, сынок. У меня времени в обрез. Разобрались тут, кто за кем и сколько положено в одни руки? (Карену.) Кстати, мил человек, спасибо тебе персонально за подсказку. (Поднимает кошелку.) Разыскала твой адресочек  —  все чин чинарем!  «Общество инопланетян Тбилиси». Люди добрые попались, обошлось без справок. Отсыпали полную меру птичьего корма. Поделюсь полетными, мне не жалко. Чик-чирик и в космос!..  (Взмахивает руками, имитируя крылья.) Под пиво, говорят сведущие люди  —  мировой закусон!

КАРЕН (ошарашено).   Да нет, обойдусь…  Кукарекать пока не сподобился и вроде как землянин. А с пивом управлюсь и так…

БАБУЛЯ.А я что, по-твоему, зоопарк содержу?  Запасаться впрок надо… На то она и гуманитарка. Земляне, инопланетяне, все под Всевышним ходим!.. (Просматривает ворох бумаг.) Кстати, дружок, могу подкинуть заветный адресок.  Верняк. Сама пока не забегала, но знающие  шепнули  —  выдают жидкость против засорения. Все унитазы прочистишь! В одни руки  —  аж два литра…

ГОГА.Вот что, уважаемая, шли бы вы с унитазами…

БАБУЛЯ (Гоге). Не к тебе обращаюсь!

ГОГА.Русским языком  объяснили  —  здесь ловить нечего! Люди делом заняты.

 БАБУЛЯ.Больно физия твоя знакома… по очередям. Нет, вспомнила… канализацию  мне прочищал по вызову!  Ой, а прикид хилый!.. Ладно, сегодня я добрая. Марш в Армию спасения —  как раз тюки с секонд-хендом распаковывают.

Во время реприз Бабули Троицкий не отстает от Ланы.  Та, однако, все более явно выражает недовольство откровенным флиртом поэта.

ТРОИЦКИЙ  (Бабуле).  А вы, часом, сами не попутали адресок, мамаша.

БАБУЛЯ.А это что за шкет? Из администрации или как?..

ЛАНА.Поэт он, бабушка. Заезжая знаменитость.

БАБУЛЯ.Ага, выходит поэзия не в цене, раз на гуманитарку потянуло.

ОРЕСТ.Ну все, довольно!.. В общем, так, гражданка, с организацией вы точно  ошиблись. Помощь выдают, как говорится, этажом выше.

ТРОИЦКИЙ (Бабуле). Минутку, так вы, выходит, не состоите в местных талантах? 

БАБУЛЯ.Мои-то таланты  самые настоящие. На дух не выношу пустопорожний треп. Слово, как говорится  —  рубль!  Пришел, увидел, отоварился!

ТРОИЦКИЙ (поднимает бокал). Налейте леди… Ваше здоровье, бизнес-уомен! Вот это я понимаю,  хватка! Стихами не пробовали баловаться?

БАБУЛЯ (отпивает шампанское). Это, когда я окончательно в тираж выйду. Займусь мемуаразмом. Даром, что ли, все, кому не лень, перышками поскрипывают…

ТРОИЦКИЙ. Далеко пойдете. Все премии подчистите.

БАБУЛЯ (поглаживая цветы). Эх, мне бы этот гербарий пристроить. Вянет на глазах от пустопорожнего трепа!..

ТРОИЦКИЙ (игриво). Никогда не поверю, что в молодости куплеты про любовь избегали. (Обрывает лепестки.) Любит, не любит…

БАБУЛЯ.Скажешь тоже! Ну, частушки там  игривые…  не без этого.

ТРОИЦКИЙ. А я вот маюсь безответным чувством. (Кивает на Лану.) Отвергают меня, ничем не угодил…

БАБУЛЯ. Можно, как на духу ?

ТРОИЦКИЙ. Да мы тут все откровенные подобрались.

БАБУЛЯ.Не про вас дамочка.

ТРОИЦКИЙ (задето). Вот как? И чем это, по-вашему, я не сгодился? (Поднимает гантели.)

БАБУЛЯ (подходит к Лане. Осматривает). Ну ты вся из себя!.. (Отпивает из бокала.) Дельный совет. Действуй по обстоятельствам. Коль согласится в хоромы  прописать  —  не раздумывай. Какой ни есть, а мужик. Лишь бы не пил!  (Кивает на Илону.) А то молодые тут как тут… уведут!  Сама через это прошла. Вот и шляюсь в мои-то годы по раздачам, будь они неладны!

ЛАНА.А как же с любовью? Я ведь только о ней и пишу.

БАБУЛЯ.Любовь любовью, а годы годами. За двумя зайцами погонишься – выбирай, который пожирнее.

ЛАНА.Вам и впрямь место в этом  клубе! А стихи писать  —  кто ж их нынче не варганит. Дежурными рифмами даже снабдят. Валяйте, бабушка!..

БАБУЛЯ.Заговорилась тут с вами, а толку нет! Бог с ними, стихами, премиями, продуктами… Здесь не разживешься, это я уже просекла. (Примеряется к сумкам.) На сегодня норму сдюжила… И на этом спасибо. Ну, я потопала. Может, в какой очереди и свидемся. (Уходит, нагруженная сумками.)

НИМФА ВАРЛАМОВНА (глубокомысленно) Вот так и живем. Можно сказать, выживаем. Мои пятерки за кроссворды тоже из той же оперы. Кто во что горазд.

ОРЕСТ.К чести членов  клуба скажу, что некоторые еще находят в себе силы на творческие потуги. 

ТРОИЦКИЙ. Потуги требуют награды. Лично я уже убедился в коллегиальной любви к героине дня. Даже бабуля отметилась! Итак, Лана объявляет призеров! Спонсор проекта ваш покорный слуга.

ЛАНА (через силу).  Я… я не смогу.

ОРЕСТ. Ну же, Лана!..  Не срывай праздник!

НИМФА ВАРЛАМОВНА (протягивает Лане страницы ее стихов). Ваши прелестные  строчки… Позабыли на столе. Умоляю, верните с автографом  —  это уже награда!

ЛАНА.Не могу справиться с собой. Какая-то фальшь вокруг. Зря я затеяла эту глупость!

ТРОИЦКИЙ. Начнем с меня. Богиня, что еще сделать, как обрести вашу   благосклонность? Да московские дивы обомлеют, увидев такое! Троицкий разбивается в лепешку…  Разбивается о ледяное пренебрежение. Горе мне, никудышному рифмоплету!

ИЛОНА.Викентий, заклинаю, не травмируйте свое эго! Кающийся гений  — не в силах слышать!..

ЛАНА (с горечью).  Перед вами провинциалка, заблудившаяся в высоких чувствах. Я слилась со своей лирической героиней! (Выбегает.)

ТРОИЦКИЙ.  Лана, куда вы?!  (Выбегает за ней.) 

КАРЕН.Надо что-то решать. Опротивело участвовать в шоу!

ГОГА (в сердцах). Говорил  —  Ланка,  дохлый номер! И Троцкий смотался за милую душу.

ОРЕСТ.По-моему,  нас разыграли?

НИМФА ВАРЛАМОВНА (подмигивая Оресту).  Илона,  преклоняюсь перед вашим порывом!  И нам еще читали нотации о высоких чувствах!

Орест отводит мужчин в сторону.

ОРЕСТ (тихо). Оставим их наедине. Догадываюсь, что на уме у Варламовны.

ГОГА.В последний раз иду на поводу. (Грозит пальцем в пустоту.) Ну, Лана, эпиграммы на тебя нет! Душу вывернула наизнанку!

Мужчины выходят.

ИЛОНА (со слезами). Какой мачо! Не видеть этого… оставаться бесчувственным истуканом!..

НИМФА ВАРЛАМОВНА (вытирая Илоне глаза).  Ну-ну, детка, возьми себя в руки. Не все так страшно. Просто, если кто тут и слеп, так это ты.

ИЛОНА.Вы о чем, Нимфа Варламовна?

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Доверься моему опыту. Я достаточно повидала на этом свете.

ИЛОНА.Объяснитесь,  пожалуйста.

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Запомни, милочка, с мужчинами случаются срывы.

ИЛОНА.Вы о…  самом Викентии?

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Все мы люди-человеки. Это он в своих эмпиреях величина. А при виде прекрасной дамы теряет голову, как… последний графоман.

ИЛОНА.А теперь  —  о Лане?

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Лана, Лана, заладила одно и то же! У меня от нее уже мигрень! Да тебя  я имею в виду, сердечко мое!

ИЛОНА (в ужасе отступает). Меня? Ну, вы скажете тоже! Она так потрясающе пишет о любви…

НИМФА ВАРЛАМОВНА (проводит рукой по горлу).  Ему эта писанина вот уже где!  Подумай — стареющий лев прибывает к нам. Позади обледенелая, наскучившая Москва. А здесь — сациви, карданахи, тосты!.. Вот поэт и разыгрался  — подавай ему музу, прелестницу южанку! (Декламирует.) «Шагане ты моя, Шагане…»   Ничего не меняется…  А ты такая пикантная, молоденькая, талантливая… (Подносит зеркальце к лицу Илоны.)  Эх, я в твои годы не терялась!

ИЛОНА.Вы хотите сказать…

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Да, да и еще раз да!  От меня ничего не скроешь. Разыгрывался обманный маневр. Да он глаз с тебя не спускал!

ИЛОНА.Вам это показалась. А как же Лана?

НИМФА ВАРЛАМОВНА (рассудительно). Пойми, дуреха, Троицкий мужик в годах. Ты же цветешь!.. А тут еще мы мозолим глаза. (Поправляет бюст классика.) Мужик, особенно с именем, пуще смерти боится стать посмешищем!  Лана подвернулась для отвода глаз. Главная цель  —  ты, моя прелесть. Флюиды не врут!  (Дует на ладонь в сторону Илоны.)  Флю-и-ды…

ИЛОНА (зачарованно повторяет). Флю-и-ды…  Клянитесь, что  не шутите!

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Мне не до шуток. У меня мигрень. (Массирует виски.) Это ты дай слово, что  не нас в архив. А то,  как бывает  —  вознесет фортуна и прощай старый Тбилиси!..

ИЛОНА (порывисто). Вы всегда будете со мной! Кем бы я ни состоялась  —  мне не забыть наш клуб. Мы с Викентием позаботимся о друзьях!

Входит Викентий. На нем нет лица. Швыряет пиджак на стул и садится, обхватив руками голову.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Проведаю наших мальчиков. (Энергично указывает пальцем на Викентия.) Илона, присмотри за гостем. (Уходит на цыпочках.)

Илона нерешительно подходит к Троицкому. Осматривает себя в зеркальце.

ИЛОНА.Викентий, я не могу видеть вас в таком виде. (Дует с ладони на Троицкого. Игриво.)  Викентий…  (Запинается.)

ТРОИЦКИЙ (не поднимая головы).  Кто-нибудь объяснит мне, что происходит?

ИЛОНА  (взволнованно). Мне не хватает слов. Лучше  я станцую.

Троицкий  безучастно машет рукой. Звучит томная музыка. Илона призывно танцует, выражая в движениях всю свою страсть. Медленно приподнимая голову, Троицкий с удивлением наблюдает за происходящим.

ИЛОНА.Еще и так могу… (Меняет стиль танца.)  А этот я разучила недавно. (Ритм движений нарастает. Илона тянет к Викентию руки.)

Троицкий поднимается и неловко пытается танцевать с Илоной. Но выпитое дает о себе знать.  Он плохо держится на ногах и в итоге падает на стул. Илона становится перед ним на колени.

Мой бог, придите в себя. Вам пришлось столько пережить.

ТРОИЦКИЙ (расчувствовавшись, нетрезвым голосом). Так старался… и все впустую.

ИЛОНА.Понимаю… я так вас понимаю! (Хватает руку Викентия и покрывает ее страстными поцелуями.)

ТРОИЦКИЙ (отдергивая руку, пораженно). Девушка, вы не в себе?

ИЛОНА.Я в вас. Бросим притворяться. Флюиды вас выдали.

ТРОИЦКИЙ (пытается подняться). А, вот вы о чем! Так бы прямо и сказали — флюиды… (Взмахивает рукой у рта. Принюхивается.) Перегар… Какая же я пьяная свинья…

ИЛОНА (возбужденно). Я росла на ваших стихах!  Не представляете, что творится со мной! (Ловит его руку и прижимает к груди.) Чувствуете, как бьется сердце! (Вскакивает. Пытается раздеться в танце. Путается в застежках, падает ему на колени.) Ах, я кажется в обмороке! Спасите!..

ТРОИЦКИЙ  (вжимается в кресло).  Одевайтесь  —  сюда ввалится Гога. Или Нимфа…  Разговоров не оберешься… Вам нельзя оставаться…

ИЛОНА.Оставаться? Я готова на все. Даже на Москву. Как-нибудь прокормимся.

ТРОИЦКИЙ (ударяет себя по лбу). Постойте, кажется, я начинаю понимать…  Решила подменить Лану.  Так сказать, попытка переориентации.

ИЛОНА (страстно). Лана в прошлом. Мне ее жаль. Потом все объясним. Уж ей-то известна  подлинная любовь!

ТРОИЦКИЙ. Подруга, догадываешься, сколько мне лет?  Собираешься стать археологом?!

ИЛОНА (скороговоркой). Плевать на возраст! Пойду на все, только увезите меня! Сами твердили  —  виза не помеха.

ТРОИЦКИЙ. Какие к черту визы!  Да между нами свинцовый шлагбаум! Я ископаемое, академическая мумия!  Да  и ты не Лолита.

Достает паспорт. Пытается  поднести его к лицу Илоны. Та отмахивается.

Графа возраст!  Казанова не был шутом!

ИЛОНА.Ерунда! Буквы, цифры… все плывет перед глазами. Я твоя молодость, твой шест! Обопрись – и преодолеешь любую преграду! (Проделывает сальто. Тянет за собой Викентия.)  Ну же, секссимвол, взвились – на танцпол!..

ТРОИЦКИЙ (хохочет). О, беспутные годы! Не пропускал ни одной юбки — вот расплата!

ИЛОНА.Гению все позволено! (Декламирует.) «Твой допинг, экстази  —  предлагает танец страсти!»  (Прыгает Викентию на руки. Он вынужден удерживать ее.)  Какова рифма  –  все для тебя, милый!

ТРОИЦКИЙ.  Слезай, а то оброню…  (Хватается одной рукой за спину.) Проклятый радикулит!

Илона спрыгивает и почти насильно укладывает Троицкого на массажный стол. Задирает ему джемпер и, энергично дуя, растирает спину.

ИЛОНА (напевает). Сейчас боль отпустит… любовь охватит… Ощущаешь мои флюиды…  биополе?  (Припадает к его спине, покрывая ее поцелуями.)

ТРОИЦКИЙ (пытается высвободиться).  Пробивает насквозь!  Короткое замыкание!

 ИЛОНА. Под руку на пьедестал славы  —  вместе по больницам! В горе и радости   можешь положиться на свою жрицу! (Вешается ему на шею.)

ТРОИЦКИЙ (вырываясь, кричит). Я само горе! Сейчас рухну под напором судьбы!  (Карабкается на шведскую стенку. Прикладывая руку козырьком ко лбу, озирается.)  Здесь же Кавказ! Я не Печорин! Родичи, кинжалы… Дай мне спокойно дожить, кавказская пленница!..

 ИЛОНА (хохочет).  Луч света в здешней скуке! Прометей похищает меня!..

ТРОИЦКИЙ. Берегись своих желаний. Они могут сбыться. Станешь протезом творческого импотента!

Освещение играет. Лампочки гаснут.

ИЛОНА.   Аа-а!..  Спасите меня от энергокризиса! (Освещение восстановлено. Лезет за Троицким. Кричит.) В Москву, в Москву-у!!..  (Обводит рукой воображаемое пространство.) Так восхитительно видеть ореол славы! Я рядом с кумиром —  публика у наших ног.  Поездки, премии, телеканалы!..

Троицкий спрыгивает и ковыляет к двери. Останавливается. Оборачивается к кружащейся в  упоении Илоне.

ТРОИЦКИЙ.  Пока  не напился вдрызг, скажу…  Мне приходилось писать разные стихи. Иногда отличные строки. Порой получалось говно. (Постепенно поднимая голос.) Но Викентий Троицкий всегда держал класс! В меня без памяти влюблялись дивные создания! Счастье  не изменяло…

ИЛОНА.Оно и сейчас с вами! Я  не разочарую!

ТРОИЦКИЙ. Посмел бы кто сказать, что Троицкого осмеют, отбросят, как ветошь, попользовавшись его реноме  —  дуэль и никаких гвоздей!  Да Пушкин в гробу перевернулся бы… ко мне задом. (Хватается за голову.) Лана, Лана, как ты могла!..  В кои-то веки я вновь на тропе любви…  и какой облом!

Потрясенная Илона садится на стул.

ИЛОНА.Так это все всерьез?

ТРОИЦКИЙ (отрешенно, про себя). Все… все совершеннейшая ложь и самоунижение…

ИЛОНА.И это  я  слышу от гения!  Повторите…

ТРОИЦКИЙ. Не в силах упражняться в рифмоплетстве, так что примите в прозе.

ИЛОНА  (сокрушенно). Значит все же она! Лана,  несравненная Лана!!

Илона вскакивает. Взъерошивает волосы. Слышна современная ритмичная музыка. Она дергается в движениях рэпа.  

ИЛОНА.Ништяк!  Полный отпад! Пора оттянуться  —  алики-гарики, где вы, мои фантики?! (В ритме танца направляется к двери. Уходит в рыданиях.)

ТРОИЦКИЙ (тягостно). Я сбитый летчик… Проваливай на запасной аэродром!   Заслушивать парфюмерную поэзию, приторные строки президиумов…  Слащавая тягомотина — кариес зубов обеспечен! (Уходит, изображая руками крылья.)

  Д Е Й С Т В И Е    В Т О Р О Е

Там же,  день спустя.

Входят Орест, Карен и Нимфа Варламовна.

ОРЕСТ.Сегодня Троицкий выступал в республиканском Доме искусств. Ощущение, скажу  вам, неслабое. Голос гремел, буря оваций!..

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Нельзя было его упускать!

КАРЕН.И это говорите вы! Смешали всем карты.  Когда еще придется заполучить знаменитость на нашу клумбу божьих одуванчиков!

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Старалась для общего дела и вот благодарность! (Разводит руками.) Казалось все просто, женская уловка, простой план…

КАРЕН.Простой, как мычание! В результате  —  мы у разбитого корыта!  Пойду готовиться к лекциям.

ОРЕСТ.А что, в верещании Нимфы определенный резон. Он пил за троих. Лана  —  Илона… не Илона так Лана…

КАРЕН.Лана…  Воротит от этого имени. Нет, какой снобизм, манерность, позерство!.. Признаюсь, сейчас я целиком на стороне фольклорного Гоги.

ОРЕСТ.И все же, рано сдаваться. Предлагаю второй раунд. Подойдите ближе. (Заговорщицки.) Мне удалось упросить батоно Дормидонте.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Орест, куда вы клоните? Лично я готова на все!

КАРЕН (с сарказмом).  Ха-ха, вас-то мы и проглядели. Троицкий точно не устоял бы перед такими чарами! Женщина-вамп… дама с рептильным кроссвордом!..

НИМФА ВАРЛАМОВНА (обиженно). Смейтесь, смейтесь… Над собой смеетесь! (Становится рядом с бюстом. Передразнивая.) «Викентий, примите мои труды… От классика к классику…» В душе все покатывались со смеху!

КАРЕН.Нет, Лана была провидцем. Здесь нельзя оставаться! Общество явно себя изжило.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Скатертью дорога, обойдемся без поучений!

ОРЕСТ.Держите себя в руках! В конце концов, я  выкладываюсь ради  литклуба. Мне что, больше надо?..

КАРЕН.Вам полагается по статусу, шеф.

ОРЕСТ.Тогда проявляйте уважение к лидеру. Для начала  —  не перебивайте!

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Наш Вождь  —  слушаем и повинуемся!

ОРЕСТ.    Так вот, еще не вечер, дамы и господа! Троицкий согласился. Он придет после чествования. Слова батоно Дормидонте.

КАРЕН (напряженно).  И что дальше?..

ОРЕСТ.Думаю, вы все понимаете.

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Лана, я угадала?

ОРЕСТ.Точно,  эту стену не обойти.  Назовем вещи своими именами.

КАРЕН.Согласен, мы взрослые люди, нечего темнить друг перед другом. Для меня это вопрос принципа.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Ну и?..     

ОРЕСТ.Адрес примадонны ему неизвестен.  Культовый обьект взведен до упора и мечется. Вот и выходит, что прямая дорога в наши пенаты.

КАРЕН.Что ж, добро пожаловать! А где же сама «причина»? И чем изволите угощать московского гостя?

Вбегает взвинченный Гога.

ГОГА.А, прохлаждаетесь!

КАРЕН.О чем базар, дружбан? Ты что, принял с утра?

ГОГА.Нет, я спрашиваю, чего вы  кукуете?

ОРЕСТ.Ладно, Гога, не рой копытами  землю. Поделись сенсацией.

ГОГА.Только что по  Плеханову шли под ручку…

НИМФА ВАРЛАМОВНА (выпаливает).  … Лана с Викентием!!

ОРЕСТ.С чем всех и поздравляю!

Напряженная пауза.

КАРЕН (Оресту). Ну…  распоряжайтесь,  командор. Всем расходится по кубрикам?

ГОГА.Дослушайте главное… Я не мог отвалить просто так. Решил прогуляться…

КАРЕН (передразнивает). Поэт-террорист… зажав лимонку, с кинжалом в зубах…

ОРЕСТ.  Да нет, борец за общее дело!

ГОГА.Правильно  —  мститель. Так вот, подхожу незамеченный ближе  —  а там форменный скандал в разгаре!  Лана надрывается: «Не преследуйте меня! Вы довели Илону до слез! Где ваша духовность?..» Викентий бормочет что-то под нос, мнется, жмется…  А рядом уже зеваки глазеют…

Входит Лана.

НИМФА ВАРЛАМОВНА («растроганно»).  Ланочка, мы тебя заждались.

ОРЕСТ.Вот и пришел твой день, читаешь стихи. Как договаривались.

Лана снимает со стены боксерские перчатки. Поигрывает ими. Присутствующие настороженно переглядываются.

ЛАНА.Я покончила с этим.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Какая чепуха! Скажи, что ты пошутила.

ЛАНА (надев перчатки, пугает Нимфа Варламовна).  Уу-у! А вот и не шучу!..

ОРЕСТ.Что за чертовщина? Лана, я вас не узнаю!  Вы пришли одна?

ЛАНА.Опять не угодила!

КАРЕН.Не придирайтесь к словам.

ЛАНА.Ладно, отбой. Кто тут обмолвился о презентации? Значит сегодня читает Лана. Не слышу оваций!

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Говорила, она шутит. Ну же, лапочка! Так соскучились по твоему мелодичному голоску!   

Лана энергично боксирует с невидимым противником.

ЛАНА.Меня только что ангажировали на северный круиз. Обещали бросить к ногам залы! Публика под завязку, круговерть элит-клубов  —  все, что  пожелаю!

Присутствующие бурно аплодируют.

ОРЕСТ.Наша гордость! Во имя таких дарований и существует клуб!

Лана замахивается на Ореста. Тот испуганно приседает.

Протягивая руку, Карен направляется к Лане.

КАРЕН.Автор бестселлеров! Рынок обеспечен! Мы прослушали фонограмму успеха,  браво!..

ЛАНА.На полтона ниже.

Приняв боксерскую позу, Лана угрожающе двигается к Карену. Тот отшатывается.

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Звездочка моя, что требуется от нас?

Лана резко оборачивается к Нимфе Варламовне. Садится на стул.

Гога выходит из комнаты.

ЛАНА.Все хотела  спросить,  как далеко вы способны зайти?

Нимфа Варламовна услужливо обмахивает разгоряченную Лану полотенцем.  Орест отбирает боксерские перчатки и водворяет их на место.

ОРЕСТ.Минутку, внесем ясность. Нас подозревают в тайных кознях, если ты об этом.

ЛАНА.Я же звезда! Мне позволено все. (Карену.) Шоу-бизнес держится на капризах.

ОРЕСТ (услужливо).Любая прихоть. Мы  —  ступеньки твоего успеха.

Становится на четвереньки, подставляя спину поэтессе. Лана торжественно ступает на него.

ЛАНА.    Итак, мои причуды  —  завтра же выкрашу волосы в зеленый цвет. Заведу хорька за пазухой или ручную игуану.

Карен подставляет спину для очередного шага Ланы.

КАРЕН (азартно).  Да что угодно! Переименуем литклуб в твою честь!

ЛАНА (ступает на спину Карена). Страстно начну выдувать мыльные пузыри! Они так напоминают   репутации…

Нимфа Варламовна  смешно подпрыгивает, пытаясь изобразить третью ступень, но ей не позволяет малый рост.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Учредим клуб болельщиков, станем фанами! (Поет).  «Друзья, прекрасен наш союз…»

Лана, принимая значительную позу,  позирует, опираясь о голову Нимфы Варламовны. Орест извлекает фотоаппарат со вспышкой и снимает живую композицию. Лана спрыгивает на пол.

ЛАНА.  И ради достижения триумфа требуется такая малость. Устроить  эротическую западню. Затащить в капкан… кого? Со скольких нот угадаете эту мелодию? Ну же, запевалы!.. (Дирижирует.)

ВСЕ (хором поют).  Да, да!..  Мы на одной волне. Именно его!  Ради тебя он горы сдвинет!

ЛАНА.Правильно… только ради меня.

ОРЕСТ.Мы из кожи лезем!  Такой шанс подворачивается лишь раз!

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Ты ледокол  —  мы  шлюпки фарватера!..

Лана, дирижируя под бравурную музыку и разбрасывая стулья, расхаживает по сцене. Присутствующие, распевают, послушно следуя за ней гуськом. Имитируют  руками  весла шлюпок. Лана резко останавливается.

ЛАНА.Ну, вернулся Викентий. А дальше? Уточним мое па-де-де в этой партии.

КАРЕН  (в сторону). Скорее, в  цирке садизма…

НИМФА ВАРЛАМОВНА (сотрясает кулаками от нетерпения). Троицкий обезумел от любви! Или-или, решайся!..

ЛАНА.Или что?..  Первая версия  —  я раздвигаю ноги. (Подпрыгивает в танце, раздвигая ноги.)

НИМФА ВАРЛАМОВНА (укоризненно).  Ах, Лана, а где же песнь любви?

ЛАНА.Любви полные штаны. У него уж точно…  Можете проверить.

ОРЕСТ (дергаясь в общем ритме). Да мэтр втюрился по уши! И пьяному ежу понятно.

Лана бросается на спортивный мат.

ЛАНА.Не обольщайтесь, ежи столько не пьют. (Падает, извиваясь в эротических телодвижениях.) Ох, поэзия побоку! Объятие — издание в Москве… Страстный рывок  —  писательские апартаменты…  И вот он,  экстаз  —  подъемные, рог изобилия для доморощенных виртуозов! Верным курсом движешься, подруга!  (Начинает раздеваться.) Снимите пробу, гурманы. Я же должна понравиться. Иначе, кошмар —  ловушка не сработает!

Нимфа Варламовна  стыдливо прикрывает лицо веером. Музыка стихает.

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Лана, пощадите!.. Я больше не выдержу! Давайте о возвышенном. Любовь скрепляет взаимность! Вы же муза галантного Сирано…

ЛАНА (отрешенно). А-а, любовь… Любовь тлен… То ли Викентий вернется, то ли другая радость случится. Несносный быт сгинет, как луна при восходе солнца…

НИМФА ВАРЛАМОВНА  (тихо). Она заговаривается.

КАРЕН (настороженно).  Сейчас  что-то отколет…

ЛАНА.Троицкий приходит, Троицкий уходит… приходит — уходит…  Как дважды переваренная пища. (Медленно встает. Обречено.) Если подумать, какая разница… Не могу устоять перед напором. (Истерично хохочет.) Ха-ха, звездный час  —   вот я какая! Довольны, искусители? (Поет, дирижируя.) И грянул хор, и ода прозвучала!..

Напряженная пауза.

Неслышно входит Гога с зажатой под мышкой бутылкой шампанского. Подкрадывается к Нимфе Варламовне и закрывает ей глаза.

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Ой, Викентий, это вы?

ГОГА.Шампанское от московского гостя, ха-ха! Это я тут подсуетился и… (Откупоривает бутылку.) Тост, господа!  Все мы в сборе — костяк поэтического братства. За Лану, сегодня ее звездный час! 

Орест, Карен и Нимфа Варламовна подставляют бокалы. Гога разливает вино.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. За любовь! (Косится на Лану.) Иного женщинам не понять.

ОРЕСТ.Долой самоедство!  Да здравствует клуб, которому мы стольким обязаны! Виват!

Карен подносит бокал  Лане.

КАРЕН.Давно бы так! Наконец мы вместе и это отлично, черт побери!  Запомним  сегодняшний день. Объявляю Лану  поэтом года!

Лана принимает бокал.

ЛАНА (задумчиво). «Поэт года, / Гвоздь сезона. / Уходит мода, /  Плачет Илона…»

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Шикарный экспромт! Выучу его наизусть.

ЛАНА (с сарказмом). Не забудьте продекламировать в присутствии Илоны. Она будет тронута…  до слез.

НИМФА ВАРЛАМОВНА (уклончиво). Ты прима. Твои стихи звучат только в авторском исполнении.  

КАРЕН.За наш пакт, Лана!  Друзья не подводят. Я не шутил, когда обязался  заняться твоим творчеством. Вставлю в темплан.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Куда денетесь. Главное  —  желаю большого женского счастья! Ты поставила на верняк. 

ЛАНА (с сарказмом). Отлично, конкурс имени Ланы в разгаре! Ума не приложу, кто сорвет куш?  Рысаки устремились к финишу морда к морде…

ГОГА.Ха-ха, пусть победит сильнейший!

ОРЕСТ (обнимает по очереди членов клуба). Нет, нет — награда достается клубу! Каждый внес вклад. До слез обидно, что состязание не провели раньше.

ЛАНА.Разумеется, Викентий бы подоспел… Какой же конкурс без московских благ?

ОРЕСТ.Шутки шутками, но предлагаю учредить состязание на постоянной основе. Это сплотит наши ряды. Наконец, о нас заговорят в сфэрах… (Достает мобильник  и прикладывает телефон к уху бюста классика.)

Все кроме Ланы аплодируют и сдвигают бокалы. Слышится звонок мобильного телефона.

ОРЕСТ (в трубку). Да, батоно Дормидонте. Не стоило беспокоиться… Что, что?.. (Садится, оглушенный известием.) Не может быть! Об этом узнали только недавно? У меня нет слов… я потрясен! Кто бы мог подумать… В любом случае благодарю, что предупредили. Не смею задерживать…

Напряженная пауза.

Нимфа Варламовна  обмахивает Ореста веером.

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Что стряслось? На вас лица нет.

Орест вскакивает и несколько раз с остервенением ударяет по боксерской груше.

ОРЕСТ.Так лажануться! Нет, со мной это впервые. (Мечется по залу.)

КАРЕН.Орест, Орест… (Останавливает его и трясет за плечи.) Опомнись, ты перепил.  Не порть всем праздник.

ОРЕСТ.Праздник, говоришь? (Хватает бутылку и пьет шампанское с горлышка.) В гробу я видел такие торжества!

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Что за манеры? Моветон…  Я вас не узнаю.

ГОГА.Может сбегать за беленькой?

Орест бьется головой о боксерскую грушу. Лана в восторге хлопает в ладоши.

ОРЕСТ.Шабаш отменяется! Мы скопище простофиль и пустозвонов!  Я все заварил  —  грош мне цена!   

ЛАНА.Жаль, а я только что присудила вам главный приз. Вы были неподражаемы в славословиях.

ОРЕСТ.Да идите  с  вашей наградой знаете куда?

ЛАНА  (хохочет).  Умоляю, повторите это при Викентии! Только сохраните это свирепое выражение лица. Вам так идет…

Орест надевает боксерские перчатки. Предчувствуя недоброе, Нимфа Варламовна  пытается увести Лану, но та вырывается.

ЛАНА.Не прикасайтесь ко мне!  И вообще, будем общаться через моего агента. Как принято в мире звезд.

ОРЕСТ (ударяя о грушу). Это вы-то суперзвезда? Культовая фигура, понимаешь ли! Да такие звездочки  малюют на коньячных этикетках.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Все мы на нервах. Успокойтесь, наконец! (Принимает капли.)  Сплошной бедлам!

Освещение несколько раз подозрительно мигает.

Свет гаснет… армагеддон!..  Боже, когда прекратится энергосадизм?  Гога, на старт!

Гога занимает позицию на велотренажере.

КАРЕН (Оресту).  Может выйдем, обсудим?..

ОРЕСТ.   Мне нечего скрывать. Викентий, говорите? А кто это такой? Не имею чести знать!

Нимфа Варламовна  в легком обмороке падает на мат. Гога вскакивает с велотренажера и обмахивает ее лицо газетой. Нимфа Варламовна  приходит в себя.

(Нимфе Варламовне) Ладно, я ротозей. Но вы-то, Агата Кристи,  кроссвордный мастер расшифровок  —  как вас провели на элементарной мякине? Куда девалась хваленая женская интуиция?

Нимфа Варламовна вновь падает в обморок. Гога машет газетой с утроенной силой. Брызгает на ее лицо водой. Она приходит в себя.

НИМФА ВАРЛАМОВНА (жеманно).  Фи, вода…  Хочу шампанского!

ОРЕСТ  (зловеще). Нам впору принять стрихнин. (Подмешивает в бокал с вином капли Нимфы Варламовны и пьет.) Расскажу любопытную сказку для взрослых. Жил да был некий автор, стихотворец.  Да не просто куплетист. Литературный  генерал эпохи развитого социализма. Был да сплыл… вместе с могучей державой. Он…

КАРЕН  (протирая очки).  Кто он, кто?..

ОРЕСТ.Дед Пихто!..  Ну не встроился мэтр Троицкий в перестройку-перестрелку. Впоследствии усох до сантиметра в эпоху лужковской московии. Новые русские  не востребуют нафталинные стихи!

ГОГА  (отрывается от Нимфы Варламовны). Они даже «Муму» не читают!

КАРЕН.Олигархи предпочитают лишь чековые книжки.

Нимфа Варламовна  слабо взмахивает рукой.

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Орест, заклинаю…  продолжайте…

ОРЕСТ.Ну и, как полагается выпавшему в осадок интеллигенту, наш герой стал злоупотреблять национальным напитком. И созерцать за неимением других занятий собственный пуп в бинокль.

ГОГА.Предупреждал, Троцкий  —  битый горшок! Ну,  хребтом чувствовал это! А мы  выкаблучивались…

КАРЕН.Так, так… Сегодня он неудачник 96-й пробы. Отыгранная карта.

ОРЕСТ.Скорее крапленый туз? То-то он постоянно стрелял деньги, сигареты…

ГОГА.Шестерка он дешевая, вот что я скажу! Наобещал с три короба!

ОРЕСТ.Так или иначе,  нас ослепил свет погасшей звезды.

Гога многозначительно кивает в сторону Ланы.

ГОГА (гримасничая). А вот еще одна звездочка. Сверхновая… Бабах —  осталась только космическая пыль… (Растирает пальцами воображаемую пыль.)

ЛАНА (хохочет). Не верю ни единому слову! Вам до него не дотянуться. А знаете, я даже восторгаюсь Викентием. Так всем втереть очки!

Карен роняет очки и ползает на четвереньках в их поисках.

КАРЕН.Не двигайтесь!.. Раздавите оправу.

ЛАНА (подает очки Карену).  Прозрейте, коллега.   

КАРЕН.В любом случае, счет в вашу пользу. Торжествуйте, здорово отыгрались! Один этот дурацкий «конкурс» чего стоит! Посмели сделать из нас фигляров  —  дрожь берет!..

ЛАНА.Да что вы о себе вообразили? Договоритесь до того, что Троицкий прибыл специально по ваши никчемные души! И, конечно, по моей  гостевой.

ОРЕСТ.На этот раз все проще. Осенила эксвельможу от  поэзии гениальная идея  — запустить машину времени! В белокаменной сегодня он никто. У нас же, по старой памяти  —  северное сияние, восходящее солнце! Там, в  задрипанном лапсердаке сдаешь бутылки на опохмелку. В хлебосольном Тбилиси ты гвоздь сезона, раздаешь налево-направо ангажементы! Можно расслабиться и даже приударить кое за кем…

НИМФА ВАРЛАМОВНА (близка к истерике. Оресту).  Сердце разрывается слышать такое!  Кто…  кто сообщил  об этом монстре?

Орест указывает на мобильник. Затем многозначительно поднимает палец вверх.

ОРЕСТ.Все оттуда… компетентные органы разобрались.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Да где же они были?..  Какой-то чудовищный эксперимент!

ГОГА  (передразнивая).  Ах, Викентий!..  Ах, Лана!.. Голубки Парнаса…

ЛАНА.Не юродствуйте хоть сейчас,  виршеплеты!

ОРЕСТ (закуривает, медленно). Вот что я вам скажу, соратники. Не одни мы опростоволосились. Важные шишки носились с этим ходячим мифом. Так этого не оставят!..

Гога падает спиной на мат и  упоенно дрыгает ногами.

ГОГА.Ха-ха! Вот это финт! Волосы встают на спине!..

Орест со злостью швыряет в него спичкой.

ОРЕСТ.Комик года, не надрывайтесь!  И без вас тошно.

ГОГА.Хорошо, что вы об этом сказали. Сейчас обхохочемся вместе. (Томно.) Лануля, а ведь недавно вы уговорились… как это называется в приличном обществе?.. Слиться  в творческом экстазе с этим обаятельным гаденышем.

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Лана, заткните уши. Я не выдержу новой истерики!.

 ГОГА.Ну да, разумеется, жертва приносилась ради общего блага!..   Кто спорит, чопорные барышни… Кстати, еще не вечер. Ха-ха! А на бутылки в Москве большой спрос… С милым рай и в шалаше.

КАРЕН (едко).  При условии, что шалаш в пределах Садового кольца.

Лана подходит к Гоге и выливает на него воду из графина.

Входит Троицкий. С ним под руку Бабуля.

ТРОИЦКИЙ.  Вот и мы.  Не ждали?

БАБУЛЯ.  Это я понимаю, кавалер! А связи!.. Одно  слово  —  и я  зачислена в  Общество потомков ветеранов Куликовской битвы! (С гордостью демонстрирует наполненную авоську.) Спецпаек к юбилею сражения…

ГОГА(отряхиваясь).  Уважаемая, у нас с харчами лимит исчерпан.

БАБУЛЯ (протягивая платок Гоге). Кто это тебя взъерошил? Не иначе, как из списков турнули.

ГОГА (злобно).  На повестке переучет стихов. Так что шли бы вы по-хорошему…

БАБУЛЯ (Троицкому).  Глянь, как набычились! Так и знала, что передерутся. Как нормы сократят, так свалка при дележе! Насмотрелась по раздачам…  По-моему, у них на вас виды!

ТРОИЦКИЙ (тихо).  Не без этого… 

БАБУЛЯ.Тогда держитесь… Народ, видать, хваткий. 

ТРОИЦКИЙ (радушно).  День добрый, господа!

Все, кроме Ланы, демонстративно игнорируют его присутствие. Она делает предостерегающий знак рукой.

(Несколько удивленно.)  Не вижу коллегиальной радости? (Лане.) Вы тоже меня избегаете?

ГОГА (Лане).  Нам удалиться?  «Коллегиальной радости» подобает интим.

КАРЕН.   К чертям собачьим интим! Итак, конкурс продолжается  —  часть вторая! Участники занимают свои места. Судейская бригада та же. Только вот… заминка с призовым фондом. Требуются гарантии обеспечения.

ТРОИЦКИЙ.  Я не расслышал. Какие гарантии?

БАБУЛЯ.Это они насчет переучета фондов. Обычное дело при растратах.

ОРЕСТ.Чему удивляться, сударыня. В наше время все норовят обьегорить. Особенно по части заграничных посулов.

БАБУЛЯ.Запахло жареным. Так и быть, уступаю свою очередь. (Торопливо уходит.)

Дальнейшие реплики членов клуба носят неприкрыто-издевательский характер.

КАРЕН.Идет конкурс-семинар. Сформулируем тему: место Ланы в мировой литературе. Сафо и Ахматова, Цветаева и…

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Конечно, Лана! Ее творчество примелькалось даже на страницах кроссвордов. Угадайте: русскоязычная знаменитость из четырех букв, воспевшая  любовь  на брегах Куры?

ОРЕСТ.Вношу предложение  — оформить ходатайство по установке мемориальной доски. «Лана  читала здесь…»  

Гога увлекает за руки Ореста, Карена и Нимфу Варламовну, образуя хоровод вокруг поэтессы. Члены клуба кружатся вокруг нее, скандируя: «Лана, Лана!..»

Троицкий безуспешно пытается пробиться через плотное кольцо хоровода.

ТРОИЦКИЙ. Да вы что, оборзели? А ну,  врассыпную!.. (Снимает пиджак и становится в позу тореро.)

Нимфа Варламовна яростно пытается изобразить быка с помощью стула. Новоявленный «тореадор»-Троицкий несколько раз пропускает под пиджаком-мулетой  набычившуюся матрону.

Торо дель чорро!..  Лана, спасайтесь!..

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Мму-у!..  Жертвоприношение в честь богини!  

ОРЕСТ. Варламовна,  тпру-у,  назад!

НИМФА ВАРЛАМОВНА (злобно).  В следующий раз не промахнусь! (Отбрасывает стул и возвращается в круг.)

Орест отделяется от хоровода.

ОРЕСТ (кричит).  Коррида отменяется! Свернуть пляску!

Все останавливаются в недоумении. Лана отбегает в сторону. Троицкий подходит к ней, но она отталкивает его.

(Театрально ударяет себя по лбу. Притворно.) Карен, во что ты нас вовлек? Поклоняемся лжекумирам! Призываю опомниться!..

КАРЕН (подыгрывая). Абсолютно правы!  Бес попутал…  Так себе стихи. Не лучше и не хуже тех, что приелись на рядовых читках.

НИМФА ВАРЛАМОВНА (в унисон). И на меня нашло затмение. «Мму-у…» —  противно вспоминать!

ТРОИЦКИЙ. Матрона в роли быка? Тоже мне, транссексуалы… (Безуспешно пытается набросить пиджак на плечи Ланы.) Что за фарс здесь разыгрывают?

КАРЕН.Поставил под удар научную репутацию. Диссертация на тему посредственных куплетов?..  Никогда себе не прощу!.

ГОГА (снисходительно).  Да  мы просто подыгрывали.  (Разводит руками.) Звездочка бабах!  —  и одна пыль…

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Всего лишь шутка, розыгрыш. Это надо объяснять?

ЛАНА.Так и знала, что этим кончится!  

ТРОИЦКИЙ. Ну и тусовка!.. Лана, они пожалеют! Или бурлеск продолжается? (Окружающим.) Ответьте,  не отводите глаз!

ЛАНА.Слышали бы вы, что говорилось в ваш адрес.

Троицкий наливает полный стакан и пьет до дна.

ТРОИЦКИЙ. (с вызовом).   Готов выслушать порцию  откровений.

Лана отнимает у Викентия бутылку.

ЛАНА.Перестаньте пить. Вы окончательно упадете в моих глазах!

ТРОИЦКИЙ (задето).  Как вы можете?..  Я Викентий Троицкий!

НИМФА ВАРЛАМОВНА (делает книксен). Ах, ах, ах!.. Викентий Троицкий!..

Карен, Орест и Гога  дружно смеются.

ЛАНА.Комедианты,  окрысьтесь в его присутствии! Слабо перед Викентием?..

КАРЕН (издевательски). Ланочка, не переводите разговор. Мы тут решились на пародию. Вы ведь не будете против?

НИМФА ВАРЛАМОВНА. Как же, место в мировой литературе обязывает. Придется потерпеть!

ГОГА.Берусь за дело. Не велика задача  —  переставить знаки препинания и засылай любовное жеманство прямиком на юморину. Чем не конкурс!..

ОРЕСТ.Успех по всем номинациям гарантирован!      

ЛАНА.Викентий,  видите, что они позволяют? Третируют меня, но целят в вас!

ТРОИЦКИЙ.  Вот как обернулось?.. 

ЛАНА.Я только хотела  предупредить. Немедленно возвращайтесь в Москву!

ТРОИЦКИЙ. А вы?  Без вас  не тронусь с места.

ОРЕСТ     Столичные залы заждались мегазвезду.  Дерзайте, такая протекция!..

ЛАНА (Троицкому). Умоляю, уезжайте! Не медлите  ни минуты!.. Ради меня…

Троицкий достает сигарету..

ТРОИЦКИЙ.  Вбили в голову, что мы расстаемся. (Нервно ищет по карманам спички.)  Ради всего святого,  дайте прикурить!

Мужчины  отворачиваются. Гога закуривает и демонстративно прячет зажигалку в карман.

Троицкий  в сердцах бросает сигарету и растирает ее ногой.

Маски сорваны… Что ж, добро пожаловать  в зазеркалье!

ЛАНА.Вам решать. Больше меня здесь не увидят! (Идет к дверям.)

ТРОИЦКИЙ (преграждает ей дорогу). Ни в коем случае! Если в этом паноптикуме  что и подлинное, так это вы. Ваши стихи…

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Ха-ха, хотя бы заслушали их, ради приличия.  А то распинаетесь почем зря.

Троицкий  достает книжку стихов Ланы.

ТРОИЦКИЙ. Всю ночь читал не отрываясь.  Надпишите на прощание.

ГОГА (пренебрежительно). Тиснула брошюрку за свой счет. Грошовый самиздат…

Лана надписывает книгу.

ЛАНА.Вот… Только уезжайте!

Троицкий  бережно прячет стихи.

ТРОИЦКИЙ. По приезду с меня  статья. Вы действительно достойны признания.

КАРЕН.Ведущие издания передерутся за  публикацию!

ОРЕСТ.       И гонорар так кстати!  На пенсию в Москве не разживешься.

НИМФА ВАРЛАМОВНА (Троицкому). Что-то вы сегодня не в форме! Без шампанского и цветов для дамы? Так не годится. Ах да,  кредит исчерпан! Золотому перу требуется задаток под статью. Вновь придется скидываться…

ЛАНА.Остановитесь!.. Викентий, вы разоблачены! Вас повсюду разыскивают… (Сквозь слезы.)  Вы это хотели услышать?

Троицкий резко меняет регистр поведения.  Взбивает пальцами бороду и поднимает ворот пиджака. Имитируя походку бомжа, подходит к столу, берет бокал и пальцами, брезгливо достает из него воображаемый волосок. Демонстрируя «находку», обходит присутствующих.

ТРОИЦКИЙ (хриплым, забулдыжным голосом).  Непорядок, наследил… Кунаки, проверьте рюмашки на предмет прощального сувенира. (Запускает ладонь в бороду.) Седая волосня лезет… А вот и рифма: ё-мое, годы берут свое! (Отряхивает пиджак. Снимает шейный платок и с шумом сморкается в него.) Да-с, реликт я! Скелет динозавра, бивень мамонта…  (Разворачивает газету со своим портретом. Вытирает им под фалдами  пиджака.) Сколько себя помню, употреблял печатное слово лишь по бытовым нуждам.

Утрированно ковыляет к Нимфа Варламовне. Та с криком отскакивает. Троицкий спотыкается. Гримасничая, хватается за сердце.

Кардиоэффект!..  (Имитируя быка) Мм-му-у!..  Куда вы, мамаша? Я ж только приложиться к рожкам, то есть к ручке. Да не бойтесь, обработаем дихлофосом. Дезинфекция нынче творит чудеса. (Чешет под мышками.)  Не желаете…  (Шутовски подбрасывает сигарету и ловит ее ртом.)  Вы там просчитайте, сколько нн-у очень условных единиц вмонтировали за все про все… А так, прощевайте, бояре! Пособлю в Москве чем смогу. Славы не оберетесь!..  (Уходит.)

Рыдающая Лана, отворачивается, кусая в бешенстве руку.

Звонит мобильник.

ОРЕСТ (подобострастно. В трубку).  Да, да… батоно Дормидонте. Он только что убрался… Да что вы говорите! (Садится без сил на услужливо подставленный Гогой стул. Роняет мобильник. С трудом.) Вот так номер, чтоб я помер!

Нимфа Варламовна  капает успокаивающее в бокал и подает Оресту. Гога протягивает ему мобильник.

(Откашлявшись, в трубку.) Я весь внимание… Просто в горле запершило. Говорите, видели своими глазами? Нет, я не смею сомневаться… просто все так обескураживающе…  Не могу прийти в себя. Что ж, пройдем и через это…  Не сомневайтесь, при его появлении оперативно выйду на связь!  (Застывает в немой сцене, высоко подняв руку с зажатым мобильником.)

Члены клуба, как завороженные, не спускают глаз с умолкшего телефона.

Сорвавшись с места, Гога  вспрыгивает на велотренажер и принимается,  что есть силы, крутить педали. Карен  нервно протирает очки.

КАРЕН .Ну и?..

НИМФА ВАРЛАМОВНА (роняет успокоительное). На этот раз я точно впаду в кому!

Орест опасливо кладет телефон к бюсту классика. Прикладывая палец к губам, отходит в сторону. Карен и Нимфа Варламовна подходят к нему. Поглядывая с опаской на мобильник, Орест заговорщицки вещает вполголоса.

ОРЕСТ.Только что передавали… В Москве Викентий Троицкий удостоен президентской премии.  За творческий вклад в поэзию… Награду будут вручать в Кремле!

Звучит торжественная музыка.

ГОГА (перестав крутить педали).  Орест,  громче!..  Троцкий в розыске?

Карен и Нимфа Варламовна   шикают на Гогу. Тот подходит к Оресту.

ГОГА.О чем базар, не пойму? Если что, я дам показания.

Лана истерически хохочет.

ЛАНА.А что, это идея! Только объясняться будете в Кремле.

ГОГА.Да вы что? И там успел наследить! (Чешет затылок.) Ну и дела…

НИМФА ВАРЛАМОВНА (срываясь на визг).  Гога, перестаньте кривляться!

ГОГА.Так это он прилюдно изгалялся!

КАРЕН. Причуды гения, недотепа. Да Троицкому отвалили тысячи баксов!

ГОГА.Троцкому?  Шутите…  Тянет на статью! Такие башли на дороге не валяются.

Орест приподнимается на цыпочки и благоговейно показывает на мобильный телефон.

ОРЕСТ.Президентским указом…

ГОГА (нервно смеется). Президентским?.. А чего ж этот деятель блох искал у Нимфы…

НИМФА ВАРЛАМОВНА.  Но, но…  держите язык за зубами!

ОРЕСТ.Кто бы мог подумать  —  Троицкий опять лауреат!

ГОГА.А нам что делать?

Лана имитирует самоповешение.

ЛАНА.Удавиться…  от радости.

Входит Троицкий. Ведет себя в том же амплуа забулдыги. Берет со стола  бутылку и взбалтывает остатки.

ТРОИЦКИЙ.  Значит так…  Если нет претензий, прихвачу посуду. В хозяйстве все сгодиться.  Тара сдается  —  будет на что опохмелиться…  Творческих удач! (Допивает вино. Засовывает порожнюю бутылку в карман. Посылает воздушный поцелуй и направляется к дверям.)

ЛАНА.Викентий, задержитесь…

Троицкий, вздрогнув, останавливается на полдороге.

ТРОИЦКИЙ (обычным голосом). Угадали… я вернулся, чтоб не отдать вас на съедение.

ЛАНА.Поздравляю… Вас только что удостоили награды страны. Вернетесь вновь в фаворе.

Троицкий  резко оборачивается.

ТРОИЦКИЙ.  Премией больше, премией меньше… Хотя приятно слышать об этом от вас.

НИМФА ВАРЛАМОВНА (скороговоркой). Мы присоединяемся…  вне себя от радости! Все стало на свои места! Вас ждет путь триумфатора!  (Кокетливо.) Но радостную весть вы услышали именно от нас…

ТРОИЦКИЙ.  Вы на многое раскрыли мне глаза. (Машет рукой.) Ну, кто старое помянет!..

Вбегает Илона. Она экипирована, как радиожурналистка.

ИЛОНА  (в микрофон).  Всем знакомо имя Викентия Троицкого. Сегодня у него большой день. Веду прямой репортаж из литобъединения, где московскую знаменитость застала приятная весть. Господин Троицкий только что удостоен Гран-при! Наш гость любезно согласился дать эксклюзивное интервью. Викентий,  что вы чувствуете,  узнав  о награде, которую предстоит получить из рук самого президента?

Троицкий  берет у нее микрофон. Подходит к Лане и становится перед ней на колени.

ТРОИЦКИЙ (в микрофон).  Лана, предлагаю вам руку и сердце. Будьте моей женой.

Илона  вынимает второй микрофон.

ИЛОНА (в микрофон).  Потрясающая сцена, не верю своим ушам!  Нет, все так и есть. Гордость московского литературного бомонда  просит тбилисскую поэтессу стать подругой жизни! Какой вклад в укрепление культурных взаимосвязей!..

Лана берет микрофон у Троицкого.

ЛАНА.Еще раз радуюсь вашему успеху. Но…

Присутствующие обескуражено повторяют: «Но…»

Вопрос о браке решается иначе. Я… я не могу…

ИЛОНА (недоуменно, в микрофон). По… по техническим причинам эфир прерывается.

ОРЕСТ  (с ужасом). Кошмар… и это слышит вся республика!

КАРЕН  (в сторону).  Она точно рехнулась.

НИМФА ВАРЛАМОВНА (зажимает руками уши).  Орест, голубчик, ну сделайте же что-нибудь!..

ТРОИЦКИЙ (в отчаянии). Какой я идиот! (Лане.) Простите… сморозил глупость. Просто сегодня такой день. Столько чего навалилось…

ЛАНА  (сквозь слезы). Считайте меня провинциалкой. Но… но любовь для меня не шоу в прямом эфире.

Троицкий отшвыривает микрофоны.

ТРОИЦКИЙ.  Клянусь, подобное не повторится! Только согласитесь…  Я… я отвечаю за свои слова!

Звонок мобильного телефона.

Напряженная пауза.

Орест с опаской берет трубку.

ОРЕСТ.  Да, слушаю…  (Нерешительно протягивает телефон Троицкому.)  Господин Троицкий, это вас. Поздравления из Москвы. Ваша жена…

Троицкий роняет мобильник.  Орест поднимает телефон и пытается вновь передать его Троицкому. Викентий идет к выходу. Резко останавливается.

ТРОИЦКИЙ (не оборачиваясь, через силу). После десяти лет неведения обьявилась… (презрительно) экссупруга. Эх, Викентий Троицкий, ты так ни черта и не понял в женщинах!

Лана берет телефон.

ЛАНА (в трубку).  Викентий сейчас не может подойти. Кто говорит?..  Его жена…

З А Н А В Е С

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00