22 Views

Святой, это человек, простивший Бога

ДЕРВИШ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА И ГОЛОСА

ЛОТАР БРАНДТ

ХАННА, ЕГО ЖЕНА

ГОСПОДИН ВИРУС

КРУПЬЕ

1-Й ИГРОК

2-Й ИГРОК


Казино.

Звуки рулетки. Переговаривающиеся вполголоса посетители.

КРУПЬЕ (еле сдерживая удивление). Господин Брандт,  я не ослышался? Вы  повторяете высшую ставку?

БРАНДТ (раздраженно). Протрите глаза, мои фишки прямо перед вами!

КРУПЬЕ. Извините, такое больше не повторится.  Итак, внимание, ставок больше    нет…

Прерывистое дыхание. Дробный стук шарика рулетки.

Еще раз простите, господин Брандт. Это игра… Нет, чаевых не надо.

Гул удивленных голосов

1-й ИГРОК. Это не игра, а садомазохизм! Отойдем в сторону. (Гул голосов стихает.)   Просадить сумасшедшие деньги… бедняга обезумел! Вошел, так сказать, в плотные слои атмосферы и сгорел дотла.

2-й ИГРОК. Какая нелегкая занесла Брандта в казино в такие дни? Вокруг сплошь миллениум — помешались на круглых датах! Сегодня здесь только завсегдатаи.

1-Й ИГРОК. Взгляните, на нем лица нет! Дайте прикурить, не хочу возвращаться за  зажигалкой. (Щелчок зажигалки.) А может все это с горя? Как подумаю о его   молодой жене поэтессе… Говорят, ей недавно поставили окончательный диагноз – сплошные метастазы! Такое доконает любого. Вот Брандт и мечется…

Недовольный мужской голос со стороны игорного стола.

ГОЛОС. Потише… вы отвлекаете! Идет игра…

2-Й ИГРОК (шепотом).  Слышите, хватит о неудачниках, а то нас выставят.

1-Й ИГРОК (шепотом). Это Брандт неудачник? Мне бы его возможности. Еще вчера  – гений в рекламе, лучший в своем деле…

2-Й ИГРОК.  … а сегодня добровольно выпал в осадок. Забудем о нем. Официант,    шампанского! (Звук бокалов.) Сегодня мой день! Так и чешутся руки сорвать банк! Повторяйте: баккара и удача…

1-Й ИГРОК (глубокомысленно) Неуравновешенной поэтессе ни в чем не было отказа – антиквариат, драгоценности… Думаю, только что  Брандт просадил остаток своего обреченного капитала.

2-Й ИГРОК. Опять за свое! Лучше выпейте за Фортуну – она дама ревнивая.

1-Й ИГРОК. Безумная любовь всегда разрушает. Взять хотя бы нас: что с того, что чувства отданы рулетке…

2-Й ИГРОК. Лично я сохну от безответной любви к ней! К черту разглагольствования –  впрямь накличете беду! Вон освободились места за столом, я уже там…

Звук шарика, бегущего по рулетке.

КРУПЬЕ. Делайте вашу игру, господа…

Смена акустики. Шум проезжей части городской улицы.

Салон автомобиля Брандта.

БРАНДТ. Ханна, ты заждалась, садись поудобнее. Ничего, скоро будем дома. Закури мне сигарету.

ХАННА. У тебя дрожат руки. Что стряслось?

БРАНДТ (скороговоркой). Нет, ты только посмотри вокруг! Эти балбесы все еще пляшут – долгожданный миллениум. (Медленно.) Ну вот он и настал… первый его день…

Резкий визг тормозов. Долгий звук клаксона.

БРАНДТ (кричит). Черт, пьяный придурок срезал мне дорогу!

ХАННА. Это ты несешься, как угорелый.

БРАНДТ (раздраженно). Хоть раз в тысячу лет постарайся промолчать! (Мягче.) Ты же знаешь, когда я нервничаю – ухудшается зрение. А быстрая езда меня успокаивает.

ХАННА. Тогда следи за дорогой.

БРАНДТ. А я что делаю? И вижу самодовольные бездумные физиономии! Как же, чувствуют себя чемпионами оттого, что преодолели рубеж эпох!

ХАННА. Не заводись опять! А лучше высади меня. Не собираюсь возвращаться в больницу — на этот раз, как жертва аварии. Миллениум… Для таких, как я, все шансы проваляться в госпитале следующую тысячу лет. Хотя  это все равно, что загнуться за месяц…

БРАНДТ. Так и знал, что ты это скажешь!

ХАННА. Не сомневайся – рядом же взбалмошенный рифмоплет! Я угадала твою следующую реплику?

БРАНДТ (наигранно). Ха-ха! Это по твоей милости я всадил уйму денег в этот «Diablo». Вспомни свой лозунг: «Подчиним роскошь – скупим ее на корню!» (Рев мотора.) В конструкции монстра тормоза явно излишни. Ха-ха! Выжал акселератор – и в небо, к черту на рога!

ХАННА. Ты – и в небо! Помилуй, похоже, сочиняется очередной рекламный слоган. Ведь в жизни ты способен только ходить кругами… Немедленно прекрати родео, Великий имитатор! Меня уже мутит.

БРАНДТ. Пристегнись ремнем. (Нервно смеется.) Не делай большие глаза, я не покушаюсь на твою хваленую свободу. Так и быть – в ближайшее время сменю «иноходца» в конюшне.

ХАННА. Отличный способ вновь поплакаться в жилетку! Колонка светской хроники: «Прессинг зануды-жены сработал – Брандт срочно меняет свой болид!»  Ведь сорить деньгами моя привилегия.

БРАНДТ (напевает под нос). Деньги, деньги… Извини, я прослушал. Что ты говорила…

ХАННА (зло). Перестань пускать дым мне в лицо!

БРАНДТ. Уф-ф, наконец выехали на загородный автобан. (Пауза.) Сверкающий снег на полях… Пронзительная белизна так слепит! А я, как назло, без защитных очков!

ХАННА (напряженным голосом).  Лотар, ты все говоришь не о том. Что стряслось в городе? Я жду…

Долгий гудок, скрежет тормозов. Автомобиль останавливается.

БРАНДТ. Ну, чтоб тебя! Стоит минуту зазеваться и чуть не угодили под колеса трейлера!

ХАННА (вскрикивает) Ах, ты добился своего – я расшибла колено! Мое терпение лопнуло – я ухожу! (Хлопает дверца машины. Удаляющийся голос Ханны.) Завершай харакири без меня!  

БРАНДТ. Ханна, куда ты ковыляешь! Я теряю зрение, черт побери! Не бросай меня!

Вновь хлопает дверца машины. Ханна возвращается.

ХАННА (резко). Слепота лишь обостряет слух. Ты отлично расслышал мой вопрос. Не темни, Лотар! Где ты пропадал весь день?

БРАНД. Потуши мою сигарету.

Взревевший мотор автомобиля сразу глохнет. Шумы повторяются в   той же последовательности.

БРАНДТ (возмущенно). Проклятый «итальяшка», и ты даешь сбой! Ну что еще должно свалиться на мою голову!

ХАННА. Перестань причитать.

БРАНДТ. Ханна, минуту назад, если бы не ты рядом… я бы не нажал на тормоза. Просто отпустил бы руль и… будь что будет! (Зловеще.) Я не шучу.

ХАННА. Хочешь сказать – во мне причина продления твоего ада?

БРАНДТ (не сразу). Знай, я конченый человек. (Пауза.) Возвращаюсь в дом, который нам уже не принадлежит…

ХАННА. Повтори, что ты сказал.

Усиливается шум проносящихся мимо машин.

БРАНДТ (громко). Ты все поняла – я гол, как сокол! И закрой это чертово окно, я устал кричать!

Окно закрыто. Шум машин стихает.

ХАННА (с горькой усмешкой). Теперь понятно, почему ты мчался, как угорелый. Не терпелось добить меня очередной «благой вестью». С работой покончено – вдохновение изменило и вот теперь… Круг замкнулся!

БРАНДТ. Постарайся хоть минуту не перебивать меня.

ХАННА (срываясь на крик). О Боже, я не выдержу! Какая дешевая патетика!

БРАНДТ. Я не вмешивался, когда ты швыряла деньги налево и направо. Новая обстановка в стиле Людовика, коллекции от Картье… Стены виллы увешиваются модернистами… Им еще предстоит оправдать вагоны денег, всаженные в их «шедевры»! Все твердили, что я потворствую безумствам. Ты  вкладывала деньги в будущее? Заговаривала его,  собираясь жить вечно?..

ХАННА. А Вечность взяла и отколола со мной злую шутку. (Горько смеется.)  Бедный Брандт, с каким монстром ты жил!

БРАНД. Убийственный сарказм… Хорошо, что я не могу разглядеть выражения твоего лица.

ХАННА. А я ведь не меняюсь. За эти годы пора бы привыкнуть. Даже болезнь не в силах сломить…

БРАНДТ. Не сбивай меня! На этот раз я выговорюсь до конца. Так вот, ты сама заговорила о своем недуге. Медицина бессильна, железная логика… Сама мысль об этом невыносима для меня!.. Но в этом-то, как раз, объяснение всего… и оправдание. (Пауза.) Я… я заложил имущество. Все до последнего пфеннига! Поставил на кон… (Шум падающего предмета.) Проклятье, не могу дотянуться до сигарет. Что делать, придется тебе еще раз прикурить для меня. (Звук зажигалки. Пауза.) Итак, наступил 21-й век…  три семерки – заветные числа игры. Самое время сыграть с судьбой!  Медицина бессильна?.. Если чуду суждено свершиться то именно сейчас! Пойми, я ставил не деньги! Мы должны переломить карму, проклятье… убедиться, что это возможно. Я… я просто не нашел другого способа проверить…

ХАННА. Ты кончил? Тогда выслушай меня. Только внимательно слушай. Виртуоз рекламы может убедить кого угодно… даже самого себя. Но годы с тобой закалили меня. А теперь начистоту!.. Что с тобой, ты как-то съежился…

БРАНДТ. Нет, просто нащупал в кармане очки. Мне надо видеть…

ХАННА. Решил не сводить с меня глаз? Не бойся, я буду предельно откровенна –    никаких подтекстов! Так что лицезрение моей мимики излишне.

БРАНДТ (отчаянно). К черту очки — ничего не помогает! Резь в глазах не проходит.

ХАННА. Я не окулист. Итак, ты выдержал паузу и готов принять удар.

БРАНДТ. Нет, я женат  на амазонке!  Все становится поединком.

ХАННА. Ты не боец, Лотар. Дальше словесного пинг-понга не тянешь. Не думай, что меня огорошил. Ты уже не способен поражать. Нет, милый, это не я сочиняла будущее, когда благодетель снисходительно позволял поэтессе играть в бирюльки. Просто я предпочитаю подлинные ценности — картины, антиквариат… Это как раз не  нуждается в рекламе. Ты же выбрал придуманный мир, где так удобно играть людьми, всучивая стекляшки. Прожужжал уши – поэзия удел сектантов. В то время, как реклама лучший путеводитель по жизни. Тысячу раз нет! Именно такие, как я, пытаются расчехлить мир, который вы задрапировали.

БРАНДТ. Я понял – ты желаешь, чтобы мы разглядывали друг друга через разные концы подзорной трубы. Один все время кажется карликом. Другой – великаном. (Пауза.) Ханна, коснись меня… (Пауза.) Не хочешь…  (Громко.) О чем мы тут болтаем?!  Нам так мало осталось… Что мне еще сделать, чтоб дотянуться до тебя?

ХАННА. До меня?.. О, тут ты действуешь по полной программе! В этом тебе нет равных. Уволился из агентства, где на тебя молились. Разумеется,  карлик-поэтесса своим нытьем сгубила твою карьеру на взлете! Об этом трубили все газеты. Сегодня просадил состояние – фурор! Что напишут на этот раз светские хроникеры?  Думаешь, клюнут на галиматью о преодолении кармы и счастливых семерках? Я знаю ответ. Бедняга тронулся из-за мук, потрясенный болезнью дражайшей половины! Итак, я дежурное оправдание твоих эскапад, вечное объяснение… С меня довольно! Милый, решись – оставь меня наедине с взбесившимися клетками. Уж эта реальность не подвластна играм дрессированного мира.

БРАНДТ. Что ты хочешь этим сказать?

ХАННА. Сказать? Да я кричу во все горло: прощай!

Звук открываемой автомобильной дверцы. Удаляющиеся шаги.

БРАНДТ (громко). Постой, куда ты?!..

ХАННА (удаляющимся голосом). Не спрашивай, куда я иду. Главное, что я ухожу от тебя!

Смена акустики. Комната виллы.

Звук сработавшего телефонного автоответчика.

— …Вилла Брандта, можете оставить сообщение.

—         (Мужской неуверенный голос.) Лотар, это… это Хайнц. Только что узнал о диагнозе. Сочувствую… Скажи, он окончательный?.. Чем можно помочь?.. (Пауза.) Извини, сморозил глупость!.. Тебе, наверное, хочется побыть одному. Как подумаю, кто для тебя Ханни… (Пауза.) Не знаю, что и сказать… Нам тебя не хватает, крепись…

Гудок автоответчика.

—         (Женский деловой голосок.) Господин Брандт, это Штефи из офиса. Не хочу отвлекать, но…  Господин Ви… Вирус, если не ошибаюсь. Он был так настойчив… Неотложное дело… И еще… мы, ваши сослуживцы в курсе всего… От имени…

Удар кулаком по телефонному аппарату. Он падает с шумом на пол.

БРАНДТ (отчаянно). Заткнитесь, хор плакальщиков! Торопите развязку?.. (Спокойнее.) Брандт, возьми себя в руки. Соберись с мыслями, слюньтяй. Ты же решился — у тебя всего полчаса. Такой срок ты себе отмерил. Кажется звонок в дверь?..  Нет, показалось… Ханна, Ханна, ты так и не объявилась! Куда подевался чертов диктофон? Она затеяла перестановку мебели и тут же исчезли привычные предметы. Им самое время быть под рукой! Прощальный интерьер… (Сухой кашель.) Сплошная пелена перед глазами… Ничего, сориентируемся… Час назад тебя хватило, чтобы наощупь доплестись до логова. Марш вперед, великий слепец! Но нет, проклятье! Дергаюсь, как сомнамбул, круша все вокруг. (Шум падающего предмета.) Ого, кажется грохнула китайская ваза! Последняя покупка Ханни. (Дрогнувшим голосом.) Последняя?.. Прикуси язык, негодяй! (Пауза.) А, вот ты где, злосчастный отстойник моей болтовни. Что ж, приступим… (Щелчок диктофона.) Диктует Лотар Брандт. Находясь в здравом уме и твердой памяти… Боже, что я несу?! (Пауза.) Успокойся, можно подумать, что знаешь, как говорят в таких случаях. (Пауза.) Вспышка… сверкание снега… потухшие глаза Ханни… Последнее, что я разглядел. Мне не избавиться от этой картины… (Нервно смеется.) Ха-ха, ловко я тебя опередил,

любовь моя! Сейчас ты убедишься – я покину тебя первым. На этот раз не отвертеться – придется поверить! Рак оказался

заразным. Метастазы расправились и со мной… (Дрогнувшим голосом.) Дорогая, не мыслю жизни , опустошенной твоей кончиной! Итак, прощальная запись – я сделаю это!..

Звонок в холле.

(Громко.) Ханна, это ты?!.. (Про себя.) Не может быть, она вернулась… (Кашляет. Справившись с собой, громко.) Сейчас открою, не уходи!

Торопливые шаги Брандта сопровождаются шумом сбиваемых им предметов. Звук отпираемой двери.                                               

ВИРУС (низким, глуховатым голосом). Господин Брандт, наконец, я вас увидел.

БРАНДТ. Кто вы? Я… я не ждал…

ВИРУС. Так всегда… Мне не привыкать, вечно не вовремя. Но это только кажется поначалу.

БРАНДТ. Я… я нездоров… И потом, мы не договаривались.

ВИРУС. Но я уже вошел. Меня направили из агентства.  А что до договоров – я скрупулезный исполнитель. Особенно масштабных сделок.

БРАНДТ. Вы злоупотребляете моим временем. Вам наверняка известно — я отошел от дел. Мои личные обстоятельства исключают любые контакты.  Особенно в такой день… Миллениум…

ВИРУС. Не сочтите меня нахалом, но именно сегодня вы меня не выставите.

БРАНДТ. Не собираюсь обсуждать ваши манеры.

ВИРУС (резко). Причем здесь манеры! Мои проблемы грандиозны. Поверьте, любое содействие окупиться стократно!

БРАНДТ (угрожающе). Не вынуждайте прибегать к силе.

ВИРУС (со значением). Проще уделить мне несколько минут. Ведь в глубине души вы так жаждете отсрочки…

БРАНДТ (настороженно). Что вы несете?

ВИРУС. Не кипятитесь. Сейчас все станет на свои места. Мой приход целителен. Лишь я способен предотвратить непоправимое. 

БРАНДТ (не сразу). Мы говорим на разных языках. А ведь вы даже не представились.

ВИРУС. Разве?.. Моя внешность характерна. Честно говоря, я рассчитывал на признание. Но вы так щуритесь… Зрение подводит? Резь в глазах? Ничего, сейчас пройдет… (Брандт судорожно кашляет.) Выпейте воды… (Шум падающего предмета.) Здесь прямо погром. Осторожнее… я поддержу… Вы споткнулись!

БРАНДТ. Не прикасайтесь ко мне!

ВИРУС. Прошу, не отталкивайте меня! Я так рассчитывал на взаимовыручку.

БРАНДТ. Опять заговариваете зубы?  Да вы зануда-коммивояжер и собираетесь что-то всучить. Не на того напали!

ВИРУС. Успокойтесь, мне отлично известно с каким асом по внедрениям я общаюсь. Вы так мучительно вглядываетесь… Ладно, уравновесим позиции – опишу себя. Собственно, моя внешность всегда адекватна обстоятельствам. Возраст? Вы будете смеяться, но любые цифры в данном контексте излишни. Характер – в высшей степени контактный, уступчивый…

БРАНДТ. Вы утомляете. Здесь не отдел кадров. Подозреваю, что ваши данные занесены в полицейский компьютер.

ВИРУС. Ха-ха! Господин Шутник,  вас оправдывает только временное ослабление зрения. Поверьте, связанное со мной моментально обретает статус исторического события.

БРАНДТ. Я не страдаю манией величия. (Меняя тон.) Думаю, мы только теряем время.  Давайте условимся, мы оба занятые люди. Отложим встречу. Уверен, вас наверняка заждались.

ВИРУС. Увы, я одинок, как солнце в зените.

БРАНДТ. Так и тянет на лирику, господин…

ВИРУС.  Вирус, милейший Брандт. В-и-р-у-с… Имя у всех на устах, но лирикой тут и не пахнет. (Деловито.) Серьезным людям не до сантиментов. Итак, к делу… Я спешу не меньше вас.

БРАНДТ. Отлично! У вас не более пяти минут. Можете присесть. Слушаю…

ВИРУС. Рассчитываю на ваше воображение. За считанные мгновения разобраться в мировой драме?.. Надеюсь, не разочаруете…

БРАНДТ. Не отвлекайтесь.

ВИРУС. Отнюдь… Итак, почему я с вами здесь и сейчас? Все просто – вы способны на отказ. Еще недавно отшвырнули суперпроект – отправку статуи Христа на Луну. (Пауза. Со значением.) Только что собирались покончить с тем, за что судорожно цепляются миллионы…

БРАНДТ. Довольно, с ребусами покончено! Выражайтесь яснее, откуда вам известно…

ВИРУС. Ого!.. А как же с игрой воображения? Неужели передо мной ограниченная посредственность, пережевывающая банальные факты? Ну же, подключайте интуицию, инстинкты!

БРАНДТ. Перестаньте со мной играть! Боюсь, ваше время истекло.

ВИРУС (зловеще). А ваше?..

БРАНДТ. Вы спятили? Чего вы добиваетесь?

ВИРУС. Да так, пока щажу одно покрытое мозолями сознание. (Пауза.) А знаете, вы меня убедили. Я ухожу… на цыпочках. Дадите знать, когда будете готовы. Примите этот компакт-диск, как скромное возмещение за героические усилия разобраться в происходящем. Божественная музыка, брависсимо… Ха-ха!..

Звук удаляющихся шагов Вируса сменяется нарастающей музыкой – попурри темы Дьявола по произведениям классики.

БРАНДТ. Наконец убрался… полоумный проходимец. Ходил кругами, нес ахинею. Дурацкая музыка… Где выключатель? Ага… (Музыка стихает.) Какой-то осадок… Вроде ничего не произошло. Этот странный запах… словно обугливается проводка… Диктофон… (Щелчок диктофона. Шип пленки. Звучит записанный голос Брандта.) «… прощальная запись – я сделаю это!..» (Пауза. Звук медленной, но постепенно нарастающей чечетки.) Так так… Выходит ничего не случилось?.. Да я жив, все еще жив, черт подери! Мне сохранили жизнь! Ханни, прости… я смалодушничал. Меня вынудили. Где он, этот Вирус? Что-то недоговорено… это неспроста… (Кричит.) Вернись, комедиант, нам надо объясниться! Ты не можешь так исчезнуть!

Звук чечетки затихает. Пауза. Издали слышатся приближающиеся тяжелые шаги Вируса. Скрип открываемой двери.

ВИРУС. Зачем кричать, у меня обостренный слух. Вы еще не подумали, а я тут как тут. Вижу, мой подарок не по душе.

Звучит музыкальная тема Дьявола, которая вскоре прерывается криком Брандта.

БРАНДТ (отчаянно). А-а!.. Не пытайте меня, откройтесь, наконец!..

ВИРУС (спокойно). А чем я, собственно, занимаюсь последние полчаса?

БРАНДТ (обречено).  Полчаса… мой срок… Он уже истек.

ВИРУС (с силой). Ну же, Брандт, перестаньте юлить! Вы прекрасно все поняли или у вас окончательно отощали мозги.

БРАНДТ (вяло). Что вы себе позволяете?..

ВИРУС Да все! (Мягче.)  Некуда отступать, иначе мне в самом деле конец. (Звук наливаемого в стакан аперитива.) За Грядущее!.. Пейте, пейте… и встряхнитесь, дружище! Самое страшное позади. Вы целы и невредимы, а это главное. Я должен видеть в вас силу и решимость.

Звук отворяемого окна.

Простудитесь… отойдите от окна.

БРАНДТ (тяжело). Замолчите! Мне нечем дышать. Запах гари…

ВИРУС. Запах гари, говорите?.. Это дымятся отходные мосты. (Пауза.) Вас прошиб  пот. Накиньте хотя бы пальто.

БРАНДТ. Если б вы только знали, как не вовремя заявились!

ВИРУС. Разве? На этот раз я званый гость. Скорая помощь падшим. Отбоя  нет от пациентов. (Усмехаясь.) Мир так и алчет помощи. Безвозмездной поддержки от Него. Мою же приходится оплачивать. Гоню попрошаек. Уверяю вас, так надежнее.

БРАНДТ. Откуда в вас столько  уверенности?

Вирус пропускает мимо ушей слова Брандта. Включает легкую музыку.

ВИРУС. Расслабьтесь… Отличная выпивка. Знаете, общаясь с людьми, я, как и Он, вернее его сынок, все больше приобщаюсь к человеческим слабостям. Так и тянет затянуться ароматной сигарой, смаковать «Мартель», дискутировать с интеллектуалом, вроде вас…

БРАНДТ. Верх оригинальности.

ВИРУС. Да нет, всего лишь соответствие карме.

БРАНДТ (едко). Вы забыли про женщин. Не слышу гимна в их честь.

ВИРУС (добродушно). Виват, за дам! С них все и пошло. Главный сюжетообразующий фактор! Спецкомментарий для незрячего — поднимаю вверх указующий перст! Так вот, именно Он требует от вас слепой веры. Какая стагнация, занудство!..  Женщина, именно она внесла разнообразие в этот дистиллят. Подсказала мне сногсшибательный ход.

БРАНДТ. Обойдемся без тезисов по сексологии.

ВИРУС (увлеченно) Ладно, тогда опустим  ля-ля про Древо Познания. (Откашливается.) И вот ваш род получил право выбора, интеллект! Черно-белая стерильная скука враз сменилась пенистым водоворотом, заиграла мириадом красок! Да, я обязан ей вдохновением. Иначе человечество все еще блеяло бы на лугах Эдема и не досчиталось мировой истории. Где аплодисменты, Влюбчивое Сердце?

БРАНДТ (резко). Заткнитесь, или я с собой что-то сделаю!

ВИРУС.  Не хорохорьтесь – это я запускаю идеи, оттачивая ваш мозг, как бритву! Даю вволю поиграть идеями…  Я —  первый революционер, первый демократ! Всегда с народом, в массах… А Он не снисходит до общение с паствой. Разве что засылает своего родственничка… Увы, дальше прихожей тухлого, надменного Аристократа вам  нет ходу.

БРАНДТ (устало) Пробуетесь на роль в дьявольском блокбастере?  Я не поклонник фильмов… и перестаньте кричать…

ВИРУС.  Ха-ха! Когда-то Чаплин занял пятое место на конкурсе подражателей. Я опустошил бутылку,

БРАНДТ. И опьянели за двоих.

ВИРУС А вы упиваетесь миллениумом, трепещите над священными текстами… Да Он же фактически благословил инцест! Ха-ха — «плодитесь и размножайтесь…»  Внимание – с кем же трахаться  отпрыскам Адама и Евы? Я спрашиваю  о братьях и сестрах, которых старый садист обрек на спаривание! Сплошная провокация…

БРАНДТ. Мне глубоко наплевать, проповедник вы или заурядный сатанист! Зарубите на носу – с момента рождения я повязан, обручен с одной Мегаверой. Она зовется Успех во всем, на что падает взор.

ВИРУС (усмехаясь). О, меня так и прошиб священный трепет! На фоне вашего пафоса я чувствую себя атеистом. Да по сути и являюсь им…

БРАНДТ (раздраженно). Бросьте кривляться! Я далеко не простак. На меня молились магнаты – иначе бы вы не заявились…

ВИРУС (с иронией). То-то я застал вас на пике судьбы! Успеха полные штаны… Но вот беда – она не разделила вашу радость… (Шум падающего предмета. Вирус кричит.)  Стойте на одном месте! Устал поднимать за вами падающие стулья. Вы куда?..

Топот бегущих ног. Грохот.

Смена акустики. Слышны порывы ветра.

ВИРУС (запыхавшись). Вот пальто… накиньте…

Пауза. Учащенное дыхание Брандта.

И что теперь? Валит снег, может вернемся в дом? Воспаление легких гарантировано. За вами уже некому ухаживать…

БРАНДТ (кричит). Безжалостный ублюдок, издеваешься надо мной! Я пристрелю тебя!

ВИРУС (спокойно). Держите… вы обронили револьвер. Патронов хватит на нас… обоих. Или в отношении себя передумали…

БРАНДТ (отчаянно).  Думаешь, не решусь? Я не слабак!..

ВИРУС. Разумеется, герр Брандт. Признайтесь, так и распирают  желания – прикончить меня и исполнить свой долг… перед ней. Обойдемся без имен, я устал от истерик.

Брандта душит кашель.

Окажите доверие – я не промажу, Лотар. Помогать страждущим мой удел. Итак, с кого начнем?.. Ладно, не дергайтесь, уступаю вам разящий «меч». Отличный «вальтер». Момент истины – ну же, палите!..

Звук взводимого курка. Щелчок.

БРАНДТ. Проклятье, я все еще жив!

ВИРУС.  Какая жалость, осечка!.. Курок заело при падении, так что верните оружие. Ваша очередь соответствовать карме – приговор дважды не исполняют. (Пауза.) Однако… вы стреляли в себя – выходит я пощажен?  Вот мы и квиты. Будем последовательны и покончим с затянувшейся увертюрой.

БРАНДТ. Из кожи вон лезете сыграть роль в моей жизни!

ВИРУС.  Ха-ха  —  вы все равно не поверите, но смерть роднит сильнее.

БРАНДТ.  Вы своего не упустите.

ВИРУС. Не мелочись! (Пауза.) Смерть…  Увы, это не про меня. Тут я вам не попутчик. Мирозданье не переживет моей утраты. Без толики зла добро скисает в одночасье!

БРАНДТ (медленно, с нарастанием голоса). Единственная вакцина от вас это пуля. Верните револьвер!..

ВИРУС. Он не поможет. Вы упустили шанс.

БРАНДТ (кричит) Дай пушку, микроб! Твоя мутация свершится без меня… и будь все проклято!..

ВИРУС (встревожено). Полегче, полегче… не ушибись… Лови свою железку..

Несколько щелчков спускаемого курка.

Вот беда – опять осечка! Офицерская рулетка не сработала. Бесполезно барабанить – небесная дверь на засове.

БРАНДТ (с отчаянием). Дерьмо, не тяни из меня жилы! Я найду способ покончить с жизнью, где мельтешит твоя зловонная харя.

ВИРУС. Как самоубийца ты обречен на мою юрисдикцию. (Пауза.) Что ж, страдание встряхивает размягченные мозги. Считай, что прошел через чистилище.

Шум ветра усиливается. Поднимается вьюга.

БРАНДТ (с сарказмом). Дешевый трюкач, подключаешь шумовые эффекты?

ВИРУС.  Эффекты?.. Это по вашей части, гений рекламы. Я же имею дело с реальностью. (Многозначительно.) Слышите колокола?.. Миллениум завершается, пора подписывать документы. У вас найдется еще выпить? Мы же спрыснем сделку.

БРАНДТ (в сердцах). Разрази вас гром! Да я трахнусь с самим дьяволом лишь бы вы сгинули!

ВИРУС. Вот-вот… мы подходим к первому пункту.

Скрип снега под ногами возвращающихся в дом.

Смена акустики. Потрескивание дров в камине. Звуки чувственной музыки.

ВИРУС. Окоченели… на вас нет лица. Так… присаживайтесь поближе к камину. Одно удовольствие помогать вам! Знаете, я буду скучать по вашей берлоге.

БРАНДТ. Выключите это мяуканье! У меня лопается голова.

ВИРУС. Вам не угодишь. Так вот… (Пауза.) Эй, Лотар, я с вами говорю! Что за  гримаса олигофрена?

БРАНДТ. Представил, как вы через минуту начнете просить у меня подаяние.

ВИРУС (уязвлено). Дельный совет – не выводите меня из себя!

БРАНДТ (смеется). О, извините за богохульство, я в шоке…

ВИРУС. Берегитесь, я не в лучшей форме и могу сорваться! И тогда любой свет озарит лишь вход в преисподню.

БРАНДТ (не сразу). Рай и ад… они всегда под рукой, только дотянись…

Звонок в входную дверь.

Ханна!..

Резкий звук отодвигаемого кресла.

ВИРУС. Назад… чуть не угодил в камин! (Движение в комнате. Вдогонку Брандту.) Вернись, я сказал!.. Желаешь остаться экраном, оттеняющем ее неповторимость?

БРАНДТ. С дороги!..

Пауза.

ВИРУС. Потрясающая сноровка для слепца!..

Шаги возвращающегося Брандта.

Я уж подумал, сломаешь шею на лестнице… (Звук пододвигаемого кресла.) Присаживайся… Вновь одинок и безутешен… Вот что случается, когда застреваешь между фазами бытия-небытия.

БРАНДТ (резко).  Подавись своими полированными сентенциями! Что ты знаешь обо мне!

ВИРУС.  Я не мог в тебе так ошибиться, великий Отказник!

Звучит музыка.

БРАНДТ. Я начинаю что-то видеть… какие-то контуры… Неужели это ты?..

ВИРУС. Тебе мало моего запаха? Он первичен…

БРАНДТ (кричит). Нет, сгинь! Я должен был сперва увидеть Ханни!  Только она придаст мне сил! Только она сущность моей вселенной. Там тебе нет места.

ВИРУС. У тебя отшибло память. Забыл, что женщина – мое продолжение, моя муза.. Она стояла у истоков…

БРАНДТ (с силой). Не клевещи — ты и Ханни!..  Вот это подлинное богохульство!

ВИРУС. Захлебнулся в любви… Да ты прямо заряжен ею! Пусть так… Лишь гнусные карикатуры представляют меня ее противником. О, жалкие болваны! Это же Он алчет от вас сыновней любви. А я всегда склоняюсь к страсти… Лишь провидцам  дано ощутить меня  в гомосексуальном ключе. Для мужчин я кажусь их собратом… Женщинам, чувственным натурам, являюсь во снах их подобием… Любовь и зло сплелись воедино в моей натуре! Они образуют  канат, натянутый до звона. Следите за мыслью – я толкую об астральном бисексуале…

БРАНДТ. Шаман,  за твоим  бормотаньем — пустота…

ВИРУС (резко). Это вокруг меня бездна! Космический мрак и холод, кишащий мелкой мразью, недоносками… Где герои?! Лишь схватка с ними омолаживает, бередит кровь, придает смысл деянию. О, Лотар, не разочаруй меня!

БРАНДТ. Уши закладывает от ваших причитаний! В них завистливая немощь провинциального паяца. Недотягиваете даже до репетиции, а тужитесь сорвать лавры премьера!

ВИРУС (задето). Так и слышу разглагольствования  ненаглядной женушки? Опоздали, мой друг… Для нее вы остались отставным дрессировщиком быдла. Так что на подиуме лишь мы вдвоем. Нам — овации и не станем  скатываться до слезливой мелодрамы.

Дальнейшие слова Брандта сопровождаются нарастающей возвышенной музыкальной темой.

БРАНДТ (отстранено). Мои пальцы касались ее лона, упругой кожи… Все остальное казалось дряблой протоплазмой, покрытой шелушащимся эпителием… Но восторг был недолог. Взрыв плоти, вспучившейся опухолью!..

Музыка сменяется резкими, режущими ухо звуками.

ВИРУС. Ладно, утрамбуйте свои воспоминания. Предупреждаю, из горелых спичек можно возвести лишь сгоревший домик.

БРАНДТ (задыхаясь). Тогда… тогда купите мою душу…

Пауза. Пальцы Вируса нервно постукивают по столу. Словно в такт им издалека доносятся приближающиеся звуки чечетки. Их сменяет  звенящая музыкальная нота. Резко обрывается.

ВИРУС. Наконец-то… (Переводит дух.) Ты же игрок, Лотар, сорви куш! А то мизансцена явно пробуксовывает.

БРАНДТ (отрывисто). Так по рукам? Или в мой дом водворился самозванец?

ВИРУС. Опять за свое! Так и норовишь представить меня голым бесом с трезубцем и огромным накладным фаллосом.

БРАНДТ. Не кокетничайте, князь тьмы! И не увиливайте от ответа –  так да или нет?!

ВИРУС. Ломишься в открытую дверь. Дай вставить слово…

БРАНДТ. Не говори, а действуй! В мире, обдуваемом злом  это раз плюнуть – снимай мой скальп, я готов! Освежевать героя – это же доза кайфа! И до следующего миллениума… Мое бессмертие, надеюсь, прилагается…

ВИРУС. Шляпу долой перед таким нахрапом! Словно змея в линьке  торопитесь выползти из себя.

БРАНДТ (кричит). Не медли – я твой! Доводи своим трофеем небесного завистника до инфаркта. А может не по нраву узор моей души?

ВИРУС. Да нет, ты, пожалуй, готовый продукт. (Торжественно.) Поднимись, дальнейшее слушается стоя…

БРАНДТ. И не подумаю. Я все еще у себя дома.

ВИРУС (зловеще). Я сказал — встань и замри… (Звук отодвигаемого кресла.)

Вот так… Цепляешься за дом, семью, привычки… Это всего лишь нарисованные знаки. Их запросто смоет время и в этом высшая свобода. Но перед этим ты обязан понять смысл страданий. (Не сразу, глухим голосом.) Гордись, на тебя выпал жребий. (Пауза.) С сотворения мира никто не слышал такого! (Страстно.) Я здесь, чтоб определить свою судьбу…  Да, именно свою, и мы разберемся с нею вместе с тобой!

БРАНДТ (обреченно). Сейчас я лишь усталое сырое дерево. Из меня не высечь огня. Найди подходящие дрова…

ВИРУС. А ведь только что хлопотал о своей первосортной душе… Так и быть, займусь ею, но вбей себе в голову – не для того чтоб досадить Ему! А теперь медитируй и внимай!.. Так вот, твои собратья давно превзошли меня по части зла. Гениальные последователи!.. Так что, в известном смысле, идея злодеяния уже не нуждается в авторе, ученики обскакали учителя. Я невостребован, я лишний  в этом бурлеске рукотворного зла!

БРАНДТ. Трудно быть изюмом в мешке с изюмом?

ВИРУС. Скажу в припадке откровения – сегодня в меня верят даже меньше чем в Него!

БРАНДТ. Я, кажется, прозрел!.. Так это ты безнадежно застрял в эпохе, где считают перья на ангелах! Так и знал, что  теряю с вами время, музейный экспонат.

ВИРУС. Брось свой скабрезный тон! Завладеть душой? – нет проблем. Любой продаст за безделицу, только товар измельчал… Я уже давно не копаюсь в отбросах..

БРАНДТ (сквозь кашель). Пересохло во рту, дай выпить. Я перестаю понимать…

ВИРУС (срывается на крик). Молчать! Умник… ты и впрямь ослеп, фигляр! Ну что делать с вашим племенем?! Объелись до оскомины яблоками, опробованными праматерью – несварение желудка!.. (Резко меняет тон.) Ладно, Лотар, я погорячился… с кем не бывает. (Щелчок зажигалки, звон бокалов. Взволнованно.) Пей дружище… затянись сигаретой… Все зависит от тебя, ты обязан вникнуть, заклинаю!..

БРАНДТ (дрогнувшим голосом). Голова идет кругом… Ханни, я готов на все! Ради тебя, моя жизнь… я пойду до конца. (Слышится завывание ветра.) Зыбучие пески… забивают мне глаза… Ты исчезаешь в небытие а я ничего не чувствую!

ВИРУС. Ну, ну не раскисай! Возьми себя в руки… очнись… Во мне спасение от гемофилии лишних чувств. (Взволнованно.) Я знал тебя другим.  Твоя душа станет перлом моей коллекции. Эта минутная слабость лишь трагическое несоответствие… Верни глобальный подход – я же обращаюсь к лидеру!

БРАНДТ. Только без лести…

ВИРУС. Мой визит – уже комплимент. А может  напомнить, как жрецами рекламы был возведен мировой храм, пред которым все учения – бред сектантов? Тебе же внемлют миллионы,  к твоим ногам брошены суверенитеты, выборы… Ты главный окулист этой глазастой протоплазмы либерализма! Президенты, магнаты и звезды  — без тебя они невидимки! Люди двигаются наощупь. Они блаженно бредят твоими галлюцинациями. Кто, как не ты, внедрил в них либидо  Потребления? О, как виртуозно сплочен мир в коллективном оргазме совокупления с химерой!! Брависсимо, поле битвы за тобой, кукловод!

БРАНДТ. Уступаю пальму первенства, коллега. Вижу ты из компании прожженных имеджмейкеров.

ВИРУС. Повторяю, я потерял нить событий, безнадежно отстал… Сегодня вы правите бал, мастера внушений. И тут вам нет равных! Этот мир уже не +нуждается в авторитетах. Он их творит. Наркотики, спецэффекты и виртуальные технологии подменили старые добрые чудеса.  А я… я всего лишь книжный персонаж, заложник догм и схоластов. Порой мой хвост теребят дошлые киношники да с десяток сект извращенцев… (Усмехается.) Вот, пожалуй, и весь электорат.

БРАНДТ. Ну и оставайтесь закладкой в книгах! Признаюсь, меня не волнуют проблемы твоего климакса.

ВИРУС. Брось, Лотар, мы же почти партнеры! Разве ты не заметил — руки уже занесены для подписей. Еще минута и мы поздравим друг друга с сделкой.

БРАНДТ. Тогда обозначь предмет соглашения.

ВИРУС. Изволь… Пусть я усох до элементарных начал и зовусь Вирусом… плевать! Единственное, что меня гложет это издевка судьбы. Дело моей жизни, мое зло имело цель, было понятным.  На равных сражалось с Его воинством. Я даже следовал эстетике. А что сейчас?! Оглянись вокруг – полный хаос, беспредел! Аморфное зло во имя бесхозного зла – разве в этом мое наследие? (Плюется.) В результате авансцену заполнил Абсурд!

БРАНДТ. Абсурд, говоришь… (Пауза.)  Он пострашнее любого зла.

ВИРУС Это  не убогий плагиат  – это подмена! Я не имею к этому юродству отношения. Нельзя стерпеть подобного надругательства!  Последний долг – преподать графоманам авторский мастер-класс.

БРАНДТ. И ты желаешь…

ВИРУС. Первый пункт – дай мне современный образ! Внедри в мир подлинного Дьявола и я посрамил суррогатных шутов!

БРАНДТ. Пункт два – тебе передается контрольный пакет акций моей души.

ВИРУС (пораженно). Что-о?..

БРАНДТ (спокойно). Не падай в обморок, это вопрос методологии. И добро пожаловать в современность!  Входи в образ…

ВИРУС (оживленно). Да, да и он будет угоден миру! Эти лунатики кормятся с твоих рук.

БРАНДТ (деловым тоном.) Теперь о деталях. Итак, моя душа акционирована. Но оставшийся реестр сохранится за владельцем, то есть за мной.

ВИРУС.  Все равно это широкий жест. Выходит я  твой должник.

БРАНДТ. Как сказать… Ты еще не услышал о своих обязательствах. Сделку скрепляют взаимные гарантии.

ВИРУС. Все что пожелаешь! А теперь выпьем — мне нравится твоя хватка!

БРАНДТ. Ты не разочаруешься в партнере. Шампанское последует за подписью. Есть возражения?

ВИРУС. Честно говоря, я не разобрался, кто кого совращает. Но ладно, считай это рудиментом моей старомодности…

БРАНДТ. Времена меняются, я не Фауст. Оторвись от клише…

ВИРУС. Не придирайся к словам. Я дошлый ученик.  Все схватываю на лету.

БРАНДТ (медленно). Тогда встань… и запоминай каждое мое слово.

ВИРУС. Ого, Меняешься на глазах!  К тебе еще не вернулось зрение?

БРАНДТ (твердо). Оставшиеся акции идут в уплату за Ханни. Я так решил!

ВИРУС. Ты спятил?  Это не по правилам  —  душа индивидуальна!

БРАНДТ. Разве мы здесь чтоб их соблюдать? Тебе стартовать в эпоху святотатств.

ВИРУС. Поверь, Ханна сама позаботиться о себе.

БРАНДТ (упрямо). Итак, за тобой ее блаженство. (Пауза.) Здесь и со мной. 

ВИРУС. Лотар, не спеши… Ведь я забочусь о тебе.

БРАНДТ (резко).  Это не предмет переговоров, астральный бисексуал.

ВИРУС (задето). Тебе решать. Я лишь демонстрирую «человечность».

БРАНДТ (холодно). Спокойнее иметь тебя врагом. И потом, в делах дружбы нет. Разливай шампанское.  Мы выходим на финишную прямую.

Звук бокалов.

ВИРУС (сокрушенно). Жаль, я так гордился твоим Отказом! Готовился вручить ключи от земного Рая.

БРАНДТ.  Я не нуждаюсь в твоих отмычках.

ВИРУС. Да, выходит, зрение подвело и меня. В последний раз спрашиваю  —  ты настаиваешь на этой… детали?

БРАНДТ. Только Ханни  —  это ответ на дальнейшие вопросы. И не смей называть ее деталью!

ВИРУС. Не кипятись… ты пролил вино. Я лишь уточнил.

БРАНДТ. Поднимаю ставку! Обязуюсь доставить тебе ворох первосортных душ. Коллекционные экземпляры… «бренднейм»  —  оптом и в розницу. Твой дилер гарантирует высший пилотаж менеджмента! Ты не прогадаешь! Только… только прими мои условия и… и никогда не произноси ее имени. Это выше моих сил…

ВИРУС. Что ж, по рукам, партнер! С судорогами покончено. Шампанское!.. (Усмехаясь.) Закуси виагрой  —  она тебе подойдет.

БРАНДТ (раздраженно). Думай, что говоришь, когда говоришь, что думаешь!

ВИРУС. Только без обид. Осваиваю современный стиль. Будь снисходителен к напарнику. Мы оба временно не у дел.

Движение в комнате. Входит Ханна.

ВИРУС. Кого я вижу! У нас гостья, Брандт.

ХАННА. Я здесь еще и хозяйка.

ВИРУС. Добро пожаловать, Ханна! Мы заждались…

ХАННА. Вирус, извините за опоздание. Все нормально?

ВИРУС. Отлично, все обговорено по полной программе.

БРАНДТ (пораженно). Вирус?!.. Так вы знакомы?

ХАННА (как ни в чем не бывало).  Милый, я тебя не узнаю! Ты в одночасье поседел.

БРАНДТ. Не прикасайся к моей голове!

ХАННА (ласково). Бедненький… ты столько пережил. Волосы сходят прядями. Но ничего, самое страшное уже позади.

ВИРУС. Стресс, Ханна, стресс… Теперь это, кажется, так называется. Он оправится. Главное, что найден общий язык.

ХАННА. Рада, что вы довольны выбором. Моя рекомендация оправдалась.

БРАНДТ (кричит).  А-а!.. Кто-нибудь обьяснит мне, что здесь творится?!

ВИРУС ( Ханне). Присаживайтесь, возьмите бокал, дорогая. Вот мы и вместе. Прямо семейная идиллия. Шампанское, тост!.. За сплочение!

Звон разбитого бокала.

ХАННА.  Лотар, ты напугал меня… порезался. Дрожат руки…

БРАНДТ. Выходит вы заодно.

ВИРУС (добродушно). Только так и должно быть. Доволен я и, главное, Ханни переполняет счастье. Если б ты мог видеть, как сияют ее глаза!

БРАНДТ. Замолчи!

ВИРУС. Кажется, ты негодуешь. Это уже каприз. Вспомни мои условия. Скрупулезное исполнение пунктов  —  правила игры. Дорогая, видела бы ты, как супруг самоотверженно отстаивал твои права  на счастье.

БРАНДТ. Ханна, повтори… Я хочу слышать ответ от тебя. О, нет, не могу!..

ХАННА. Лотар, ты принимаешь все близко к сердцу.

БРАНДТ. Прекрати, в твоих устах упоминание сердца  —  кощунство!

ВИРУС (Ханне). Отойди, он в шоке. Позволь мне… (Откашливается.) Думаю, надо прояснить ситуацию. В двух словах  —  когда-то мы нашли друг друга. Отношения перешли в нежную дружбу. А я опекаю своих друзей. Твоя жена тонкое существо. Она переполнена возвышенной поэзией., нуждается в понимании…

БРАНДТ. Как ты могла! (Про себя.) Болван, болван… каким же слепцом ты прожил жизнь! (Вирусу.)  Изверг, во что ты ее превратил! Безвольная кукла…

ВИРУС. Лотар, выслушай! Она добровольно пошла на этот шаг. Упрашивала… и я не смог отказать женщине.

БРАНДТ. Так я тебе и поверил, негодяй!

ВИРУС. Не будь клиническим идиотом! Повторяю, вопрос души  —  индивидуален. И она не прогадала. Не правда, Ханна?

БРАНДТ (мучительно). Зачем ты вернулась? И ты, Вирус… продолжение моего кошмара. Я же решился, уже покидал мир… Мог избежать этого ада. Ну спасибо, Сатана! Вот, что ты мне уготовил!

ХАННА. Мне уйти?

ВИРУС (повелительно). Останься! Так дела не делают, Брандт. Я доверился… моя судьба в твоих руках. Ханна заверяла  —  ты держишь слово. (Сурово.) Я не допущу переигровки. Мосты сожжены!

ХАННА. Он так не думает. Правда, милый?.. Ты все еще любишь меня. Во имя своей Ханни…

БРАНДТ (кричит). Ханни? А кто это такая? Подружка беса? Вирус, кем ты явился перед ней  —  нежной подругой утешительницей? Сердечной страстной зазнобой? Сука, ты изменила мне… и с кем! Отвернись и не приближайся…

ХАННА (медленно). Смотри мне прямо в глаза. Зрачки расширены… Это я, твоя жена, очнись! Да ты все видишь! Мои поцелуи распахнут твои глаза.

ВИРУС. Браво, Ханна, он прозрел! Что ж, еще раз окинем взглядом друг друга. (Брандту.) Ну что, не такой уж я монстр… Ханна, можешь продлить эту мысль.

БРАНДТ (сдавленным голосом). Да, теперь вижу  —  она ужасней…

Ханна истерично смеется.

ХАННА. И я за него ручалась!

ВИРУС. Только без семейных сцен. Лотар уяснил  —  я забираю лишь избранных. Он должен гордиться женой.

БРАНДТ.  Ты что-то твердил о любви. Вычеркни эту химеру из лексикона. А лучше  —  укрась ею вход в Преисподню. Теперь там обитает Ханна.

ВИРУС. Приблизься к ней…  тебя же тянет… Она сделает все, что я скажу. Правда, дорогая?

ХАННА (вкрадчиво, Брандту). Да, милый, да!.. Я снова с тобой… навсегда, навсегда!..

ВИРУС. Полегчало, Лотар? Ну, ну… ты уже оттаял. (Приторно.) Будем милосердны, научимся прощать… Вам внушали это с детства. А вот теперь слышите это от меня. Времена меняются, «Фауст»…

ЛОТАР (подчеркнуто).  Хозяйка, налейте шампанское своему гостью.

ВИРУС (игриво). Гуляем!.. Как там с миллениумом? Откройте окна.

Слышны разрывы петард, залпы фейерверка.

ХАННА (радостно). Он в разгаре…  все не угомонятся!

ВИРУС (смеясь, Брандту). Не хандрите, мой друг. Будущее за нами. Эти черви еще не знают, что их ожидает. Ха-ха, относитесь ко всему с юмором. В отличии от небесного Ханжи у меня с этим все в порядке. Включим телевизор, посмеемся на славу.!

БРАНДТ. Ну же, Ханна, не заставляй ждать благодетеля!

Щелчок тумблера, телевизор включен.

ГОЛОС ДИКТОРА (взволнованно). Мы прерываем прямой репортаж с празднования миллениума. Сенсационное сообщение! Только что ведущие агентства передали «молнию». Она взбудоражит мировую общественность, вызовет переворот в наших представлениях о церковных догмах! (Диктор откашливается.)

Извините, я очень взволнован… Обнаружены манускрипты… Ученые квалифицируют их, как достоверные протоколы древнего

Вселенского Собора, установившего наличие души у женщин. Да, да, дамы и господа, не падайте в обморок! Сегодняшняя очевидность когда-то была предметом жарких споров. Так вот, постановление Собора опротестовано! Хроники свидетельствуют о подтасовке голосования! Неужели христианство отброшено к религиям, отрицающим женскую душу?! Разумеется, впереди кропотливый анализ, подобный исследованиям кумранских свитков…

Грохот в комнате. Телевизор умолкает.

ВИРУС (в бешенстве). Несите свои анализы в больницы!  Чудовищная мистификация, розыгрыш!..

БРАНДТ. Спокойнее, Мефистофель. Надеюсь, чувство юмора тебя не подводит.

Ханна нервно хохочет.

ХАННА. Не слушайте этот бред! Эфир забит чепухой.

ВИРУС. Нет, нет, все не так просто…  Мир буквоедов и фарисеев! Прозрейте вновь, Брандт! Неужели не видно  —  чудовищен сам факт голосования. Сакральные начала обращены в балаган словоблудия!

ХАННА (Вирусу). Что с тобой  —  это лишь домыслы.

ВИРУС. Меня обставили! Меня, Люцифера!.. Женщина, моя муза… Выходит я швырял полные горсти  блаженства в пустоту! Издевка, прибереженная к миллениуму… Вот тебе, Лотар, апофеоз Абсурда! Нет, им не затянуть меня в его воронку!

БРАНДТ. Это только начало. Готовься, тебя вгонят в гроб! Ты оказался слишком хрупким для наших дней.

Нарастает музыкальная тема Дьявола.

Ханна близка к истерике.

ХАННА (Вирусу, нервно). Не покидай меня, мой господин! Душа, подтасовки  —  бред ничтожеств! Ты спас меня, освободил от страхов, дал радость свободы. Я была никем  —  ты родил меня заново!

БРАНДТ. Ханна, опомнись! Он околдовал тебя.

ХАННА. Тебе не понять, Лотар. Лижи им зад и мусоль свои серебренники. Торгуй маскам вещей, сутенер товаров! Только Люцифер собрал меня воедино и вернул самой себе. Слава ему!..

ВИРУС. На колени, тварь! Ползи к мужу. Брандт, не смей расторгать сделку! Я жажду мести!

БРАНДТ. И я тоже! Ты отнял у меня все… В твоем бокале вместо вина кровь!

ВИРУС (страстно). Не продолжай, она вся твоя… как прежде! Ты же любишь ее… любил. Все вернется, вот увидишь!

БРАНДТ (мягко). Ханни… девочка, встань… Не терзай это тело, Люцифер!

ВИРУС. Владей им  —  и это всего лишь задаток. А теперь дерзай, запускай меня в мир!

БРАНДТ. Да, решается твоя участь. Ты с этого начал…

Распахивается окно. Комнату наполняют праздничные звуки                миллениума.

Выгляни наружу… все довольны. Неужели в этой вакханалии самодовольства ты возомнил разглядеть смысл! Актеры несут отсебятину. Им давно наплевать на автора. А, впрочем, поступай как знаешь…

Звуки праздника усиливаются, заполняют комнату. Слышен отдаленный смех. Потом все резко обрывается. В дальнейшем Вирус говорит медленно, с трудом произнося слова.

ВИРУС.  Теряю терпение… На этот раз ты прав. А правда  —  единственный актер, который не нуждается в паблисити. (Пауза.)  Навсегда покину эти +праздничные руины… Мне все здесь чуждо… я не участник  фарса.  Но мое проклятье начнется с вас. Вам барахтаться в клоаке бессмыслицы! И не надейтесь на Его помощь. Кто, как не благой Самодур учредил невыполнимый канон а потом ретировался! Поверьте, этот Чистоплюй способен лишь обдать ваш род холодным презрением. А мне найдется, чем заняться. В конце концов Земля  —  лишь крупинка в песочных часах Вселенной.  Прощайте…

Уходит.

БРАНДТ (медленно). Он ушел… И с ним тошнотворный запах.

Удаляющийся звук чечетки.

 Его явление, как разрез бритвы. Лезвия уже нет, а разрез все длится, длится… (Пауза.) Я до сих пор не разобрался, кто это был. Что у него на уме?.. (Пауза.) И я не знаю, кто я теперь… кто ты?.. Главное, что мы вместе. Комната проветрена, закрою окно. Здесь ледник…

Звучит поначалу еле слышно, потом чуть громче, мелодия колыбельной из оперы «Порги и Бес».

(Заботливо.) Он не вернется… Сейчас станет теплее. Милая, тебя всю трясет! Иди ко мне… на руки. Это я, твой Лотар… Ну, ну, все в прошлом…  похороним этот кошмар! Лишь ты да я… Начнем все с большого нуля. Спи, моя хорошая… Рядом Сказочник. Когда-то людям нравились его грезы. До +утра он будет читать твои стихи о любви. Никудышный чтец, он помнит их наизусть. Эти слова не нуждаются в масках. А знаешь  —  я только сейчас это понял  — ты писала про нас .

С шумом распахивается окно. Врываются радостные звуки миллениума. И тут же их перекрывает отчаянный крик Брандта.

 А-аа!.. Нет, Ханни, нет… я так люблю тебя! Еще минуту… помедли!..

Глухой звук падающего тела.

Она мертва…

Грохот в комнате.

Злорадный болтун, все-таки украл добычу! Проклятье сбывается! Возвращаю его, где бы ты ни был! (Пауза.) В моих руках лишь кусок льда…

Из окна доносится гул возбужденной толпы, чей-то хохот. Праздник продолжается…

К  О  Н  Е  Ц

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00