20 Views

Шлепаю по занимающим всю улицу лужам. Зачем? Потом придется сушить носки и отогревать в теплой воде окоченевшие ноги.  Знаю.  Но шлепаю.  Назло.  Кому?  Не знаю.  Какая разница?
   Из заднего кармана джинсов вывалилось мое Здравомыслие, звучно шлепнулось об асфальт и, переваливаясь, упрыгало куда-то, поднимая радужные брызги. Дернулась  за ним.  Поскользнулась. Упала.  ( Теперь придется сушить еще и джинсы ).  Надо было положить его во внутренний кармашек и застегнуть молнию. А ну и черт с ним. Замерзнет, вымокнет и вернется. Будет просить прощения  и теплой батареи. Не дам! Потому что на батарее не поместятся сразу носки, джинсы и Здравомыслие. Значит, Здравомыслие останется мокрым.  А без него даже лучше! Можно будет шлепать по лужам, ходить пешком и плевать в небо, думая, что от этого на далекой звезде вдруг пойдет дождь.  И, главное, никто не скажет: «Глупо», потому что Здравомыслия уже нет.
   Кто-то потрепанной, изъеденной молью шерсткой трется о мою ногу. Неужто вернулось?  Нет. Это, оказывается, чье-то чужое. Иди отсюда. Не хватало еще тебя на мою голову.
   Ой, смотрите, чьи-то забытые крылья и нимб. Чур, мне! Ну, как, идет? Здорово! Смотрите. Ведь здорово! Да? Ну, давай, работай. Эй, ну работай же! Ну, пожалуйста!!! А-а-а, они сломаны… Вот здесь винтика нету,  и ключик, которым их заводить надо, наверное, тоже потерялся… И нимб не светится… Батарейки сели? Нет.  Батарейку можно поменять. Тут лампочка перегорела. Да! В кои-то веки повезло! Ну, конечно… Надо было сразу догадаться. Хорошее бы с неба не выкинули. Погрозила небу кулаком. Для верности еще и плюнула. ( Может,  у них там ураган будет ).  Что им здесь, помойка, что ли? Совести нет.
   ( — Кстати, о Совести ).
   Ну что? Откуда я знаю, где она? Она еще зимой удрала. Ну, когда я ее в снегу мыла. Что значит – плохо мыла? Хорошо. Еще как! В снегу помыла и в проруби сполоснула. Откуда мне было знать, что она меня за палец укусит и драпанет. Палец, кстати, до сих пор болит. Ну-у, когда о Совести вспоминаю, сразу болит. Да честное слово, не знаю я, где она прячется. Это к ней  сейчас Здравомыслие по лужам на свидание ушлепало. Да как я у него спрошу, когда оно вернется? Нет, сушить я его не буду! Не буду! Для этого придется остаться в мокрых джинсах. Не нужна мне Совесть, если я буду в мокрых джинсах.
   А вон  чужое Здравомыслие подбежало к  какому-то толстому господину в очках и с кейсом. Подхали-и-и-имничает…  Фигушки!  Он все сосиски уже сам съел. И батарея у него маленькая. Еле-еле носки помещаются. На что оно надеется? На Внутренний Голос? Да у такого типа он только и умеет говорить: «Никому не давай свои сосиски!» Эй, глупое, он же тебя даже кормить не будет. Убежало… Неопытное еще. Ладно.
   А где же мой Внутренний Голос? Эге-гей!  Эй, ты где? А-а-а, вспомнила. Он же замерз в мыслях какой-то ворчливой тетушки в троллейбусе. ( Хорошо, что Здравомыслие убежало к Совести. Теперь буду ходить пешком. )  С тех пор он охрип и заболел ангиной. И на вопросы лишь тихонечко так хрипит в ответ. Больно смотреть на него, обмотанного клетчатым шарфом по самый последний рыжий завихрень на макушке. Совесть знает, как его вылечить… Черт, где же шляется эта бессовестная тварь? Я же ее просто помыть хотела! А то, видите ли, оттого, что она грязная, можно меня будить по ночам. Эй, ну не хочешь возвращаться – не надо. Не хватало еще, чтоб я на тебя сосиски тратила. Просто помоги Внутреннему   Голосу. Вы же дружили!  Тоже мне – Совесть!..
   Ой, а вон побежало Сумасшествие. Давно хотела его словить. Где  мой большой сачок? Где? А-а-а!!! Нет, ну обязательно надо вспомнить, что я его порвала об острый край крыши, когда лазила зачерпнуть звездного света для коктейля. ( Вот уже неделю хожу трезвая ). И чем сейчас ловить Сумасшествие? Увидеть Сумасшествие – хорошая примета. А если его пригласить в гости, накормить и дать посидеть на батарее, то оно может родить тебе маленькое Счастье. Конечно, только маленькое, но если за ним хорошо ухаживать, оно вырастет.  Ради этого можно потерпеть и мокрые джинсы. Черт, сейчас бы сачок!.. Побежала за ним по лужам.  Оно что специально выбирает самые глубокие? Опять упала. И сейчас  в самую глубокую. Конечно, без сачка его не поймаешь. (Пусть в следующий раз меня  ломает без коктейля, но на крышу я не полезу ).  Приду домой, обязательно заштопаю сачок. И джинсы теперь хоть выжимай…  А  что? И выжму! Снимаю через голову джинсы. ( А мне так удобнее. Здравомыслие-то ведь смылось! ) Да-а-а…  Водички много…
   Что- то очень липкое ползет сзади по спине. А-а, это толстый господин с кейсом и в очках смотрит. Иди, иди! Нет, одной сосиски мне будет мало. Мало, я сказала! Да иди уже! Даже свое Здравомыслие прокормить не можешь…
   Подбежало Детство. Запрыгнуло на шею. Стало изо всех  сил теребить за уши  и кричать: «Побежали кататься на радуге!!!» Ага, счас!   Прошлый раз, когда я с ним каталась, я потеряла Честь, Достоинство и Гордость. Их дома надо было оставить, а не рассовывать как попало по карманам.  Вот и  выронила из поднебесья. Нет,  я  не  буду с тобой сегодня  кататься!  Не буду!  Уходи!
   Опять что ли в небо плюнуть? Может, у них там и вправду ураган будет. Поскидывают с неба чего-нибудь полезного. Ой, снова крылья! А-а, это те же, без винтика. А если их домой взять и винтик прикрутить? Нет, не умею… Да и не выбросили бы их с неба, если бы их починить можно было. Отправили бы гуманитарной помощью в ад. Эх, если б точно знать, что у них там ураган будет…
   Что-то закопошилось в сумке.  А, это продрала глаза Бессонница. Нашла время. А как хотелось с ней ночью за жизнь поговорить… Так нет! Она дрыхла. Пришлось лезть на крышу за звездным светом, чтобы напиться. А если б она не спала, я бы на крышу не полезла и сачок бы не порвала. И сейчас бы у меня уже было маленькое новорожденное Счастье. А еще – Бессонница! Сейчас тебя не нада. Не нада, я сказала! Спи давай! Поворочавшись в сумке, она снова уснула,  перед этим от души вымазавшись моей зеленой помадой. Подарить ее что ли тому господину в очках и с кейсом? Ее ведь кормить не нужно. Она ж дрыхнет целыми днями. Нет, она ж все-таки разговаривала… Может, это период спячки. ( Так я и знала, что она бракованная. И нос у нее почти всегда горячий. )  Ладно, потом отдам. А вдруг она от запаха сосисок просыпается! Я ж не пробовала никогда!  Пойти что ли  сосиски варить? Может, и Здравомыслие с  Совестью прибегут. Она ж тоже где-то голодная сидит. ( Толстый господин в очках и с кейсом ведь ее не покормит. И ворчливая тетушка из троллейбуса сосисок не даст. )
   А может, на запах сосисок прибегут и мои потерянные Честь, Достоинство и Гордость. Но тогда их надо будет положить в сундучок и закрыть на ключ.
   Интересно, а Внутренний Голос любит сосиски? Они ж, когда горячие, могут и от ангины вылечить. Я так думаю. И тогда мне не нужна будет никакая Совесть. А потом…
   Черт! Наверное, та лужа была не самая глубокая. Тут уж просто так джинсы не выжмешь. Да еще и толстый господин снова уставится, а у него батарея  маленькая.  Еле-еле носки помещаются…
   Побегу домой, пока Здравомыслие не вернулось и не забило себе место на батарее. Высушусь. Заштопаю сачок. А потом снова побегу ловить Сумасшествие. В это время года у них активный период. С сачком ведь оно куда проще… Это ж сачок! Тем более, что он работает. У него все винтики на месте. Он просто порван. Его просто надо заштопать. Да! Побегу. Хотя… В небо что ли еще раз плюнуть? Э-эх…  С сачком оно куда проще…

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00