18 Views

Эта история началась с того, как Алессандро — высокий черноволосый юноша — шел по улицам Флоренции с маленькой черной шкатулкой в руках. Увидев над крышами домов верхушку собора Санта Мария дель Фьоре, Алессандро перекрестился. В этот момент он просил у Девы Марии благосклонности девушки по имени Андреа, на день рождения к которой он и направлялся. Алессандро посмотрел на часы, и после этого уже больше не замечал ни узких улиц, ни толстого булочника Джакомо, ни картин старого Джотто, выставленных в бесплодной надежде на случайного покупателя. Самого художника, впрочем, юноше пришлось заметить, когда тот преградил ему дорогу и сиплым голосом предложил купить одно из его творений. Алессандро с некоторым даже удивлением оторвался от своих мыслей, посмотрел на старого пьяницу, и, ничего не сказав, поспешил дальше.
Андреа, открыв дверь и увидев Алессандро, очень обрадовалась, ведь он ей тоже был очень симпатичен.
— Поздравляю тебя с Днем рождения! — Сказал Алессандро, когда вошел, и отдал шкатулку девушке.
— Ой, как здорово! А что там?
— Это пудра.
— Пудра?
— Да. Но не простая, а волшебная, — Алессандро улыбнулся, а Андреа рассмеялась,
— Волшебная?
— Да. Когда эта коробочка закончится, вся пудра вновь соберется и превратится в гусеницу…
— В гусеницу? Фу, какой ужас!
— …которая затем станет бабочкой.
— Забавно! Это правда?
— Ну конечно, правда! — юноша состроил обиженную мину.
— Подожди, — Андреа слегка нахмурилась, размышляя. — А где она соберется, если я буду ездить по всей Италии? — дело в том, что Андреа была начинающей, и очень перспективной (по мнению Алессандро) певицей.
— Хм, скорее всего, бабочку надо будет искать в том городе, где ты впервые напудришь свой носик из этой коробочки.
— А как я ее узнаю?
— По крыльям. На них будет изображена карта тех мест, в которых ты побываешь за это время.
Тут Андреа не выдержала, и звонко рассмеялась:
— Врунишка! Признайся, ты все это выдумал!
— Вовсе нет…
— Вру-ниш-ка! — упорствовала девушка, открывая шкатулку.
— Вот увидишь! — сказал Алессандро, любуясь, как Андреа подбегает к большому зеркалу, обмакивает в пудру кончик кисточки и, откинув изящной ручкой длинные волнистые волосы, припудривает свое и без того гладкое бархатное лицо.
— Хорошо! Мы заключим с тобой пари. Если через год, когда закончится эта шкатулка, ты найдешь мне бабочку с картой Италии на крыльях, то я… — Андреа на секунду задумалась.
— Ты станешь моей женой, — неожиданно для самого себя выпалил Алессандро, и густо покраснел.
Андреа так растерялась, что смотрела на юношу, не в силах вымолвить ни слова. А он, вдруг разом преодолев всю свою робость, подошел к ней и, взяв за плечи, повторил, уже вопросительно:
— Станешь моей женой?
— Да… — только и смогла произнести девушка, но тут же встрепенулась, выскользнула из его рук и уже озорно заявила:
— Но только когда ты принесешь мне бабочку!
— Но…
— И никаких «но»!
Через месяц Андреа заключила контракт с известным продюсером, а уже через полгода начались ее первые гастроли по Италии. Из разных концов страны к Алессандро прилетали ее послания по электронной почте:
— Сегодня я пудрилась рядом с падающей башней! Алессандро, обязательно съезди и посмотри на нее! Это же недалеко от тебя — каких-то семьдесят километров!
— В Сан Ремо мы выступать не собирались, но я уговорила Луиджио организовать здесь концерт (специально, чтобы оставить здесь щепотку пудры!)
— О, Милан! А я еще когда-то считала, что Флоренция — огромный город! Ты бы видел, какие тут высоченные здания! Один концерн «Пирелли» чего стоит!
— Когда мы летели выступать в Удине, я сбросила щепотку пудры над городом Пальманова — хочу, чтобы на моей бабочке была такая маленькая девятиконечная звездочка*
— Мы выступали в Триесте, а там рядом и Словения и Хорватия. Боюсь, как бы пудра случайно не попала на чужую территорию — мне лишнего на крыльях не надо!
Алессандро бесконечно радовался этим письмам, но и слегка огорчался — он-то полагал, что Андреа быстро забудет о пудре. Но она, похоже, загорелась этой идеей и искренне поверила в возможность чуда. Сам юноша не был так уверен в волшебных способностях розового порошка, и поэтому иногда с грустью ходил по улицам Флоренции, печально разглядывая картины художника Джотто, нюхая выпечку булочника Джакомо или слушая довольно веселые стишки своего друга Джованни, который любил иногда прогуляться с Алессандро. Тем более что кроме Алессандро слушать его стихи почти никто не соглашался.
Время текло быстро, как это всегда и бывает, пока люди молоды. Андреа продолжала гастролировать по Италии, и отовсюду, где бы она ни выступала — в Венеции, Риме, Падуе, Болонье, Сан-Марино, в Риме или Неаполе, Торре-дель-греко или Салерно, в Мессине, Палермо, Сиракузах, или еще в десятке разных городов и городков — отовсюду она посылала Алессандро электронные сообщения, в которых непременно упоминала о волшебной пудре.
Гастроли Андреа стали близились к концу, и из ее посланий стало ясно, что пудра тоже заканчивается. И вот настал тот день, когда она позвонила Алессандро и сказала:
— Ну, пудра кончилась, а я возвращаюсь во Флоренцию. Ищи бабочку, милый!
Итак, ровно год спустя после начала этой истории, высокий черноволосый юноша по имени Алессандро,  спешил на день рождения. И вновь, увидев над крышами домов купол собора Санта Мария дель Фьоре, он перекрестился. Правда, просил он на этот раз не только благосклонности, но и чего-то большего…
— У меня для тебя два подарка, — сказал Алессандро, и протянул Андреа квадратный сверток.
— Ты же сказал два?
— Сначала открой этот.
Андреа развернула сверток и, увидев, что внутри, чуть не выронила: в простой деревянной рамке за стеклом красовалась бабочка с нежно-розовыми крыльями, на которых в мельчайших деталях была изображена карта Италии. Дыхание у девушки перехватило, и она не отрывая взгляда от бабочки, с трудом проговорила:
— Алессандро, милый, так это была правда! А я-то думала, что ты просто пошутил…
Нетрудно представить, что было в коробочке, которую Алессандро в это время держал в руках, как и легко догадаться, что произошло в этой истории дальше.
ЭПИЛОГ
Что такое любовь? Этим вопросом задаются уже многие поколения людей; художники и поэты, философы и композиторы, скульпторы и танцоры пытаются сформулировать, выразить кратко то, что чувствуют все люди на протяжении всей своей истории. Но чем бы ни являлось это странное чувство, одно, наверное, не вызывает сомнения: настоящая любовь невозможна без доверия. Ведь если бы не доверие, ничто бы не помешало девушке по имени Андреа усомниться в словах Алессандро, взять лупу и разглядеть микроскопическую подпись на правом нижнем крыле бабочки, которую просто не мог не поставить старый тщеславный художник Джотто ди Бондоне.
*С высоты птичьего полета город Пальманова выглядит как девятиконечная звезда.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00