32 Views

Что?

Противостояние

Привкус золота

Лисица, лисица водой золотистой
По тонкому снегу, неспелому в целом,
Несмело течёт в одиночестве белом,
Сшивая стежками поверхность батиста.

Волчица, волчица — вины обретенье
Без признаков лета — за призраком ночи,
Что солнцем помечен, луной позолочен,
Скользит безымянно, бесполою тенью.

Синица, синица запутала вязью
Расшитого воздухом следа паренья —
Канвой золотистой, своим опереньем
Осколки батиста в плетении бязи.

По снегу, по снегу, по ткани, по ткани,
Несмело-несмело, небесно-небесно,
По горизонтали, по краю отвесно
Падение привкусом прошлого манит.

Война льняного полотна

Три цвета глаз, отраженные в дождевой капле

Оберегая радугу, в руке,
В овале неразомкнутой ладони
Свернулся дождь, не выпитый никем,
Из радужки трехцветного бездонья.

Он спрятал отражение травы,
Но травы упоительно не правы —
Их цвет зеленый непрерывно вы-
Рывается из радужной оправы.

В нем осень, опасениям не вняв,
Рассыпала оранжевый опасно,
Рискуя краской рыжего огня,
Рисуя удивленье ежечасно.

Он влагой темно-синей напоил
До края грань округлости границы,
Играя цветом, и не хватит сил
Его докрасить кисточкой ресницы.

В ладони спит июльская гроза,
Мир заключен в зрачке, и если хочешь —
Не прячь в дожде намокшие глаза
И не храни в ладони холод ночи.

Сестра милосердия

Пробуждение бабочки

Проснитесь бабочкой из кокона руки,
Моргая крыльями, молчите, так как мы
Еще по-утреннему скованно немы,
А может губы чем-то заняты другим.

Проснитесь кошкой и, потягиваясь, нe
Спугните бабочку застывшую, пока
За ней крадется осторожная рука,
И гладит кошку по изогнутой спине.

Проснитесь птицей и спросонья хрипотца
Не помешает полусонного певца
Поймать с изысканною грацией ловца,
Не потревожив вашей кошки и лица.

Проснитесь мной, проснитесь нами и собой,
Проснитесь бабочкой у кошки на груди,
Проснитесь птицей  за окном, и я один
Проснусь для вас в интерпретации любой.

Бессонница

Сгорая, вечер сумерки разъял
На крошево сверкающих окалин
И тишиной лохматых одеял
Приник к окошкам обнаженных спален.

И там лежали мы, или не мы
На светом  увлажненных покрывалах,
Пропахнув ароматом томной тьмы,
В коростах ночи и закатах алых.

В прозрачной резервации зари,
В разгаре тел и их круговороте,
Завязывались узами внутри
Позывом пауз тех, кто был не против.

И те, кто не противился воде
Полуночных и полнолунных токов
Сходились в точку линиями, где
Их прижигала линия востока
Словами откровения  вершин
И вдохом обезволенного слога.

…А тонкие  субстанции  души
Томились отречением от бога.

Бессонны сутки привкусами сна,
Бесценны послевкусием бессонья.
Пространства снов беззубая десна
Жует слова с протянутой ладони.

Пластика лени

Ваша пластика лени статична,
Ваша статика рук – пластилин.
Ваша лень по утрам – симпатична
Апатичностью линий и длин.

Ваши паузы вдохов порочны,
Сон не солон печалью, и в нём
Ваше черное — вынежно ночью,
Ваше белое — выльнено днём.

Ваше плавное –  тёплые ниши,
Ваше тонкое – вьется волной,

Смысла нет быть неслышимо тише.

— Я пошёл. Закрывайте за мной.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00