156 Views

Глава 1.

Жила-была на свете одна женщина. Звали ее тетя Клава. Женщина она была хорошая и работящая, но очень несчастливая, потому что у нее не было детей. Работала тетя Клава целый день в одном небольшом магазине в самом центре нашего города. Рано утром она приходила в магазин, становилась за прилавок и продавала молоко, кефир, масло и прочие вкусные продукты. Тетя Клава так давно работала в этом магазине, что уже и думать ни о чем другом, кроме кефира, молока или творога, не могла. Все окрестные жильцы знали тетю Клаву в лицо и по имени и всякий раз, приходя в магазин, вежливо справлялись о ее здоровье. Но поскольку тетя Клава была женщина умная, то она всякий раз отвечала, что бог миловал, и все в порядке. Однако когда последние покупатели покидали магазин, и бородатый сторож запирал двери, лицо у тети Клавы становилось грустным и обиженным, словно у маленького ребенка. Вот поэтому-то тетя Клава часто оставалась за сторожа ночевать в магазине – уже больно ей не хотелось ужинать булочкой и стаканом кефира в маленькой квартире, где даже телевизора и то не было. Может, ты спросишь, почему у тети Клавы не было ни детей, ни телевизора, и я отвечу – когда-то давно, когда тетя Клава была молодая и очень красивая, совсем как твоя мама, малыш, у нее было много друзей, и все они хотели, чтобы тетя Клава, то есть тогда совсем еще Клавочка, обязательно вышла за них замуж и родила им много светловолосых голубоглазых ребятишек. Но дело было в том, что Клавочка училась в самом настоящем серьезном институте, чтобы стать большим специалистом по ветру, дождю и снегу. Когда Клавочка окончила институт, то сразу же уехала высоко-высоко в горы, где много лет жила выше облаков и наблюдала за тем, как рождаются ураганы, бесятся лавины и веселятся дожди. Там, выше облаков, тете Клаве вовсе был не нужен телевизор – утром она выходила на улицу, и весь мир лежал у нее как на ладони. Внизу, на земле, тетю Клаву, или, по-научному, Клавдию Петровну очень ценили и звали участвовать во всяких встречах, но тетя Клава не любила спускаться с облаков на землю. Время шло, и тетя Клава заметила, что ей звонят все реже и реже, и никто не приглашает ее вниз и не интересуется погодой на завтра или через год. Дом, где жила тетя Клава, к тому времени совсем пришел в негодность – у него прохудилась крыша, и через дырку к тете Клаве то и дело наведывались мокрые и сердитые дождевые облака, а один раз даже залетел маленький, но очень шаловливый ураган, который перевернул вверх дном все хозяйство. Вертолет, который привозил тете Клаве мешок с едой,  стал прилетать совсем редко, а потом и вовсе забыл, что тетя Клава живет в домике выше облаков, и тогда ей ничего не оставалось, кроме как самой стрелять из ружья голубей, ловить рыбу и собирать ягоды на горных склонах. Однажды с гор спустился самый большой ураган в жизни, который в одно мгновение разрушил домик тети Клавы и унес его остатки в соседнюю долину. Тогда тетя Клава впервые за много лет спустилась вниз и оказалась намного ниже облаков, где, как известно, жизнь очень отличается от нашей.
Как ни грустно говорить, но внизу тетю Клаву никто не помнил. Ее друзья давно уехали, погодой никто не интересовался, а сама тетя Клава ничего не умела делать, кроме как предсказывать то, что никому не нужно. Порывшись в библиотеке, усердные чиновники все же вспомнили, кто такая тетя Клава, и поселили ее в крохотной квартирке на первом этаже. Она была такая маленькая, что тетя Клава – а она была большая и сильная, потому что если долго ходить по горам и дышать облаками, поневоле станешь большим и сильным, — могла, сидя посередине комнаты, легко открыть дверь в кухню, чтобы помешать суп, или высунуться на улицу, чтобы поправить белье. В этой квартирке не было места для телевизора, если бы тетя Клава вдруг захотела его купить. Но тетя Клава не могла купить телевизора, потому что у нее не было работы, а значит, и денег, а без денег телевизор не купишь. Когда тетя Клава поняла, что в городе нельзя прожить без работы, стреляя голубей и собирая ягоды, то пошла в соседний магазин и сказала директору, что хочет продавать кефир и молоко, потому что они очень похожи на настоящие облака, только разлитые в бутылки. Конечно, сначала тете Клаве пришлось поучиться, но потом у нее стало получаться так хорошо, что директор разрешил тете Клаве надеть белый накрахмаленный халат и встать за прилавок. Покупатели полюбили тетю Клаву за то, что она всегда улыбалась и предсказывала хорошую погоду. Может, погода вовсе не всегда была такой замечательной, но уж молоко, если купить его у тети Клавы, не прокисало целую неделю, а кефир и в жару оставался прохладным. Так было, и это чистая правда.

Глава 2.

Итак, у тети Клавы не было ни телевизора, ни детей. Но, надо тебе сказать, тетя Клава не очень расстраивалась из-за того, что у нее нет телевизора, куда хуже было то, что в ее маленькой уютной квартирке не было слышно веселого детского смеха.  Детей ведь не купишь как телевизор и не заведешь, как рыбок в аквариуме. Поэтому тетя Клава с радостью оставалась ночевать в магазине за бородатого сторожа – тогда она могла прислониться носом к большим стеклянным витринам и смотреть на проходящих мимо людей, или кормить с рук кошку, которая жила при магазине, или слушать радио.
Вот и в этот вечер тетя Клава осталась за старшую. Когда захлопнулись тяжелые двери, и в витринах погас свет, тетя Клава села поужинать за прилавок. Больше всего тетя Клава любила пить кефир и кушать свежую белую булочку, потому что в горах у тети Клавы никогда не бывало свежего хлеба, а кефир напоминал ей о больших белых облаках. Тетя Клава только хотела присесть на ящик с кефиром, как вдруг ей показалось, что кто-то в ящике отчаянно машет ей рукой. Тетя Клава не очень хорошо видела, поэтому она наклонилась поближе и увидела… ты просто не поверишь, малыш, увидела крохотного голого мальчика, белого, как стакан с кефиром. Он бы легко уместился на ладони тети Клавы, если бы она хотела хорошенько рассмотреть его вблизи. Так она и сделала – протянула руку, и мальчик забрался к ней в ладонь. Тетя Клава поднесла руку к лицу, потому что все еще не верила собственным глазам.
— Ты кто, — спросила тетя Клава.
— Я – мальчик Кефирчик, — тоненьким голоском ответил мальчик.
— Первый раз слышу, что бывают такие чудесные мальчики, — сказала тетя Клава. – И откуда же ты взялся, мальчик Кефирчик?
— Из кефира, конечно же, — ответил мальчик. Твои слезы капали на пакеты с кефиром, а один из них оказался с маленькой дырочкой, и слезинки попали внутрь, а когда слезы капают прямо в кефир, то случаются настоящие чудеса – если слезы, конечно, настоящие.
Тут тетя Клава слегка покраснела – она думала, что никто не знает, как часто вечерами она плачет от одиночества. Ведь жить совсем одной в большом городе ужасно грустно, особенно, если ты никому не нужен.
— Ты плакала, плакала, вот мы и решили, что мне пора появиться на свет, — сказал мальчик Кефирчик.
— Мы, — удивилась тетя Клава еще больше. – Кто такие мы, — спросила она.
— Тетя Клава, ты задаешь так много вопросов сразу, а ведь я только-только родился, и мне очень нужна настоящая мама. Скажи лучше прямо, хочешь ты быть моей мамой или нет?
— Конечно, мой милый мальчик, — воскликнула тетя Клава. – Я с радостью буду тебе мамой, самой лучшей приемной мамой на свете, хотя я не очень знаю, как в таких случаях поступают настоящие мамы. А теперь я должна немного подумать по поводу того, что едят и пьют такие маленькие мальчики, как ты.
— Больше всего на свете я люблю кефир и свежие булочки, — сказал мальчик Кефирчик и тут же откусил небольшой кусочек булки.
Тогда тетя Клава налила ему полную крышечку кефира, и, пока он пил и ел, сшила ему из носового платка очень симпатичную рубашечку и шортики, ведь у него не было никакой одежды. Когда мальчик Кефирчик наелся, напился и оделся, он поцеловал тетю Клаву в щечку и улегся спать в постельку, которая получилась из красивой коробки из-под конфет и старых варежек. Заснул он сразу, а тетя Клава еще долго сидела и глядела на своего крохотного сыночка – ведь у нее еще никогда не было никого, чей сон надо было бы сторожить. И когда мальчик Кефирчик вздыхал во сне или неловко поворачивался в постельке, тетя Клава укрывала его варежкой и шептала на ушко:

Спи, спи, усни,
Глазки сомкни.
Детки все спят,
Дружно сопят.
Я тоже сплю,
Детку люблю.

Глава 3.

Следующий день у тети Клавы был выходной. Если ты не знаешь, что такое выходной, я тебе объясню, мой малыш: выходной – это такой замечательный день, когда твоим маме и папе не нужно идти на работу, и вы все время будете вместе. Вот и тетя Клава с мальчиком Кефирчиком стали хлопотать по хозяйству. Сначала они смастерили Кефирчику настоящую детскую кроватку: тетя Клава прибила к деревяннному ящику четыре деревянных колобашечки, потом сшила матрас и подушку и набила их шерстью. Мальчик Кефирчик сначала помогал ей забивать гвозди, а потом научился орудовать иголкой, да так ловко и аккуратно, что сам, без помощи тети Клавы, сшил себе пододеяльник и наволочку, а потом еще выходные штанишки и рубашечку. Тем временем тетя Клава вязала ему теплые шерстяные носочки, шапочку и свитер, чтобы можно было выйти на улицу. Потом тетя Клава распорола старую сумку и из нее сделала мальчику Кефирчику кожаную курточку, мягкие ботиночки и нарядные сапожки, вышитые цветными нитками. Мальчик Кефирчик ужасно обрадовался, потому что у него никогда не было таких красивых вещей. Но ведь маленькие мальчики, как, впрочем, и девочки, не могут жить без игрушек, и тетя Клава знала это, поэтому-то она скорее побежала в магазин и купила там маленький мяч, чтобы мальчик Кефирчик играл в футбол, машинку с моторчиком, чтобы он мог быстро-быстро ездить по всей квартире, а еще разноцветные кубики для того, чтобы строить дом. Теперь у мальчика Кефирчика была кроватка, одежда и игрушки, а еще посуда, которую тетя Клава смастерила из крышечек из-под кефира, настоящее махровое полотенце из обрезков и даже зубная щеточка из маминой туши для ресниц.
Игрушки и одежда, конечно, очень хорошо, но любой малыш знает, что настоящая мама обязательно читает ему хорошие детские книжки. И хотя тетя Клава очень давно читала детские книжки – еще тогда, когда сама была маленькой девочкой, она сразу подумала, что неплохо бы купить мальчику Кефирчику пару хороших умных детских книг. Но денег у тети Клавы больше не было, поэтому она стала читать стихи наизусть, и оказалось, что память у тети Клавы прекрасная, потому что все стихи и сказки, услышанные тетей Клавой в детстве, только того и ждали, чтобы появился такой мальчик Кефирчик, который очень любит веселые и грустные истории, были и небылицы, сказки и присказки.
Так в заботах прошел день, наступил вечер, а потом ночь. Тетя Клава накормила мальчика Кефирчика кефиром, поцеловала его в крохотный лобик и пошла спать – ведь уже завтра ей нужно было идти на работу. А мальчик Кефирчик лег в новую кроватку, укрылся одеялом из шерсти, и только его голова коснулась подушки, как он сразу же уснул.
Утром мальчик Кефирчик проснулся, когда тетя Клава ушла на работу. В одной крышечке было молоко, в другой – теплая гречневая каша, а на сладкое тетя Клава оставила чайную ложечку душистого меда. Мальчик Кефирчик позавтракал и решил отправиться на разведку – ведь это только для тети Клавы ее квартирка была маленькой, а для мальчика Кефирчика это был огромный дом, путешествовать по которому могло быть не только интересно, но и очень опасно. Поэтому первым делом мальчик Кефирчик выстрогал себе бритвой из щепки маленькую, но очень острую шпагу и только потом отправился в свое первое в жизни настоящее путешествие. Сначала он шел через гостиную, потом вышел в коридор и заглянул в ванную и туалет, а потом прогулялся до кухни. И если тебе, малыш, на все это достаточно десяти минут, то мальчику Кефирчику и его крохотным ножкам понадобилось почти два часа, чтобы обойти всю квартиру. Неудивительно, что в конце наш путешественник сделал остановку, или привал, чтобы основательно подкрепиться кусочком черного хлеба, который тетя Клава приберегла для своего маленького сыночка. Поскольку мальчик Кефирчик был любопытным ребенком, то ему очень захотелось залезть на стол и посмотреть в окно. Тогда он полез наверх по ножке табурета, потом схватился за край скатерти и влез на стол, со стола прыгнул на подоконник и выглянул в окно. Форточка была открыта, и когда подул сильный ветер, то сквозняк подхватил легкого мальчика Кефирчика и в одну секунду перенес его с подоконника в раковину. Бедный мальчик провалился прямо в дырку, через которую стекала вода, когда тетя Клава мыла посуду. На этот раз воды не было, и мальчик Кефирчик долго-долго падал вниз в темной трубе, пока не шлепнулся в воду. Он не ушибся, но очень испугался, хотя и был очень храбрым мальчиком для своего возраста. Где это я, — подумал мальчик Кефирчик, вставая на ноги. А был он под домом в трубе канализации, которая вела далеко за город. Вокруг шумела вода, и было очень темно и холодно. Как же я отсюда выберусь домой, — испугался Кефирчик и, хотя он был мальчиком, уже приготовился заплакать, как вдруг кто-то ткнулся в него мокрым теплым носом.
— Ай, — вскрикнул мальчик Кефирчик. – Ты кто? И он смело протянул шпагу в темноту.
— Это я, мышонок. Осторожно, не уколи меня, а не то я укушу тебя острыми зубами, — ответил кто-то.
— Мышонок, — удивился мальчик Кефирчик. А я – мальчик Кефирчик.
— Кефирчик? А ты такой же вкусный как кефир в пакетиках?
— Нет-нет, я совсем невкусный, — побыстрее сказал мальчик Кефирчик. А потом – я же мальчик Кефирчик, то есть не настоящий кефир.
— А-а, — ответил мышонок. – Тогда давай просто разговаривать. Ты что здесь делаешь?
— Я упал в дырку в раковине, — грустно вздохнул мальчик Кефирчик. – И теперь я не знаю, как отсюда выбраться. А ты?
— А я здесь живу, — сказал мышонок. – И еще знаю здесь все закоулочки, так что если хочешь, я покажу тебе дорогу домой. А ты угостишь меня чем-нибудь вкусненьким?
— А как же, — обрадовался мальчик Кефирчик. – У меня как раз оставалась вкусная- превкусная гречневая каша и немного молока в крышечке из-под кефира, но тебе как раз хватит, если ты, конечно, не очень большой.
— Я не очень большой, — уверенно ответил мышонок, — я совсем маленький, но быстро расту, как говорит моя мама. А гречневую кашу и молоко я очень даже люблю, поэтому скорее хватай меня за хвост и пойдем к тебе домой.
И мышонок быстро засеменил лапками по трубе. Мальчик Кефирчик крепко прижал к груди хвост мышонка и побежал вслед за ним. Мышонок бежал так быстро, что мальчик Кефирчик еле поспевал. Сначала они бежали по по воде, потом посуху, потом пролезли в очень узкую дырку и оказались… прямо в ванной комнате тети Клавы.
— Ух, — сказал мышонок. – И отпусти мой хвост, ты мне его чуть не оторвал, пока мы бежали.
— Извини, пожалуйста, — сказал мальчик Кефирчик. – Но я очень боялся потеряться в темноте.
— Тогда скорее показывай, где у тебя гречневая каша и молоко, а то я очень проголодался.
— Они в комнате, но я так устал, что и шагу не могу сделать, — вздохнул мальчик Кефирчик.
— Ладно,- рассмеялся мышонок, — садись на спину, и я довезу тебя быстрее быстрого.
Мальчик Кефирчик вцепился в мягкую шерстку мышонка и поехал верхом, как будто это была заправская лошадь. В комнате мышонок остановился, повел носиком и сразу нашел крышечки с молоком и кашей. Хорошо, что мышонок и вправду был очень маленький, а тетя Клава оставила столько еды, что хватило бы не на одного, а на трех мальчиков Кефирчиков, даже если бы все они были такими голодными, как мышонок.
— Спасибо, — сказал мышонок, когда досыта наелся. – Я еще никогда так вкусно не кушал. А теперь давай играть.
— А во что мы будем играть? – спросил мальчик Кефирчик.
— Ну, это очень просто. Давай будем кататься на твоей машинке, садись, а я буду тебя сзади толкать лапками. Или давай покатаем мячик. А хочешь, построим горку из кубиков и будем скатываться на спинке.
И так мышонок и мальчик Кефирчик весело играли до вечера, пока за дверью не послышались шаги тети Клавы.
— Ой, — сказал мышонок. Я лучше пойду, а то вдруг твоя мама боится мышей. Ты ей лучше ничего не говори про то, как ты упал в трубу и как мы с тобой выбирались. Она очень испугается и все равно не поверит тебе. Мне моя мама тоже никогда не верит. А еще она очень расстраивается, когда я рассказываю, куда я ходил и что делал, потому что она боится – а вдруг меня загрызет собака, или кошка съест, или крыса укусит. Ну все, я побежал домой, мама, наверное, уже волнуется.
— Эй, а кто такие эти собака, кошка и крыса, — спросил мальчик Кефирчик, но мышонок уже юркнул куда-то под стол и исчез.
В комнату вошла тетя Клава и улыбнулась мальчику Кефирчику. Конечно же, ему очень не хотелось расстраивать тетю Клаву, и он не стал рассказывать ей о страшном приключении в трубе и о дружбе с любопытным и смелым мышонком. А тете Клаве и в голову не пришло, что мыши прогрызли дырку под столом и приходят к ней в гости, а особенно часто – один любопытный мышонок, который спас сегодня мальчика Кефирчика.

Глава 4.

С того времени жизнь тети Клавы очень изменилась. С радостью бежала она утром на работу в магазин, и все покупатели радовались ее счастливой улыбке и добрым сияющим глазам. Правда, старый сторож ужасно расстроился – ведь теперь тете Клаве вовсе не хотелось оставаться на ночь в магазине, потому что дома ее ждал маленький чудесный мальчик Кефирчик. Конечно же, малыш, тетя Клава никому не рассказывала про мальчика из пакета с кефиром. Ну посуди сам – если ты вдруг расскажешь, что твой друг не больше мизинчика и жил когда-то в кефире, тебе никто не поверит. Вот и тетя Клава поступила очень мудро – никому ничего не сказала и сделала вид, что все осталось на своих местах. И только улыбка на ее лице могла бы поведать о том, как она счастлива. Но кроме старых покупателей да бородатого сторожа никто не замечал перемен в жизни тети Клавы, а на все расспросы тетя Клава отвечала, что у нее совершенно случайно обнаружились дальние-предальние родственники и среди них – маленький семиюродный племянник, для которого она покупала книжки и игрушки на свою скромную зарплату.
Теперь тетю Клаву как магнитом тянуло домой к мальчику Кефирчику, который терпеливо ждал ее прихода. Тетя Клава снимала обувь с уставших за долгий день стояния ног, садилась в уютное старое кресло, а мальчик Кефирчик взбирался на спинку кресла и начинал расчесывать пушистые цвета горных облаков волосы тети Клавы, а потом садился к ней на ладонь и рассказывал, что с ним  приключилось в ее отсутствие. Тетя Клава очень любила слушать истории мальчика Кефирчика, потому что это были удивительные, ни на что не похожие истории, которые могли произойти только с таким необыкновенным мальчиком, как мальчик Кефирчик. Взять хотя бы историю про огромных рыжих тараканов. Дело было так.
Однажды утром тетя Клава ушла раньше обычного, оставив мальчику Кефирчику молоко, хлеб и немного творога в крышечках-тарелочках. Мальчик Кефирчик проснулся, потянулся, умылся из пузырька и собирался было позавтракать, как вдруг обнаружил, что в крышечках было пусто. Не могла же тетя Клава в самом деле оставить его без еды, подумал он и решил отправиться в буфет на кухню. Напевая песенку, весело шагал мальчик Кефирчик по квартире, как вдруг ему послышалось странное легкое шуршание и топот множества маленьких ножек. Мы с тобой, малыш, ничего бы конечно, не услышали, но для такого маленького существа как мальчик Кефирчик, такой шум не мог остаться незамеченным. Мальчик Кефирчик насторожился, достал из кармана острый ножик, сделанный из гвоздя, и, как оказалось, очень вовремя – мимо него вдруг пронеслись два странных рыжих существа на тонких ножках с огромными и страшными усами. Существа бежали очень быстро и не обратили внимания на крохотного мальчика. Кефирчик никогда не видел тараканов живьем, но тетя Клава рассказывала ему про тараканов, досаждавших ей и бородатому сторожу в магазине, поэтому мальчик Кефирчик сразу догадался, что за нежданные гости пожаловали в дом. Но этим дело не кончилось – за двумя пробежали еще четверо, потом еще четверо, а потом – у мальчика Кефирчика даже волосы стали дыбом – из коридора в кухню побежало целое стадо прытких усатых тараканов. Нет, такого допустить нельзя, подумал мальчик Кефирчик и отважно ринулся вслед за вредителями. Куда там – на кухне паслось столько усачей, что никакому мальчику Кефирчику, даже если он был в три раза больше и в четыре раза сильнее, не удалось бы выгнать из дома такую ораву хулиганов. Они бегали по кухне, пили воду, собирали крошки, заглядывали во все щели и были заняты исключительно собой. Бедный мальчик Кефирчик – он тут же представил себе, как огорчится тетя Клава, и чуть было не заплакал, но вовремя сдержался и тихо вышел из кухни, чтобы хорошенько подумать о том, как выгнать из дома незваных гостей. Тут-то ему и пришла в голову замечательная идея. Мальчик Кефирчик забрался на подоконник и выглянул в приоткрытое окно. Прямо напротив, на дереве весело щебетали шустрые воробьи. Один из них заметил мальчика Кефирчика и сел на карниз.
— Привет, — сказал мальчик Кефирчик.
— Привет, — ответил воробей. – Ты кто?
— Я мальчик Кефирчик, сын тети Клавы
— Так ты человек? Что-то раньше я никогда не видел таких маленьких людей, — захихикал воробей. – По-моему, люди такие огромные и страшные, а ты совсем другой.
— Я не простой мальчик, я появился из кефира, — сообщил мальчик Кефирчик. И вовсе не все люди страшные – моя мама Клава очень даже красивая и добрая.
— Твоя мама живет в этом окне? – спросил воробей – тогда мы ее знаем – она часто крошит нам хлеб на карниз. Так уж и быть, не буду тебя есть, раз ты сын такой доброй и хорошей мамы.
— Так ты хочешь поесть? – обрадовался мальчик Кефирчик. — Это очень хорошо, у меня дома столько еды, что хватит на всех твоих друзей.
— Какая еда, говори скорей, — нетерпеливо зачирикал воробей.
— У нас на кухне целое стадо наглых рыжих тараканов – жирные, вкусные, и ничего не боятся, клюйте на здоровье, вот только окно пошире приоткрою.
— Ура, — крикнул воробей, — ребята, летите скорее, там море еды и никакой опасности.
Воробьи посыпались с дерева прямо на карниз окна и стали дожидаться, пока Кефирчик, упираясь обеими ногами в оконную раму, с трудом сдвинул с места тяжелую створку. Воробьи шустро протиснулись на подоконник и вмиг разлетелись по кухне везде, где только были тараканы. Уж очень они были увлечены едой и питьем и совсем не ожидали появления на кухне заклятых врагов–птиц. Воробьи ловко отправляли в клюв тараканов, в панике разбегающихся по углам. Не прошло и пяти минут, как на кухне не осталось ни одного таракана, даже самого маленького. Довольные воробьи хитро посмотрели на мальчика Кефирчика, и самый главный воробей-вожак важно протянул ему в клюве огромного полуживого таракана:
— Возьми, это тебе в благодарность за то, что мы смогли так хорошо и вкусно пообедать.
— Нет-нет, спасибо – поспешил отказаться мальчик Кефирчик – ведь он не ел тараканов ни на обед, ни на ужин. – Лучше скушайте его сами.
— И то дело, — согласился воробей-вожак. Если тебе будет нужна наша помощь, только свистни, и мы прилетим. А сейчас нам пора – не думаю, что твоя мама обрадуется, если она увидит на кухне такое количество непрошеных гостей.
И воробьи вереницей вылетели на улицу. Последним оказался воробушек, заговоривший с Кефирчиком. Сейчас он выглядел очень довольным и сытым. Склонив голову набок, он ласково погладил мальчика по волосам и сказал:
— Мне очень хочется тебя отблагодарить, но только я не знаю, чем. Может, тебе очень чего-нибудь хочется, а ты не можешь или не умеешь, тогда бы я с удовольствием тебе помог.
— Даже не знаю, — задумался мальчик Кефирчик. Разве что летать, ведь люди не умеют летать, как птицы. Как это – летать?
— Даже и не знаю, как тебе объяснить, — засмеялся воробей. – Лучше один раз попробовать. Знаешь что, садись-ка мне на спину и полетаем вместе. Уверен, тебе понравится, только держись крепче.
Мальчик Кефирчик осторожно сел воробью на спину и крепко обхватил руками его шейку. Воробей расправил крылья и быстро-быстро полетел вверх, мимо окна тети Клавы, мимо крыши, мимо деревьев, все выше и выше поднимаясь над домами. Бедному мальчику стал так страшно, что он закрыл глаза и прижался к теплой воробьиной спинке. Потом он осторожно приоткрыл один глаз, другой и осмелился взглянуть по сторонам. Город остался внизу  и лежал под мальчиком Кефирчиком как на ладони. Надо тебе сказать, малыш, что тетя Клава ни за что не отпускала своего сыночка гулять на улицу, потому что боялась, что его могут укусить, или заклевать или вовсе целиком проглотить, ведь он был такой маленький и беззащитный. Любая мама думает так про своего малыша, даже когда он вырастает большим и сильным, так уж устроены все мамы на свете. Кроме того, тетя Клава очень боялась, что кто-нибудь узнает про мальчика Кефирчика и украдет его, поэтому она ни разу не брала его с собой на работу или в магазин. Единственное, что оставалось, так это смотреть на улицу через оконное стекло, но ведь это совсем другое дело. Воробей пролетал над широкими улицами, по которым непрерывно ездили машины и троллейбусы, по тротуарам спешили люди, в сквериках мамы важно катили коляски с малышами, в парках играли дети, и весь мир казался Кефирчику сверху таким же маленьким, каким был он сам – люди не больше мизинчика, машины размером со спичечный коробок, парк не шире коридора в квартире тети Клавы. Но вот воробей стал снижаться и сел на дерево.
— Уф, устал немного, пора отдохнуть. Ты, конечно, очень маленький человечек, но лететь вместе все равно тяжелее, чем обычно.
— Конечно, мне тоже отдышаться нужно, ведь я сначала так испугался.
— Первый раз всегда страшно, — важно сказал воробей. – Когда мама и папа учили меня летать, я так испугался, что им пришлось вытолкнуть меня из гнезда, иначе я бы ни за что не полетел. Зато потом я так здорово наловчился, что стал летать быстрее своих братьев и сестер. Вот только немного посплю и полетим дальше.
Но не успел воробей засунуть голову под крыло, как вдруг над головой раздался свист крыльев. Мальчик Кефирчик поднял голову и замер от страха – прямо на них сверху пикировала страшная черная птица с огромным острым клювом. Воробей, хвалившийся своей быстротой, тут же вспорхнул, оставив бедного Кефирчика наедине со страшным хищником. Мальчик закрыл глаза и приготовился к самому ужасному. Но ничего не произошло, просто кто-то сказал насмешливым голосом:
— Э, кого это я вижу? Никак маленький человечек? А может, это вовсе не человек, а жук или муравей?
Мальчику Кефирчику стало стыдно за свой страх, и он открыл глаза. Рядом с ним на ветке сидела большая ворона с умными черными глазами и смотрела прямо на мальчика Кефирчика.
— Никакой я не жук и не муравей, я мальчик Кефирчик, сын тети Клавы — гордо сказал он.
— Так ты сын тети Клавы из молочного магазина, тот самый мальчик, который появился из кефира? – задумчиво спросила ворона и прищурила хитрый глаз.
— Да, — удивился мальчик Кефирчик. – А откуда вы знаете меня и мою маму?
— Много будешь знать, скоро состаришься, — притворно строго каркнула ворона. – Мы, вороны, знаем все про всех в этом городе, такая у нас работа. Потому и живем долго, особенно, мудрые черные вороны – те живут по триста лет и ничего не забывают. А твою маму кто ж из городского птичьего и звериного люда не знает – то на подоконнике крошек насыплет, то уток на пруду подкормит, то бездомным кошкам молочка нальет. Мы доброты не забываем, не то, что люди. Ну да ладно, заговорила я тебя совсем, да и конь твой на соседнем дереве с ножки на ножку переминается, а подлететь боится. Я тебе вот что скажу, мальчик Кефирчик, а ты хорошенько запомни и никому не рассказывай, даже своей любимой маме. Ты мальчик хороший и добрый, но уж больно маленький, и никогда тебе не стать настоящим ребенком, который вырастет в большого человека, как, например, твоя мама Клава. Есть, правда, один способ, чтобы тебе превратиться в самого обычного мальчика, хотя сейчас еще не время тебе о нем рассказать. Но кое-что ты должен знать – для того, чтобы стать настоящим человеком, ты должен совершить три великих дела. Про первые два я тебе ничего не скажу, сам узнаешь. А вот про последнее, самое трудное дело, скажу и обязательно. Это потруднее будет, чем сражаться с тараканами или крысами. Придется тебе выбирать между своим счастьем и счастьем других людей, и это будет самое тяжелое испытание в твоей жизни. Как ты его пройдешь, так и будет. Смотри, не ошибись.
И с этими словами ворона стремительно взлетела так высоко, что почти сразу же превратилась в маленькую черную точку. Только тогда воробей, прятавшийся от вороны на соседнем дереве, подлетел к мальчику.
— Ну и что эта старая ворона тебе рассказала? Небось, тоже ругала, что перышки не чищены, клюв не мыт, маму не слушаешься?- смущенно спросил он. – Только ты не думай, что я испугался – просто не захотелось здороваться.
— Я и не подумал, — ответил мальчик Кефирчик. – Что-то я устал от приключений, да и кушать хочется, полетели-ка домой.
— Полетели, — согласился воробей, — а вдруг у тебя еще десяток-другой тараканов на кухне завалялся, так я еще и поужинаю.
Но, видно, тараканы так испугались, что навсегда забыли дорогу к тете Клаве, и мальчик Кефирчик угостил воробья крошками от своего обеда и молоком. Потом они еще немного полетали по квартире, незаметно наступил вечер, и тетя Клава вернулась домой с работы. Как ты понимаешь, малыш, на этот раз мальчик Кефирчик рассказал тете Клаве не всю историю, как и  просила его старая ворона. У малышей не должно быть от мам никаких секретов, скажешь ты, но это был особый секрет, и мальчик Кефирчик был не простой  мальчик, а волшебный. А у волшебных мальчиков бывают волшебные секреты, которые никому нельзя рассказывать, даже любимой маме, если она, конечно, не волшебница…

Глава 5.

Но все дети, даже самые что ни на есть волшебные, иногда болеют. Тогда у них течет из носа, болит горло, и начинается кашель. Тогда мамы меряют им температуру прохладной ласковой рукой, укладывают в постель и дают пить теплое молоко с медом. Тетя Клава была очень заботливой мамой, поэтому она сильно огорчилась, когда мальчик Кефирчик вдруг стал чихать и кашлять. Ей сразу стало понятно, что даже такие волшебные мальчики, как мальчик Кефирчик, ни с того ни с сего вдруг могут заболеть. Тетя Клава приложила мизинец к лобику мальчика Кефирчика и воскликнула: Да у тебя настоящая температура! И вправду, бедный мальчик Кефирчик чувствовал себя очень плохо – у него болела голова, саднило в горле и отчаянно чесалось в носу. Тетя Клава тут же согрела ему теплого молока с медом, укутала его в теплое шерстяное одеяло и строго-настрого запретила высовываться из окна. Она бы с удовольствием почитала ему книжку, но ей уже надо было торопиться на работу в магазин. Ведь покупатели не могут остаться без молока и творога только потому, что у нее заболел любимый сыночек.
Итак, мальчик Кефирчик остался болеть один. Сначала он поспал, потом попил молока и поел вкусных белых сухариков, потом опять поспал, а когда проснулся, то почувствовал себя намного лучше. Горло уже почти не болело, а нос, если его время от времени вытирать крошечным белым платочком, сшитым тетей Клавой, мог вполне сойти за здоровый. Труднее всего было с маминой просьбой не высовываться из окна – ведь на улице стояла прекрасная весенняя погода. Небо было таким высоким и голубым, что дух захватывало смотреть на него снизу вверх, теплый весенний ветерок ласково трепал белые волосенки мальчика, а солнышко заглядывало ему прямо в глаза, словно спрашивало: о чем ты думаешь сегодня, милый мальчик Кефирчик?
Мальчик Кефирчик так замечтался, сидя на подоконнике, что не заметил, как прямо перед ним вдруг появилась очень странная фигура. Напротив окна в настоящей ступе с маленькой метелкой в руках висела девочка с всклокоченными рыжими волосами, поцарапанным наискось носом, чумазым хитрым личиком, на котором ярко сияли озорные зеленые глаза.
— Привет, — сказала девочка. Меня зовут маленькая бабка Ежка, а ты кто такой будешь?
— Я – мальчик Кефирчик, — хотел громко крикнуть, но не смог и тихо-тихо просипел бедный мальчик.
— Что-что, ничего не слышу – засмеялась девочка.
— Мальчик Кефирчик. – еле-еле прошептал Кефирчик и схватился рукой за больное горло.
— А, так у тебя горло болит, — поняла бабка Ежка и приземлилась на подоконник. – Это чтобы лучше тебя слышать, — пояснила она, — а то вдруг ты испугаешься, ведь ты такой крошечный.
— Ничего я не боюсь, — просипел мальчик Кефирчик, — я уже большой, мне скоро полгода будет.
— Вот это да, — захихикала девочка, — а я-то думала, что в полгода можно только ползать и пускать пузыри.
— Так это обычные дети, а я-то волшебный ребенок, — объяснил мальчик Кефирчик.
— Здорово, — опять засмеялась маленькая бабка Ежка. – Я тоже волшебный ребенок, между прочим. Моя мама – настоящая баба Яга, она живет в лесу, умеет летать в большой ступе и колдовать.
— Но если ты еще маленькая девочка, почему тебя зовут бабкой? – спросил мальчик Кефирчик.
— Это потому что я мамина дочка и во всем на нее похожа. Видишь, какие у меня волосы растрепанные и нос чумазый? Правда, у меня не все получается, как у мамы, ведь мы так редко видимся, — грустно прибавила маленькая бабка Ежка.
— А почему ты редко видишь маму? Разве ты не живешь вместе с ней в лесу в избушке на курьих ножках?
— Дурачинка ты простофилечка, — рассмеялась маленькая бабка Ежка. Кто ж сейчас в избушке на курьих ножках живет? У моей мамы в лесу большой красивый дом и ездит она на машине, а избушка стоит в огороде, чтобы ворон отпугивать. Но она все равно настоящая баба Яга, и работа у нее такая – колдовать, поэтому ступу с помелом мама все время возит с собой. А меня с собой не берет, потому что мне надо ходить в школу и жить в городе вместе с папой и бабушкой.
— Вот счастливая, — вздохнул мальчик Кефирчик. – У тебя не только мама есть, но и папа и бабушка.
— А еще у меня есть смешной щенок с большими ушами, и рыбки в аквариуме, но я все равно скучаю по маме, — грустно сказала маленькая бабка Ежка. – Зато целое лето я живу у мамы, она купила мне маленькую ступу с помелом и учит меня колдовать тайком от папы, потому что нашему папе не очень-то нравится, что я колдую.
— А ты можешь чего-нибудь наколдовать прямо сейчас? – спросил мальчик Кефирчик.
— Сейчас попробую, — наморщила лоб от усердия маленькая бабка Ежка и взмахнула рукой. На подоконнике тут же появился вафельный стаканчик с мороженым. – Вот, — гордо сказала бабка Ежка, — угощайся.
— Мне нельзя, — простонал мальчик Кефирчик, — у меня же горло болит. Наколдуй что-нибудь другое.
И маленькая бабка Ежка тут же исправилась и наколдовала стаканчик теплого молока с медом, а потом крохотный воздушный шарик как раз для мальчика Кефирчика, а потом кучу красивых игрушек и книжек, а потом небольшой дождик, всего на пять минуточек, а потом задумалась и сказала:
— Хочу, чтобы ты выздоровел!
И мальчик Кефирчик тут же выздоровел. Он вскочил на ноги и стал прыгать и скакать по подоконнику, а бабка Ежка кружилась по комнате в ступе, размахивая метлой и крича: ура, у меня наконец получилось, самое настоящее взрослое колдовство!
И тут в комнате стало темно. Дело в том, что прямо перед окном появилась настоящая взрослая Баба Яга. Правда выглядела она не совсем так, как в сказках. Волосы у нее были красиво причесаны, губы накрашены, а нос вовсе не торчал крючком. Зато она сидела в огромной ступе и держала в руках помело, как самая заправская Баба Яга. Мальчику Кефирчику даже стало немного не по себе, но тут маленькая бабка Ежка посадила его на ладошку и подлетела поближе к окну. Баба Яга заглянула внутрь и вдруг улыбнулась:
— Ах вот ты где, маленькая шалунья! А я ищу тебя по всем городу, уж и летать совсем замаялась в этих проводах и антеннах! Что это ты тут делаешь, в доме тети Клавы?
— Я познакомилась с одним волшебным маленьким мальчиком Кефирчиком, — ответила бабка Ежка. – Он такой веселый, только очень маленький, вот я и держу его на ладони, чтобы его не унесло ветром.
— Вот ты какой, сын тети Клавы из кефира, — задумчиво сказала Баба Яга. Потом она вдруг зашмыгала носом и строго сказала:
— По-моему, тут кто-то сегодня колдовал без разрешения?
— Мама, извини меня, пожалуйста, — тихо ответила бабка Ежка. – Дело в том, что мальчик Кефирчик был болен, и мне очень хотелось сделать для него что-нибудь очень хорошее, и я попробовала поколдовать по-взрослому, как ты, и у меня получилось, первый раз получилось.
— У тебя получилось потому, что ты сделала это с добрым сердцем для того, кому действительно была нужна твоя помощь, — ответила Баба Яга. Но пусть это будет в последний раз – ты еще многого не знаешь и можешь наделать кучу непоправимых глупостей.
— Ладно, — согласилась бабка Ежка. – А можно я буду колдовать мороженое, игрушки и книжки?
— Можно, — кивнула Баба Яга и обратилась к мальчику Кефирчику. – Ну, как  ты себя чувствуешь, кефирный сынок?
— Отлично, — храбро ответил мальчик. – А можно задать вам один вопрос. Раз вы все знаете про меня, скажите, нельзя ли сделать так, чтобы я хоть на время стал настоящим большим мальчиком?
— Увы, — с вздохом сказала Баба Яга. – Такое колдовство мне не под силу. Я могу расколдовать только обычных людей, а волшебные существа – это совсем другое дело. Волшебные существа могут расколдовать себя сами, надо лишь понять, что для этого нужно. А вот этого-то я тебе подсказать и не могу. Прости малыш, придется тебе самому придумать, как стать настоящим человеком.
— Жаль, — ответил мальчик Кефирчик. На самом деле, ему стало очень грустно, и маленькая бабка Ежка это сразу заметила. Тогда она погладила его по волосам и прошептала на ухо:
— Не расстраивайся, я скоро вырасту в настоящую Бабу Ягу и обязательно придумаю, как тебя расколдовать.
— Ну, нам пора, — сказала Баба Яга. – Уже скоро обед, и если папа узнает, что мы с тобой полдня летали по городу, то очень рассердится. Наш папа не любит, когда мы летаем над городом, потому что боится, что мы зацепимся за антенны или провода, или нас поймают и отведут в милицию. И уж если папа узнает, что ты тайком взяла ступу и помело, то нам обеим не поздоровится.
— А кто твой папа? – робко спросил мальчик Кефирчик.- Он большой и страшный?
— Да нет, — рассмеялась бабка Ежка, — он совсем не страшный . У него только очень страшное имя – Кощей, но он уже давно никого не ест, а живет в городе и занимается наукой, но у нее такое сложное название, что я никак не могу его запомнить.
— Нам пора лететь домой к обеду, — напомнила Баба Яга. – Если мальчик Кефирчик не против, в следующий раз прилетай в гости в наш лесной дом. И не забудь передать привет тете Клаве.
— Передать привет от Бабы Яги? – переспросил мальчик Кефирчик.
— Ну что ты, — и тут Баба Яга расхохоталась. – Конечно, нет, передай привет от ее давней покупательницы Людмилы. Надеюсь, что она меня вспомнит. Только ни за что не говори ей, что я прилетала в ступе с помелом!
Вечером тетя Клава очень удивилась, что простуду мальчика Кефирчика как рукой сняло. Прямо колдовство какое-то, бормотала она себе под нос. Но еще больше она удивилась, когда мальчик Кефирчик передал ей привет от Людмилы.
— А как же, — взволнованно воскликнула тетя Клава, — я очень хорошо помню Людмилу. Лет семь назад, когда я только начинала работать в магазине, она прибежала ко мне вся в слезах. Оказывается, ее маленькая дочурка наотрез отказывалась пить молоко или кефир, и Людмила не знала, что делать. Тогда я дала ей для дочки самый лучший кефир и свежайшее молоко, и случилось чудо – дочка  полюбила пить молоко и кефир и есть творог с вареньем. С тех пор ее мама покупала молоко и кефир только в нашем магазине. Но как-то раз она пришла в наш магазин и сказала, что навсегда переезжает жить в другое место, и с тех пор я ее больше не видела. Как же Людмила передала тебе привет, — спросила тетя Клава с недоумением.
— А я, а она, а мы, — запнулся мальчик Кефирчик и тут же нашелся. – А я выглянул в окно, а она помахала мне рукой и просила передать привет тете Клаве.
— Так я и знала, — горестно всплеснула руками тетя Клава. – Я ведь просила тебя не выглядывать в окно, а ты опять не слушаешься маму. И как это только ты не простудился еще больше?
— Я ведь волшебный мальчик, — улыбнулся мальчик Кефирчик. – А с волшебными мальчиками еще и не такое бывает.

Глава 6.

Весна незаметно перешла в лето, в квартире, где жили мальчик Кефирчик и тетя Клава, стало жарко и душно. Работы у тети Клавы в последнее время прибавилось, и вот почему – ведь тете Клаве очень хотелось сделать мальчику Кефирчику что-нибудь приятное – повести его в театр или музей, купить интересную книжку или клубники со сливками. На все это тете Клаве были нужны деньги, и, посоветовавшись со своим маленьким сыночком, тетя Клава решила время от времени работать до самого позднего вечера и оставаться дежурить за бородатого сторожа, как она делала раньше, до появления мальчика Кефирчика. Мальчику Кефирчику не очень-то было весело весь день оставаться одному, но ведь ему тоже хотелось новых книжек и игрушек, а больше всего – чтобы мама Клава была счастлива, поэтому он не стал плакать, как ты, малыш, если мама задерживается после работы.  Вместо этого мальчик Кефирчик решил помогать тете Клаве по дому. Ты думаешь, наверное, что такой крохотный мальчик ничего не умеет, но ты ошибаешься – мальчик Кефирчик вовсе не считал себя маленьким и слабым. Из кисточки для рисования он сделал себе щетку для пола, из крышки получилось отличное ведро, так что пока тетя Клава работала в магазине, мальчик Кефирчик успевал подмести и помыть пол на кухне. Ты никогда не думал, малыш, как можно весело убирать за собой после еды? У мальчика Кефирчика был свой способ мыть посуду, и хорошо, что тетя Клава его ни разу не увидела, а то она бы она очень ругалась. Дело в том, что мальчик Кефирчик наливал в раковину воды до самых краев, садился верхом на губку, как на корабль и начинал настоящую морскую экспедицию – плавал на губке между кастрюлей и тарелок и начисто оттирал посуду от грязи, словно это были днища и борта кораблей. Потом он аккуратно вытирал посуду полотенцем, так что она блестела на солнце, и тетя Клава радовалась как ребенок и гладила его по вихрастой белой головке.
Однажды тетя Клава пришла домой очень грустная. Мальчик Кефирчик сел к ней на ладошку и спросил: Мама, что случилось?
— И не спрашивай, — вздохнула тетя Клава, — мне так жаль, что мой малыш целое лето так и просидит в душном городе.
— Но мама, мне здесь очень хорошо и совсем не душно!
— Да нет же, глупенький, — сказала тетя Клава, — настоящие хорошие мамы отправляют детей на летние каникулы за город или на море, а у меня нет ни дома, ни денег, чтобы отправить тебя отдыхать.
— Да я и не хочу никуда ехать от тебя, — воскликнул мальчик Кефирчик, — мне с тобой и тут хорошо.
Но тетя Клава лишь покачала головой  и расстроилась еще больше.
На следующий день, когда мальчик Кефирчик сидел у окна и смотрел на улицу, раздался свист, и на подоконник приземлилась старая знакомая – маленькая бабка Ежка. Нос у нее, как всегда, был расцарапан, круглая чумазая рожица была вся усыпана веснушками-конопушками, а платье она наверняка только что разорвала, пролетая над какой-нибудь антенной.
— Привет, — крикнула маленькая бабка Ежка. – Чего грустишь?
— Я не грущу, мне очень на улицу хочется, а мама Клава меня одного не пускает, и даже с воробьем летать не разрешает, — пожаловался мальчик Кефирчик.
— Со мной можно, — уверенно сказала маленькая бабка Ежка, — я очень аккуратно ступу вожу, лучше, чем мама, мне даже папа об этом говорит.
— Тогда давай полетаем над городом, — обрадовался мальчик Кефирчик.
— Послушай, у меня есть предложение получше – давай полетим в наш лесной домик, где мы живем летом с мамой, — сказала бабка Ежка.
— А это далеко? — спросил мальчик Кефирчик. Ему совсем не хотелось огорчать милую тетю Клаву – ведь если она придет вечером домой, а он еще не успеет вернуться, бедная тетя Клава решит, что его утащили птицы или крысы, и очень-очень-очень расстроится.
— Не бойся, это совсем близко отсюда  — всего часик лету, — успокоила его бабка Ежка. – Ну прыгай в ступу.
Мальчик Кефирчик прыгнул в ступу и еле-еле успел схватиться за платье бабки Ежки – так быстро взмыла она в небо и понеслась над городом, ныряя под мосты, огибая антенны и провода, поднимаясь выше самых высоких домов. Вскоре они уже летели за городом. Мальчик Кефирчик никогда не видел настоящего леса или луга – только на картинках в книжках или журналах, поэтому он во все глаза смотрел на огромное зеленое море без конца и без края, на широкие желтые поля, на зеркально-чистые серебристые реки, в которых отражалось голубое небо и он сам – в ступе со смешливой бабкой Ежкой. Вот уж кто действительно был самым неаккуратным водителем ступы в мире, так это непременно бабка Ежка – то она взлетала до самых облаков, то камнем падала вниз, то шныряла между ветвей, то летела, почти касаясь воды, а один раз даже перевернулась через голову, да так, что мальчик Кефирчик еле успел схватиться за платье. Поэтому-то, честно говоря, мальчик был очень рад, когда ступа плавно опустилась на полянку около большого дома. Мальчик Кефирчик никогда не видел таких домов – ведь в городе люди живут в одинаковых безликих коробках, похожих друг на друга, как молочные упаковки. Но этот дом был особенным – просторный, крытый ярко-красной черепицей, с резными окошками, окруженный пышным садом, дом сразу понравился мальчику. Около дома стояла красивая ярко-красная машина, на полянке в саду был накрыт стол. Чего только там не было – свежие груши и яблоки, хлеб с золотистой корочкой, алые помидоры, зелень, огурцы, разноцветные перцы, румяные пирожки и много всего такого, чего мальчик Кефирчик просто не знал, потому что у тети Клавы не было денег, чтобы покупать своему сыночку дорогие продукты. Из дома вышла баба Яга, а за ней – невысокая старушка с добрым лицом, так и сиявшим изнутри волшебным светом.
— Познакомься, мальчик Кефирчик, — сказала баба Яга, — это моя мама и бабушка твоей подружки бабки Ежки, добрая лесная колдунья прабаба Яга, но ты можешь просто называть ее бабушкой.
— Здравствуйте, бабушка, — вежливо поздоровался мальчик Кефирчик.
— Здравствуй, кефирный сынок, — улыбнулась ему совсем не страшная прабаба Яга. А теперь скажи, как вы долетели – ни разу не перевернулись, не упали в речку, не ударились о землю?
— Нет, но, — замялся было мальчик Кефирчик, но тут маленькая бабка Ежка ущипнула его, и он быстро исправился – все было очень хорошо, мы летели без всяких приключений, а бабка Ежка и вправду самый лучший в мире водитель ступ.
— Ну-ну, то-то я смотрю, ты еле дышишь, — усмехнулась баба Яга и скомандовала – а теперь быстро мыть руки и за стол.
Мальчик Кефирчик сел на плечо бабки Ежки и они вдвоем отправились по узкой тропинке к роднику – в доме у прабабы Яги, как объяснила мальчику бабка Ежка, все делается по-настоящему – руки моют в роднике, дрова колют настоящим топором, воду носят из реки в ведрах, вечером зажигают свечи, а еду готовят в печке. Ну, разве иногда разрешается немного пошалить, то есть поколдовать, и тогда ведра сами бегут на реку за водой, топор и пила отправляются в лес за дровами, а пироги сами прыгают в печь.
Угощенье в саду было на славу, мальчик Кефирчик никогда не пробовал таких вкусностей, а ведь тетя Клава и сама была мастерица готовить. Вдруг небо над полянкой потемнело, словно ночью, раздался ужасный свист, верхушки деревьев пригнулись к земле, как будто перед грозой. Мальчик Кефирчик было испугался, но маленькая бабка Ежка всплеснула руками и радостно вскрикнула:
— Ура, к нам летит папа!
Мальчик Кефирчик открыл глаза и увидел, как из темной тучи вырвался вихрь, аккуратно приземлившийся на полянку перед домом. Как только темная туча разошлась, он увидел высокого худого мужчину в темном костюме и галстуке. Маленькая бабка Ежка тут же спрыгнула со стула и бросилась ему на шею. Баба Яга и ее мама поцеловали мужчину и усадили за стол. Кощей бессмертный внимательно взглянул на мальчика Кефирчика и спросил:
— А что это у нас сегодня за гость – уж не мальчик ли с пальчик из соседних государств?
— Ну что ты, папа, — рассмеялась бабка Ежка, — это мой друг, мальчик из кефира, сын тети Клавы, помнишь, я тебе рассказывала?
— Помню, — сказал Кощей, — но скажи мне, моя любимая дочка бабка Ежка, зачем ты взяла его с собой, ведь ты же знаешь, ни я, ни мама, ни бабушка не хотим, чтобы люди знали, кто мы и где наш дом.
— Но папа, ведь это не простой мальчик, а волшебный, и он умеет хранить тайны, я знаю. Да ты и сам хорош – вместо того, чтобы приехать на автобусе, взял и прилетел в туче. А вдруг тебя кто-нибудь видел?
— Да, дочка моя, ты права, — вздохнул Кощей, — но мне так захотелось размять косточки в такой хороший солнечный день, ведь я сто лет не летал за город!
— Вот видишь, — сказала бабка Ежка, — ты и сам любитель похулиганить, а насчет того что ты давно не летал – в прошлую пятницу ты тайком от мамы летал со мной купаться.
— Вот и доверяй тебе тайны, — понарошку расстроился Кощей, — а ведь ты обещала ничего не говорить маме. Ну ладно, кто старое помянет, тому глаз вон. Давайте обедать!
После обеда все отправились на речку купаться, и мальчик Кефирчик учился плавать у бабки Ежки. Потом они пошли в лес вместе с Прабабой Ягой, и бабушка учила их различать хорошие и ядовитые грибы и ягоды. Набегавшись по лесным тропинкам, дети успели прямо к полднику – ведь на столе их уже ждали фрукты, орехи и свежее молоко – у прабабы Яги жила веселая белая козочка. День пролетел незаметно, сгустились сумерки, прабаба зажгла в саду фонарь, а на небе появились вечерние звезды. Мальчик Кефирчик и бабка Ежка так утомились, что и не заметили,  как заснули. Баба Яга отнесла спящих детей в ступу, поцеловала в щеку прабабу и взмыла в небо, подхваченная темным вихрем. Мальчик Кефирчик проснулся от звука ключа в дверном замке. В квартиру вошла уставшая и довольная тетя Клава. В руках у нее была банка с молоком. Она радостно крикнула прямо с порога:
— Мальчик Кефирчик, тебе привет от моей старинной покупательницы Людмилы. Она заезжала со своей дочкой, той самой, которая не хотела пить молоко и кефир. Прехорошенькая выросла девчушка, только уж больно озорная. Они передали для тебя немного козьего молока и просили поцеловать в щечку. Жаль, что ты их не видел, они очень торопились домой. Хотя ты знаешь, это немного странно – мне показалось, что их унесло темным вихрем, но ведь такого не бывает, не правда ли, сынок?
Мальчик Кефирчик ничего не ответил маме, а только улыбнулся. Ведь в жизни случаются и не такие чудеса, не так ли, малыш?

Глава 7.

Время потихоньку шло своим чередом, а мальчик все не рос и не рос. Тетя Клава каждую неделю измеряла его карандашиком и каждый раз огорченно откладывала его в сторону. Лицо у нее становилось грустное-прегрустное, и она еще долго вздыхала и ворочалась во сне. Мальчику Кефирчику очень хотелось утешить ее и сказать ей, что рост – не самое главное в жизни, но порой он и сам расстраивался, потому что самым большим его желанием было превратиться в обыкновенного мальчика. А ты думал, малыш, что это очень легко – быть волшебным существом ростом не больше мизинчика?
Мальчик Кефирчик расстраивался еще и потому, что у него не было друзей – мальчиков и девочек. То есть, конечно, была волшебная маленькая бабка Ежка, но лето уже прошло, и бабка Ежка пошла в школу и в гости залетала очень редко, потому что ей задавали много уроков на дом. Маленький мышонок вырос за лето и стал очень важным серым мышом. Он по-прежнему бегал по подземным трубам, но теперь это была работа – мышонок  должен был смотреть за тем, чтобы в трубах все было в полном порядке. Его так и звали теперь – Сантехник, и, надо сказать, мышонок очень гордился своим новым делом. У знакомого воробья тоже было дел по горло – он и его стая готовились к наступающей зиме, летать попусту было уже некогда, и мальчик Кефирчик грустно сидел один дома. Ведь тетя Клава по-прежнему не отпускала его одного на улицу, поэтому ему не оставалось ничего другого, кроме как уныло смотреть из окна на городские улицы.
Но однажды случилось вот что. Мальчик Кефирчик сидел у приоткрытого окна и как всегда с грустью смотрел на бесконечный поток машин, на спешащих мимо людей. В это время к подъезду его дома подошла высокая красивая женщина, держащая за руку хныкающего мальчугана, с ног до головы испачканного грязью. Не хочу домой, хочу еще гулять, — плакал мальчик, размазывая слезы по лицу. Надо хотя бы переодеться, — строго сказала мама. Не хочу переодеваться, хочу грязным гулять, — опять захныкал мальчик. Но малыш, ты можешь простудиться и заболеть, ведь ты только что упал в лужу, — возразила мама. Ну и пусть, — заревел мальчик во все горло, — хочу быть грязным. Тут мальчик и мама вошли в подъезд, а мальчик Кефирчик глубоко задумался. Он ведь был волшебным мальчиком и никогда не капризничал. Зато обычные мальчики и девочки то и дело капризничали. Они то не хотели одеваться, то раздеваться, то не желали просыпаться по утрам, то отказывались ложиться спать, и так до бесконечности, пока их бедные родители окончательно не теряли терпение. А ты хорошо знаешь, малыш, что происходит с родителями, когда они теряют терпение? Они начинают сердито хмурить брови и говорить строгим голосом, а это ни одному малышу не нравится. Наверно поэтому мальчик Кефирчик никогда не капризничал – уже больно ему не хотелось видеть, как тетя Клава будет сердиться на своего маленького сыночка. Но тот мальчик в перепачканной одежде, как видно, совсем не боялся расстроить свою маму, потому что даже на лестнице он продолжал громко хныкать и кричать. Оказалось, что мама и мальчик  живут этажом выше. Мальчик Кефирчик ясно услышал, как хлопнула входная дверь, и ему стало ужасно любопытно, что же будет дальше. Но чтобы узнать продолжение истории с капризным малышом, нужно было как-то очутиться в его квартире. Мальчик Кефирчик вылез на подоконник и посмотрел вверх. Рядом проходила труба водостока, гладкая и блестящая. Мальчик Кефирчик даже поежился – ему совсем не хотелось упасть даже с такой небольшой высоты. Он огляделся по сторонам и обрадовано свистнул – пожарная лестница, вот то, что ему надо. Не долго думая, мальчик Кефирчик спустил ноги с подоконника на кирпич, потом, цепляясь крохотными пальчиками за выступы, перебрался на лестницу и как обезьянка, вскарабкался по ней на следующий этаж. Окно квартиры, где жили мальчик и мама, было совсем рядом, и мальчик Кефирчик перебрался на подоконник и осторожно заглянул в комнату. Вот это да, свистнул он тихонько. Еще никогда в своей маленькой кефирной и человеческой жизни он не видел такого беспорядка в комнате! По полу были разбросаны игрушки и книжки, вперемешку лежала грязная одежда и рисунки, кубики и кусочки пластилина, разломанные машинки и куклы с отломанными головами, в дверях комнаты стояла мама мальчика и укоризненно качала головой, а сам виновник беспорядка сидел посередине комнаты и громко плакал, не желая снимать грязную одежду. Какой же ты грязнуля, — с вздохом сказала мама, — и когда же ты научишься убирать за собой? Не хочу, не буду раздеваться и убираться не буду, убирайся сама, — громко кричал мальчик. Мама грустно покачала головой и вышла из комнаты. Мальчик тут же успокоился и собрался было начать играть, как вдруг в комнате стало совсем темно, словно началась гроза, а когда темнота рассеялась, мальчик Кефирчик увидел перед собой полную неопрятную женщину с всклокоченными седыми волосами. Привет, — сказала женщина громким неприятным голосом, — давай знакомиться. Меня зовут тетка Свинюха. Мальчик от удивления даже рот открыл. Ты что, оглох, что ли, — сварливо добавила странная женщина, — а ну говори скорей, как тебя зовут, и займемся настоящим делом. Меня зовут Андрюша, — ответил мальчик, — а ты откуда взялась в моей комнате, тетка Свинюха? Откуда взялась, оттуда взялась, тебя не спросила — заворчала тетка Свинюха, — Ты же сам меня и вызвал. Редко у кого можно такую хорошую комнату найти, сколько тут настоящего моего беспорядка, все вперемешку, все кувырком, все не как у нормальных людей, грязь сама что ни на есть натуральная, все, как я люблю. Давно у меня не было таких хороших мальчиков, как ты, — добавила она, улыбаясь как-то нехорошо, так, что даже мальчику Кефирчику стало не по себе. — Собирайся-ка, будешь жить у меня, там для таких, как ты, — полное раздолье. Хочешь, игрушки разбрасывай, хочешь – в грязи валяйся, хочешь – зубы не чисти, руки перед едой не мой, словом, ни в чем тебе отказа не будет. Для капризных детишек у меня не жизнь, а сказка – слово «нет» у меня запрещено, делай что хочешь, и никто тебя ругать да уму-разуму учить не будет. Ура, ура, — запрыгал на одной ножке мальчик Андрюша. – А ты далеко живешь, тетка Свинюха? Да совсем рядом, один раз вокруг себя обернуться, один раз земли коснуться, один раз засмеяться, один раз в истерике поваляться, всего-то и дел! Тогда давай скорее, — крикнул мальчик Андрюша, — а то мама скоро придет и позовет меня обедать, а я не хочу! Это мы мигом, — засуетилась тетка Свинюха, — делай, что говорю. Андрюша старательно повернулся вокруг себя, дотронулся до пола рукой, засмеялся и, упав на спину, задрыгал ножками. И тут произошло ужасное – мальчик как будто начал таять на глазах и совсем исчез. В комнате потемнело, и тетка Свинюха исчезла, словно ее и не было. Мальчик Кефирчик так испугался, что хотел было скорее возвращаться в свою квартиру, но тут ему стало стыдно. Как же так, ведь сейчас придет Андрюшина мама и увидит, что мальчика нет, и никто не расскажет ей, куда унесла ее сына злая тетка Свинюха. А самое главное, никто не поможет Андрюше вернуться домой, потому что его заколдовала злая волшебница. Мальчик Кефирчик топнул ножкой и решил, что обязательно должен помочь вызволить маленького неряху из царства тетки Свинюхи. Но сначала он должен был попасть туда сам и как следует осмотреться, чтобы решить, что же делать. Он решительно обернулся вокруг себя на одной ножке, дотронулся до подоконника, засмеялся и упал на спину с криком «не хочу, не буду», и в то же мгновение все вокруг него завертелось, в глазах потемнело, а когда темнота рассеялась, мальчик Кефирчик увидел, что он оказался в очень странном доме. Стены были серые, в грязи и в паутине, на полу было негде ступить из-за грязи, сломанных игрушек и порванных книжек. Мальчик  Кефирчик огорчился было, но тут с удивлением заметил, что за время путешествия в дом тетки Свинюхи он превратился в самого обыкновенного мальчика нормального роста, поэтому он с легкостью перепрыгивал через игрушечные завалы. Он заглянул в одну комнату, другую – никого. Он пошел дальше, потом услышал голоса и увидел множество ребятишек самого разного возраста. Они играли, катались по полу, размазывали по лицу и одежде сладкие пирожные, плакали во все горло и просили все новых игрушек и книжек. Посреди них огромная, в грязном платье сидела тетка Свинюха и улыбалась. Ах вы, мои грязнули, — приговаривала она, подавая этим непослушным детям пирожные и игрушки, — просите, требуйте всяких гадостей, так вы будете еще вкуснее, когда я вас зажарю и съем! Мальчик Кефирчик замер от ужаса, но малыши не слышали слов тетки Свинюхи, потому что были заняты только собой. Среди них на полу, в шелухе от конфетных фантиков сидел мальчик Андрюша и жевал пирожное. Рот у него был занят, и плакать он не мог, зато руками он дергал за косичку сидящую рядом девочку. У девочки было странное лицо, словно вместо носа ей приставили свиной пятачок. Туфелек на ногах у нее не было, и вместо пальцев мальчик Кефирчик ясно увидел свиные копытца. Так вот в чем дело, — похолодел от мысли мальчик Кефирчик, — они со временем превращаются в настоящих свинок, а тетка Свинюха их жарит и подает к столу. Надо скорее спасать Андрюшу, пока и у него свиное рыльце не появилось. Стараясь быть таким же как все, мальчик Кефирчик осторожно подобрался к Андрюше и дернул его за рукав.
— Чего тебе, — недовольно спросил Андрюша.
— Надо спасаться отсюда , пока тебя тетка Свинюха не съела, — прошептал мальчик Кефирчик.
— Вот еще, она добрая, не ругает, не заставляет убираться, разрешает делать все, что хочешь, — заявил Андрюша, доедая пирожное и принимаясь за новое, словно с неба упавшее ему прямо в руки.
— Да нет, она сама только что сказала, что чем больше пирожных вы съедите, тем вкуснее будете, когда превратитесь в самых настоящих свинок!
— Так не бывает, — сказал Андрюша, вымазавшись в креме, — дети в свиней не превращаются.
— Еще как бывает, — зашептал мальчик Кефирчик, — посмотри на свою соседку, у нее уже и пятачок появился, а вместо ног- копытца.
Андрюша прекратил жевать, посмотрел на девочку и уже приготовился громко заплакать, но мальчик Кефирчик зажал ему рот ладошкой и потащил сквозь толпу перемазанных детишек прочь. Когда они выбрались из комнаты, Андрюша снова приготовился заплакать, но мальчик Кефирчик сказал:
— Андрюша, сейчас нельзя капризничать, а то останешься здесь на всю жизнь, превратишься в поросенка и попадешь тетке Свинюхе на обед. Надо что-нибудь придумать, чтобы вернуться домой, к твоей маме.
Андрюша хотел бы зареветь, но вдруг остановился и закрыл рот, а потом спросил:
— Так что же нам делать?
— Мне кажется, я знаю – воскликнул мальчик Кефирчик. – Надо сделать все наоборот, и мы вернемся домой. Только надо придумать настоящее заклинание, иначе ничего не получится.
Мальчик Кефирчик задумался на минутку, потом схватил Андрюшу за руку и торжественно произнес заклинание:
— Один раз спиной обернуться, один раз неба коснуться, один раз зарыдать, один раз «больше не буду!» сказать. Ура, придумал, скорее повторяй за мной!
И мальчик Кефирчик быстро обернулся вокруг себя спиной вперед, вытянул руку вверх, громко заплакал и быстро сказал «больше не буду». Андрюша сделал то же самое, дом вокруг них закружился, в глазах потемнело, а когда туман рассеялся, мальчики увидели, что они лежат на полу в Андрюшиной комнате, только теперь мальчик Кефирчик снова стал крохотным, размером с мизинчик. Мальчик Кефирчик тут же вскочил на ноги и закричал прямо в самое Андрюшино ухо:
— Эй ты, грязнуля, вставай скорее, надо убрать твою комнату, пока тетка Свинюха не обнаружила, что мы сбежали! Ведь ей ничего не стоит прилететь за тобой обратно, пока у тебя такой ужасный беспорядок. Ей нравится когда грязь и все валяется на полу, а когда чисто, ей совсем не по душе, так что давай скорее приведем все в порядок.
— Правильно, — согласился Андрюша и поежился от страха – видно, ему совсем не хотелось обратно к тетке Свинюхе. Вдвоем с мальчиком Кефирчиком они стали убирать комнату, и, скажу тебе честно, малыш, это было совсем нелегко – ведь мальчик Андрюша не зря всю свою маленькую жизнь был настоящим грязнулей, капризулей и неслухом, но на этот раз все было по-другому. Андрюша поставил на место игрушки, убрал в шкаф одежду, выбросил в мусорное ведро обломки машинок, вытер перепачканное лицо носовым платком, а мальчик Кефирчик помог ему собрать бисер и счетные палочки.
Мальчики оглядели комнату – везде был полный порядок.
— Вот это да, — восхищенно сказал Андрюша. – Ты, наверно, настоящий волшебник. Спас меня от тетки Свинюхи и комнату помог убрать.
— Да нет, ты сам спас себя тем, что все убрал, а то бы тетка Свинюха вмиг прилетела за тобой обратно,- скромно ответил мальчик Кефирчик.
— А почему ты такой маленький здесь, ведь в доме у тетки Свинюхи ты был такой же, как я, — спросил Андрюша.
— Наверное, это потому, что тетка Свинюха живет в волшебной стране, — вздохнул мальчик Кефирчик, — там я нормальный мальчик, а здесь я мальчик Кефирчик, и я живу в квартире под тобой, у тети Клавы.
— Вот здорово, — обрадовался Андрюша, — значит, мы можем ходить друг к другу в гости и играть.
—   Ничего не получится, — печально ответил мальчик Кефирчик. – Моя мама тетя Клава не разрешает мне играть с другими обыкновенными девочками и мальчиками, потому что я очень маленький и волшебный.
— Тогда я буду просто заходить в гости к тете Клаве с моей мамой, а пока они будут разговаривать, мы сможем поиграть друг с другом.
— Идет, — обрадовался мальчик Кефирчик, и оба улыбнулись.
Тут в комнату заглянула Андрюшина мама и ахнула:
— Что с тобой случилось, Андрюша, неужели ты сам убрал игрушки, книжки и одежду?
— Да, но я был не один, мне помогал один маленький мальчик Кефирчик, — выпалил Андрюша и обернулся, чтобы показать маме крохотного мальчика, но того уже не было. Мальчику Кефирчику совсем не хотелось встречаться с Андрюшиной мамой, а потом было уже довольно поздно, и тетя Клава в любую минуту могла вернуться домой. Ловко, как обезьянка, вскарабкался мальчик Кефирчик на свой подоконник и спрыгнул на стол как раз в тот момент, когда в замке поворачивался ключ.
Конечно же, и на этот раз мальчик Кефирчик ничего не рассказал своей маме о волшебных приключениях в доме тетки Свинюхи, чтобы не расстраивать тетю Клаву по таким пустякам. Однако в эту ночь он горько плакал в уютной постельке, и тете Клаве пришлось поить его теплым молоком. Она подумала, что мальчик Кефирчик заболел или просто у него плохое настроение. Но ты, малыш, наверняка знаешь, отчего плакал мальчик Кефирчик – ему очень хотелось быть самым обыкновенным мальчиком, каким он на некоторое время стал в волшебной стране. Но ни мама, ни баба Яга, ни даже могущественный Кощей Бессмертный не могли ему в этом помочь.

Глава 8.

Наступила зима. Весь город укутал пушистый и холодный белый снег. Мальчик Кефирчик ловил снежинки, залетающие в окно, но в теплых пальчиках они мгновенно таяли и превращались в обыкновенную воду. Иногда, в выходные дни, тетя Клава выносила мальчика Кефирчика погулять. Она сшила ему настоящую зимнюю одежду – теплую куртку из кусочков меха, сапоги на меховой подкладке, шапочку, и даже связала крохотные зимние варежки. Они гуляли по парку, катали крохотные снежки, а вечерами тетя Клава учила мальчика Кефирчика читать и писать. Она надеялась, что когда-нибудь ее сынок сможет пойти в настоящую школу. Но мальчик Кефирчик не очень-то верил тете Клаве. Ему по-прежнему очень не хватало друзей.
Однажды тетя Клава вернулась домой чернее тучи. Мальчик Кефирчик тут же стал расспрашивать маму, что случилось.
— Ох, милый мой мальчик, — горько вздохнула тетя Клава. Сегодня я узнала, что наш дом хотят снести, а нас выселить очень далеко отсюда. Я не смогу работать в своем любимом молочном магазине, и мы умрем с голоду.
— Милая мама, не плачь, — утешал ее мальчик Кефирчик, но тетя Клава сказала, что это дело решенное, и скоро им придется уехать отсюда.
Со слезами на глазах тетя Клава легла спать, а мальчику Кефирчику было совсем не до сна. Он думал, как сделать так, чтобы остаться жить в этом доме, но так ничего и не смог придумать, как вдруг ему показалось, что в комнате кто-то есть. Он пригляделся и увидел трех странных лохматых малышей, сидевших на столе. Они были чуть повыше мальчика Кефирчика и все время строили забавные рожи.
— Эй вы, кто такие – грозно крикнул мальчик Кефирчик.
— Мы-то, — хихикнул один из малышей, мы – ребята – домовята. Мы живем в этом доме уже много-много лет, а ты кто такой?
— Я – мальчик Кефирчик, сын тети Клавы, я здесь тоже живу. А почему я вас раньше никогда не видел?
— Мы ночью выходим, когда все люди спят. Мы тебя много раз видели, но побоялись будить. А потом – мы ведь озорники, хулиганчики: то чего-нибудь разобъем, то разольем, то испортим, то перепачкаем, а ты мальчик хороший, ты с такими дружить не будешь.
— А зачем же вы озорничаете, вам что, заняться нечем, — с любопытством спросил мальчик Кефирчик.
— Ага, — вздохнул один домовенок, а остальные согласно закивали головками.
— У меня к вам настоящее дело есть, — таинственно сказал мальчик Кефирчик.
— Вот это по-нашему, — обрадовались ребята-домовята и внимательно стали слушать.
А завтра случилось вот что. По квартирам стали ходить разные дяди и тети, которые предлагали всем уехать из старого дома далеко-далеко, на другой конец огромного города. Не всем хотелось уезжать из любимого дома, в котором к тому же стали происходить странные вещи. То дверь сама собой захлопнется, то на чердаке кто-то страшным голосом завоет, то на голову штукатурка свалится, то в подвале буквы сами собой на стене возникнут. Тех, кто в доме жил давно, все эти чудеса вовсе не испугали – ведь они-то не могли не знать, что в каждом настоящем доме обязательно водятся ребята-домовята, а вот новых тетей и дядей такие безобразия очень расстраивали – так что мало-помалу они и ходить перестали. Тогда в дом пришли грозные начальники, как сказала тетя Клава, но и с ними произошла та же история – сначала на голову ведро с краской пролилось, потом их до смерти напугали неизвестно откуда взявшиеся в городе летучие мыши, вцепившиеся в волосы, а под конец что-то ужасным голосом завыло на чердаке. И грозным начальникам пришлось уйти несолоно хлебавши. Тогда в дом приехали люди с разными сложными приборами и умными книжками, ученые, как назвала их тетя Клава, но их слегка пришлось попугать, прежде чем они собрали свои вещички и убрались восвояси. Ведь ты, малыш, уже догадался, что придумал мальчик Кефирчик и кто помогал ему безобразничать. Конечно же, это были ребята-домовята,  и, надо сказать, они веселились от души, пугая бедных взрослых теть и дядь. А чтобы не боялись малыши, мальчик Кефирчик рассказывал им веселые сказки и корчил смешные рожицы.
Прошло время, и дом, где жила тетя Клава, оставили в покое. Тетя Клава перестала по ночам плакать в подушку, а мальчик Кефирчик обрел настоящих друзей – веселых ребятишек-домовишек. Иногда, когда тетя Клава ложилась спать, они весело проводили время на чердаке или в подвале, а еще ребята-домовята играли с мальчиком Кефирчиком в прятки – ведь они умели становиться совсем невидимыми, и тогда бедному мальчику Кефирчику не удавалось их найти. Ребята-домовята многому научили мальчика Кефирчика, но, увы, и они не знали, как его расколдовать. Не расстраивайся,  говорили они мальчику, смотри, мы почти такие же маленькие, как и ты, а как нам весело. Давай жить вместе, уговаривали они мальчика Кефирчика. Ведь ты же волшебный мальчик, а волшебные существа должны держаться друг дружки. Но мальчик Кефирчик качал головой: не мог он бросить любимую маму тетю Клаву одну, не мог просто взять и исчезнуть, как будто его и не было, потому что тетя Клава умерла бы от горя и одиночества. Нет, малыш, мальчик Кефирчик твердо решил превратиться в самого обыкновенного мальчика, но вот беда, никто не мог ему подсказать, что для этого нужно сделать, а старая мудрая ворона, как назло, больше не попадалась ему на глаза.

Глава 9.

Когда произошла эта удивительная история, зима была в самом разгаре. На улице стоял такой мороз, что даже мальчик Кефирчик не высовывал наружу свой маленький любопытный носик. У тети Клавы были гости – Андрюшина мама вместе с сыном. Тетя Клава и мама пили чай на кухне, а Андрюша, как обычно, попросился поиграть в комнате. Конечно же, на самом деле, Андрюша пришел в гости к мальчику Кефирчику, но только ни тетя Клава, ни мама ничего об этом не знали. Мальчик Кефирчик хотел было предложить покатать машинки, как вдруг заметил, что Андрюша чем-то сильно огорчен.
— Что случилось, — спросил его мальчик Кефирчик.
— Что-то случилось с одной моей знакомой девочкой, — грустно сказал Андрюша. – Она больше не ходит в детский сад. – Он оглянулся вокруг и прошептал: воспитатели говорят, что она пропала и живет теперь у деда Пихто.
— Кто такой этот дед Пихто, — спросил мальчик Кефирчик, — я ничего о нем не слышал.
— Я и сам не знаю, говорят, что к деду Пихто попадают самые непослушные дети на свете и что они остаются там, пока дед Пихто не решит, что они исправились. А у деда Пихто жить тяжело – совсем нет игрушек, мама и папа далеко и не могут даже в гости придти, а еще у деда Пихто много работы, а если будешь лениться, то ни за что не вернешься домой.
— Вот это да, а как же ей помочь?
— Не знаю, — грустно сказал Андрюша. – Я ведь не волшебный мальчик, как ты.
И тут мальчик Кефирчик хлопнул себя по лбу крохотной ладошкой. Придумал, воскликнул он и тут же стал действовать. Сначала он попросил Андрюшу, чтобы тот узнал у мамы или воспитателей, где жила бедная девочка, попавшая к деду Пихто. Потом мальчик Кефирчик договорился с бывшим маленьким мышонком по кличке Сантехник, что тот приведет его кратчайшей подземной дорогой прямиком в квартиру девочки. Однажды днем, когда тетя Клава ушла на работу, мальчик Кефирчик и мышонок отправились в путь. К обеду мышонок вывел мальчика из трубы к квартире девочки Лизы и махнул на прощание лапкой:
— Домой доберешься сам, а то у меня дел по горло, сам знаешь.
Мальчик Кефирчик махнул ему в ответ и прислушался. В комнате кто-то тихонько всхлипывал. Наверное, это Лизочкина мама, подумал мальчик Кефирчик и отправился в комнату. Мама Лизы и вправду сидела в кресле и плакала. Мальчик Кефирчик подошел к ней поближе, забрался на подлокотник и погладил по руке. Мама перестала плакать и удивленно посмотрела на крохотного мальчика ростом с мизинец.
— Ты кто, мальчик-с-пальчик, или я сплю и ты мне только снишься?
— Нет-нет, я мальчик Кефирчик, я пришел помочь вам отыскать вашу дочку Лизу.
— Мальчик Кефирчик или как тебя там, чем же ты можешь мне помочь? Лизочка пропала бесследно, ее ищут лучшие сыщики в городе и уже неделю не могут найти.
— Дело в том, что они не там ищут, она попала к деду Пихто, а это волшебное место и сыщикам туда не пробраться.
Тут Лизочкина мама перестала плакать и переспросила:
— Дед Пихто, а кто это такой и почему я о нем ничего не знаю?
— Дед Пихто это такой строгий старик, который забирает к себе самых непослушных детей и заставляет их работать и исправляться. Ведь Лиза была очень непослушной девочкой?
Тут Лизина мама задумалась и сказала:
— Лиза и вправду была ужасно непослушной, а один раз, когда она меня сильно разозлила, я ей пригрозила, что ее возьмет к себе страшный дед Пихто, но ведь я думала, что это только разговоры, и никакого деда Пихто на самом деле не существует! Бедная моя Лизочка, как же мне вернуть ее?
— Я думаю, что есть только один способ вернуть ее домой, но для этого мне нужно увидеться с Лизочкой.
— А как же ты попадешь в дом к деду Пихто, — спросила Лизочкина мама, вытирая слезы.
— Это проще простого – вам надо всего лишь сказать: чтоб тебя забрал дед Пихто, и я вмиг там окажусь, — ответил умный и смелый мальчик Кефирчик.
Лизочкиной маме очень понравился план мальчика Кефирчика и она послушно повторила волшебное заклинание. Возможно, если бы мальчик Кефирчик был обыкновенным мальчиком, из этого бы ничего не вышло, но ты, малыш, конечно понимаешь, что с мальчиком Кефирчиком все время происходили настоящие чудеса. Поэтому мальчик Кефирчик не очень удивился, когда очутился в лесной избушке деда Пихто.
Он огляделся вокруг – чисто прибрано, на столе еда, а вокруг ни души. Мальчик Кефирчик легко вышел во двор – ведь в волшебном мире он был такого же роста, как и остальные дети – и там никого. Вокруг избушки шумел лес, а в лесу кто-то громко плакал. Мальчик Кефирчик заспешил в лес по крохотной тропинке и вскоре увидел на пеньке светловолосую девочку, которая вытирала слезы руками.
— Ты чего плачешь, Лиза? Ведь тебя Лизой зовут, верно?
— Верно, — ответила Лиза, — а ты откуда знаешь?
— Меня прислала твоя мама, она очень за тебя волнуется
— Забери меня отсюда, — снова захныкала Лиза. – Страшный дед Пихто заставляет меня работать – рано-рано по утрам вставать, в комнате мыть-прибирать, обед ему готовить, а я не слушаюсь и в лес убегаю. А вечером он хмурый как туча домой возвращается, на меня сильно ругается, кормить не кормит, спать не укладывает, домой не отпускает. Ой, что это я – стихами заговорила, что ли, — и девочка снова заплакала.
— Такая уж это волшебная страна – здесь, наверно, все стихами говорят. Не плачь, чем могу помогу, да только чур слушаться, и делать что велю и говорю, — ответил мальчик Кефирчик и сам удивился, что у него так складно да ладно получается говорить. По лесной тропинке мальчик Кефирчик и Лизочка вернулись в избушку, и мальчик Кефирчик сказал девочке:
— Слушай, дело говорю, быть по-моему велю. Пол скорее подмети, накорми козлят в клети, корму курочкам задай, все постели убирай, будем чистить и варить, чтобы деду угодить.
И тут мальчик Кефирчик и Лизочка принялись за дело. Суровый дед Пихто показывал Лизе, как вести его небольшое хозяйство, но уж больно непослушная была эта девочка раньше – даже и слушать его не стала. Теперь же Лизочка все делала очень усердно, а мальчик Кефирчик ей помогал – ведь он был настоящим сильным мальчиком, мог и воды принести из колодца, и тяжелый горшок в печь поставить, и кровать со столом подвинуть.
К вечеру избушка деда Пихто сияла чистотой, на столе стоял приготовленный обед, постелена была белоснежная скатерть. Наконец в дверь вошел высокий хмурый старик с белой, как снег, бородой. Увидел он свою избушку и глазам не поверил – глядит вокруг и видит: сидят на скамье мальчик Кефирчик и девочка Лиза, улыбаются и прямо в глаза ему глядят.
— Вот это диво дивное, — сказал дед Пихто и улыбнулся. – Постой-постой, никак это дружок твой постарался, он ведь мальчик волшебный, не простой.
— Нет, — вступился мальчик Кефирчик за Лизочку, — это все она сама, я ей только помогал – тяжесть на себе таскал.
— К нам надолго и зачем? Может, тоже, насовсем?
— Что вы, дедушка Пихто! Если Лиза угодила, если вам так вкусно было, может, ей пора домой, к маме милой и родной!
— То-то дети, слушать надо, если дело говорят. А по делу и награда, отпускаю я ребят!
И снова закружилось все перед глазами детей, а когда комната остановилась, то оказалось, что Лизочка живая и невредимая оказалась у себя дома. С криком радости бросилась она навстречу маме и обнимая ее, прошептала сквозь слезы:
— Мамочка, милая мамочка, я всегда-всегда буду тебя слушаться и помогать во всем, только не отдавай меня деду Пихто.
Мама и дочка не забыли про храброго мальчика Кефирчика. Осторожно  —  ведь он снова стал крохотным – они перенесли его на стол и от души накормили вкусными пирожками, а потом мама Лизы проводила его до самого дома и помогла оказаться на подоконнике. Со слезами на глазах попрощались они с мальчиком Кефирчиком и пообещали никому-никому не рассказывать эту волшебную историю.
Следующим вечером к тете Клаве зашла Андрюшина  мама и сказала, что нашлась подружка Андрюши Лизочка, и воспитатели не могут на нее нарадоваться – такая послушная и милая это девочка. Вот чудеса, добавила она и пошла домой, а мальчик Кефирчик только хитро улыбнулся – ведь он-то знал, что без чудес тут никак не обошлось.

Глава 10.

В тот вечер тетя Клава пришла домой чернее тучи. Давно уже мальчик Кефирчик не видел свою маму такой грустной. Не раздеваясь, она села в кресло и горько заплакала.
— Мама, милая мама, что случилось?
— Ах, мальчик Кефирчик, даже не спрашивай. Под нашим магазином поселились ужасные крысы. Они портят все продукты, надкусывают пакеты с кефиром и молоком, сгрызают сгущенку и съедают творог.
— Надо выгнать крыс – смело крикнул мальчик Кефирчик и схватился за шпагу.
— Глупый мальчик, это не так просто, — тихо сказала тетя Клава. Крысы живут не только в подвале, они ходят по глубоким подземным ходам, и у них очень умный и хитрый крысиный король. Они не едят ядовитую приманку и сразу же исчезают, если приезжают со специальными собаками-крысоловами. Сегодня директор магазина сказал мне, что наш магазин закроют и сломают здание вместе с подвалом, а потом построят огромный продуктовый магазин, кажется, он называется супермаркет, где продавцы будут не нужны, потому что товары там будут сами лежать на прилавках, и тогда я останусь без работы, а ты сам знаешь, каково нам будет тогда.
— Мама, милая, не плачь. Я что-нибудь обязательно придумаю, — сказал мальчик Кефирчик, хотя он и сам не был уверен в том, что говорит. Тетя Клава только покачала головой.
Мальчик Кефирчик думал не день и не два. Ведь он прекрасно понимал, что у него не хватит сил сразиться с крысиным войском и его королем. Значит, пришло время пригласить на помощь всех друзей. Обыкновенные люди ничем не могли ему помочь, мало проку было бы и от воробьев, так выручивших его в истории с тараканами. Мышонок наотрез отказался участвовать в опасной экспедиции в крысиное подземелье – он и его семья до смерти боялись огромных зубастых крыс. Ребята-домовята сказали, что они сильны только в своем доме, а в другом доме они будут ему только обузой.
Ничего другого не оставалось, как посоветоваться с мудрой вороной, но ее нигде не было видно. Мальчик Кефирчик выглядывал ее целый день в окошко, но вместо вороны на подоконник опустилась маленькая бабка Ежка.
— Ну, мальчик Кефирчик, ты что такой задумчивый, — спросила она.
— Да есть у меня одно дело, — ответил мальчик Кефирчик и рассказал бабке Ежке историю про крыс.
— Вот это настоящее дело, а не всякая ерунда, — обрадовалась бабка Ежка. Я ведь настоящая колдунья, со мной можно идти войной против крысиного войска, и еще я очень храбрая и умею летать.
— Но ведь под землей негде летать, — попытался возразить ей мальчик Кефирчик, — и потом, ты ведь еще маленькая бабка Ежка, вдруг у тебя ничего не выйдет, и вместо одного колдовства у тебя получится совсем другое.
Но бабка Ежка не хотела слушать его возражений и сказала, что сегодня ночью они полетят в магазин сражаться с жадными крысами. И поскольку мальчику Кефирчику очень хотелось скорее помочь тете Клаве, он скрепя сердце согласился.
Ровно в полночь, когда тетя Клава спала, бабка Ежка посадила мальчика Кефирчика в свою ступу и полетела к магазину. Когда они открыли дверь ключом, тайком взятым у тети Клавы, пиршество было в самом разгаре. Посреди магазина на любимом стуле тети Клавы сидела огромная толстая крыса в золотой короне и ела лучший кусок сыра.
— Сдавайся, мерзкий крыс, — храбро крикнула маленькая бабка Ежка. Но крысиный король вовсе не испугался. Он встал на задние лапы, и мальчик Кефирчик с ужасом увидел, что он ростом выше девочки. Остальные крысы злобно зашипели и двинулись в сторону детей во главе со страшным зубастым крысиным королем.
— Ну что же, ты скорее превращай его в муравья или таракана, — шепнул мальчик Кефирчик бабке Ежке, но она стояла словно завороженная, так что мальчику пришлось ущипнуть ее за палец. Маленькая бабка Ежка с перепугу забыла все настоящие заклинания, поэтому вместо того, чтобы превратить злобных крыс в безобидных жучков, она вдруг ни с того ни с сего наколдовала взбитые сливки и гору печенья. Крысиный король захохотал и оскалил огромные и острые белые зубы.
Крысы придвигались все ближе и ближе. Мальчик Кефирчик понял, что надо спасаться самому и спасать маленькую бабку Ежку. Взлетай скорее, шепнул он бабке Ежке, но ведь в магазине летать неудобно, поэтому, взлетая, бабка Ежка ударилась ступой о потолок, и они рухнули на пол. Мальчик Кефирчик даже не успел испугаться по-настоящему – ведь он должен был защищать бабку Ежку. Он выхватил шпагу и выставил ее вперед, но идущая впереди огромная серая крыса с легкость перекусила ее острыми блестящими зубами. Бабка Ежка подхватила мальчика Кефирчика и взобралась на стол. Мальчик Кефирчик храбро выставил вперед крохотные кулачки и приготовился умереть, но тут дверь в магазин распахнулась. На пороге стояла грозная как ураган тетя Клава в развевающейся белой одежде с ружьем в руках. Увидев на столе бабку Ежку и мальчика Кефирчика, тетя Клава крикнула: скорее бегите домой, я сама справлюсь, и выстрелила в самую гущу крысиного войска. Несколько крыс упали, но крысиный король махнул когтистой лапой, и новые крысы встали на их место и стали окружать тетю Клаву со всех сторон. Мальчику Кефирчику никогда в жизни не было так страшно, что уж говорить про бабку Ежку и саму тетю Клаву. Но сейчас, защищая детей, тетя Клава не боялась почти ничего, разве что поскользнуться и упасть посреди крысиного моря.  А оно все наступало и наступало, крысы уже начинали кусать ноги тети Клавы, а самые смелые взобрались на стол и подступали к мальчику Кефирчику и бабке Ежке. Отступать было некуда, оставалось сражаться и умереть. Мама, закричала бабка Ежка, и тут произошло невероятное – двери и окна магазина открылись одновременно, черный вихрь влетел в магазин и закрутил крыс в огромной воронке, а потом вылетел через дверь в ночную темноту. Вслед за вихрем в магазин ворвалась баба Яга на ступе с помелом – такой грозной мальчик Кефирчик ее никогда не видел. Она схватила жирного крысиного короля за шкирку, и он сразу стал маленьким и жалким. Корона слетела с головы, и он жалобно запищал, но баба Яга встряхнула его, и он съежился, пока не превратился в крохотного голого крысенка, а потом и вовсе исчез, словно его и не было. В окно влетел черный вихрь, ударился об пол и обернулся папой бабки Ежки Кощеем бессмертным. Мама и папа подбежали к бабке Ежке и подхватили ее на руки.    
— Какая же ты безобразница, маленькая бабка Ежка, — всхлипывала баба Яга. – Ведь ты же могла умереть. И как ты додумалась одна пойти против могущественного крысиного короля, которого боятся даже люди?
— А я и не одна, — ответила бабка Ежка, — мы были с мальчиком Кефирчиком. Он очень храбрый, мама, он защищал меня от крыс.
— Вижу, что храбрый, но не очень умный, раз поверил тебе, что ты сможешь справиться с крысиным королем, — укоризненно сказал папа.
— Просто мне очень хотелось помочь своей маме – чтобы не закрывали магазин из-за крыс, — сказал мальчик Кефирчик, стоя рядом с тетей Клавой, сидевшей на полу в одной ночной рубашке. Ноги ее были изранены, и ходить она не могла.
— Вот уж не думала, что ты Людмила – настоящая баба Яга, твой муж – Кощей бессмертный, а дочка – маленькая бабка Ежка, — только и смогла сказать тетя Клава.  –  Я ведь думала, что это только в сказках бывает. Спасибо вам огромное, вы спасли нас с мальчиком Кефирчиком от страшной смерти от зубов крыс. Просыпаюсь ночью и вижу, что мальчика моего нет. Я сразу подумала, что он отправился в магазин, и скорее бросилась сюда. Не думала я, что это такие страшные животные. Видно, придется нашему магазину отсюда уйти.
— Теперь не придется, — весело сказал Кощей, — я их в Северный Ледовитый Океан забросил, пусть там рыб пугают. Вашему магазину теперь ничего не угрожает. А вот ноги у вас сильно изранены – это плохо. Но по этим делам у меня жена мастер – сейчас живой водицей смочит, и как новые будут.
И в самом деле, стоило бабе Яге полить на ноги тети Клавы какой-то водичкой, как раны тут же затянулись. Баба Яга посадила дочь, мальчика Кефирчика и тетю Клаву в свою ступу и отнесла их домой, а маленькая бабка Ежка навевала им по дороге хорошие сны.
Утром тетя Клава отправилась на работу и вернулась с хорошими новостями – крысы ушли навсегда, словно их и не было, а магазин решили оставить на прежнем месте. Ноги у тети Клавы и вправду стали как новые, и она как девочка летала на них по всему магазину. Баба Яга купила бабке Ежке новую ступу вместо той, что разбилась в магазине, и бабка Ежка стала заниматься в школе еще усерднее, чтобы в следующий раз не растеряться при встрече с опасностью.
И только мальчик Кефирчик время от времени грустил. Ведь он так и не знал, что нужно сделать, чтобы стать настоящим человеком.

Глава 11.

Однажды тетя Клава сильно заболела. Не так, как обычно болеешь ты, малыш: когда першит в горле, закладывает нос или начинается кашель. Тетя Клава заболела очень серьезной болезнью. Дело было в том, что у тети Клавы, как она сама сказала, забарахлило сердце. Это значит, что самый главный мотор перестал надежно работать, и пришло самое время его немного починить. Но врач, приехавший на бело-красной машине «Скорой помощи», сказал, что сможет помочь тете Клаве только в больнице. А ведь тетя Клава никак не хотела ехать в больницу – она не смогла бы взять мальчика Кефирчика с собой, но и оставить его одного к квартире она тоже боялась. Хорошо, что мальчик Кефирчик был уже взрослым мальчиком, хотя ростом он ничуть не изменился. Ничего страшного со мной не случится, уверял он тетю Клаву, и она, вытирая украдкой слезы, согласилась лечь на недельку в больницу. Но только на недельку, сказала она доктору, и он обещал, что так и будет.
На следующее утро, после того как тетю Клаву увезли, мальчик Кефирчик выглянул из окна и увидел бабку Ежку. Она прилетела навестить друга. Полетаем, предложила бабка Ежка. Теперь мальчик Кефирчик жил один и мог не спрашивать разрешения у мамы. Сегодня я познакомлю тебя с одним бедным мальчиком, — сказала бабка Ежка. – У него нет ни мамы, ни папы. Он живет на большом вокзале в подземном переходе, ест, что находит в мусорном баке. Но он на самом деле очень хороший, просто у него мама потерялась, а папы у него не было. А так бывает? – спросил мальчик Кефирчик у бабки Ежки, когда она парковала метлу в подворотне неподалеку от вокзала. Сам увидишь, — ответила бабка Ежка и посадила его на ладонь.
Мальчик Кефирчик первый раз увидел такое множество народа. Все они куда-то торопились, многие несли чемоданы и тюки, слышен был шум поездов, и вдруг посреди толпы мальчик Кефирчик увидел небольшого худого мальчугана. Он старательно мыл пол шваброй. Это он, — шепнула бабка Ежка Кефирчику, — он часто помогает уборщицам, а они его за это кормят и разрешают ночевать в кровати в комнате матери и ребенка. Привет, Сережа, — обратилась бабка Ежка к мальчику.
— Привет, Ксюша, — улыбнулся мальчик Сережа. Ой, а кто это у тебя на ладони?
— Это волшебный мальчик Кефирчик
— Здравствуй, мальчик Кефирчик, — сказал Сережа и Кефирчик кивнул ему в ответ.-  Никогда бы не подумал, что дети бывают такими маленькими.
— Я и сам бы не подумал, — сказал мальчик Кефирчик. Но таким уж я  родился на свет.
— Вот и с мной такая история – я никогда не видел ни мамы, ни папы и не знаю, откуда я появился. Сначала я жил в детском доме – это такое место, где живут дети без родителей, но потом мне стало так грустно и одиноко, и я решил найти маму и папу в большом городе. С тех пор я живу здесь на вокзале, но ни разу их не встретил. Как вы думаете, смогу я узнать свою маму?
— Конечно, сможешь – уверенно сказала бабка Ежка.- Думаю, что ты здорово поработал сегодня и запросто сможешь погулять вместе с нами. Мама дала мне с собой немного денег, поэтому мы все вместе слетаем в зоопарк и я вас угощу мороженым.. Мальчик Кефирчик тоже ни разу не был в зоопарке, ведь правда?
Мальчик Кефирчик кивнул, и ребята побежали к ступе. Вот это было настоящее путешествие! На ступе не нужно платить за проезд и в зоопарк можно пройти без билета. Зато в зоопарке бабка Ежка купила мальчикам настоящее мороженое в вафельных стаканчиках и показала им и белых медведей, и тигров, и львов, и морских котиков, и змей и даже обезьян. На сдачу от мороженого ребята покатались на веселых аттракционах, а бабка Ежка летала вокруг на ступе. Вот все удивлялись!
День клонился к закату, и Ксюше – так, оказывается, звали бабку Ежку, было уже пора лететь домой.
— Так жаль, что сегодняшний день так быстро кончился, — тихо сказал Сережа. Мне так хорошо с вами, как будто вы мои брат и сестра.
— Не грусти, мы что-нибудь обязательно придумаем, — стала утешать его бабка Ежка. – Снова мы скоро прилетим к тебе в гости.
— Прилетайте,  я буду ждать, — ответил Сережа, и глаза его заблестели.
Дома мальчик Кефирчик долго не мог заснуть – он видел перед собой худенькое бледное личико Сережи, грязную серую одежду, в которой мальчик то и дело ежился от холода, поцарапанные руки с твердыми мозолями на ладошках. Тогда он и придумал, что сказать тете Клаве, когда она вернется из больницы.
Неделя и в самом деле пролетела быстро, и порозовевшая, отдохнувшая тетя Клава снова вернулась домой. В первый же вечер мальчик Кефирчик сказал маме:
— Милая мама, мне надо с тобой очень серьезно поговорить. Ты должна пойти со мной на вокзал. Там живет без мамы и без папы один очень хороший, но несчастный и грустный мальчик Сережа. Я думаю, ему было бы намного лучше жить с тобой. Вот увидишь, он будет тебе самым настоящим сыном.
— Но ведь у меня уже есть сыночек, — возразила тетя Клава и схватилась рукой за сердце.
— Милая мамочка, ты ведь знаешь – я не вырасту и не стану взрослым, я не смогу помогать тебе в старости или если с тобой что-нибудь случится. Я ведь вышел из кефира, и может быть, в один день, я снова превращусь в стакан кефира. Одна старая мудрая ворона говорила мне, что я мог бы стать настоящим ребенком, но для этого я должен совершить три великих дела. Но только ворона не сказала, какие именно,  да я и не совершал никаких великих дел, потому что я очень маленький и совсем не похож на богатыря. Так что видно, никогда мне не стать человеком.
— Какая мне разница, маленький ты или большой – ведь я твоя мама и люблю тебя таким, какой ты есть – ответила тетя Клава. – Но если ты хочешь, мы можем пойти на вокзал и пригласить Сережу в гости.
Так они и решили. На следующий день тетя Клава и мальчик Кефирчик поехали на вокзал. Долго-долго бродили они по вокзалу, но Сережи нигде не было видно. Тетя Клава утомилась и присела отдохнуть на скамейку. И вдруг мальчик Кефирчик увидел, как взрослые мальчишки-хулиганы отнимают яблоко у худенького мальчика. Вот он, — закричал мальчик Кефирчик тете Клаве в самое ухо.- Скорее, мама, надо ему помочь.
Ты помнишь, малыш, что тетя Клава умела быть очень грозной, поэтому мальчик Кефирчик ничуть не удивился, когда тетя Клава с кулаками бросилась защищать Сережу от хулиганов. Они сами испугались не меньше крыс, но ведь тетя Клава привыкла сражаться с бурями и ураганами, что ей были какие-то дрянные мальчишки. Она вытерла слезы с лица Сережи и дала ему отнятое у хулиганов яблоко.
— Мама, — вдруг тихо сказал Сережа. – Я знаю, ты и есть моя мама. Я нашел тебя, я наконец-то нашел тебя, — заплакал он и прижался лицом к коленям тети Клавы. И тетя Клава никак не смогла сказать ему, что она вовсе не его мама. У нее самой заблестели слезы в глазах. Она-то хорошо знала, каким ужасным и безжалостным бывает одиночество в большом городе, полном людей.
Тетя Клава взяла Сережу за руку и привела к себе. Дома она вместе с мальчиком Кефирчиком вымыла Сережу в ванне, досыта накормила и уложила спать в свою постель, а сама прилегла на кресле.
— Скажи, мама, ты оставишь Сережу? – спросил мальчик Кефирчик, и впервые в жизни сердечко его забилось в груди, словно птенец.
— Утро вечера мудренее, спи, сынок – ответила тетя Клава и закрыла глаза.
Вскоре и она заснула. В комнату заглянул месяц и осветил лица спящих. Тетя Клава спала улыбаясь, словно молодая счастливая мама. Сережа тихо посапывал во сне, сжимая рукой палец тети Клавы.
Вот и у моей мамы появился настоящий сын, подумал про себя мальчик Кефирчик. А что же я, спросил он себя и ответил: а мне, видно, пора вернуться в тот кефирный пакет, откуда я родом, где мои братья и сестры – кефирные капельки. И он уже было собрался слезть с подоконника, как вдруг его коснулся холодный свет луны. Где-то глухо каркнула ворона, зашумел ветер, запищала мышь, и мальчик Кефирчик закрыл лицо от яркого света.
Утром тетя Клава проснулась и не поверила своим глазам. На подоконнике вместо маленького мальчика Кефирчика сидел высокий юноша с белыми как кефир волосами.
— Кто ты, — спросила тетя Клава.
— Мама, я твой сын – мальчик Кефирчик. Я стал человеком, мама, я понял, о каком третьем великом деле говорила мне старая ворона. Ведь я собирался уйти от тебя, чтобы не мешать тебе воспитывать настоящего сына. Я решил вернуться обратно в пакет с кефиром, но свет луны превратил меня в человека.
— Нет, сынок, — возразила тетя Клава. – Ты сам стал настоящим человеком, тем кто умеет дарить счастье другим людям и думать не только о себе. Ты поступил как взрослый человек и стал им. Я очень горжусь тобой, — сказала она и обняла мальчика Кефирчика.
И на этом, малыш, сказка про мальчика Кефирчика кончается, потому что он стал настоящим человеком. Тут начинается новая история о том, как они стали жить втроем – тетя Клава, мальчик Кефирчик и Сережа. У Сережи появились и мама, и старший брат, а у тети Клавы – сразу двое детей. Мальчик Кефирчик вечером учился, а днем работал и помогал маме и брату. Сережа пошел в школу, а тетя Клава продавала продукты в молочном магазине. Бабка Ежка с мамой, папой и даже бабушкой часто заходили к ним в гости, а летом мальчики подолгу жили в лесном доме бабы Яги. У бабки Ежки появилась маленькая сестренка – бабка Ежечка, как ее прозвали дома, и все ее очень любили, хотя она была великой озорницей и с самых пеленок колдовала без спросу. Больше всего на свете дети любили слушать сказку про маленького волшебного мальчика Кефирчика, сумевшего стать настоящим человеком. Теперь и ты, малыш, знаешь, что у этой сказки счастливый конец, а что есть еще нужно для хорошей сказки на ночь?

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00