189 Views

* * *

Прорубая в меня окно,
Как в Европу,
Не забудь про двери,
Водопровод,
Газ,
Электричество,
Черепицу
Оттенка бордо…
Впрочем, мне всё равно:
С тобой
Рай и в скворечнике…
Но
Если начнёшь строительство,
Не забудь
Посадить дерево
И вырастить сына…

* * *

Из пункта А в пункт В
Двигалось твоё слово.
Плыло по морю синему.
Я вышла ему навстречу,
Не умея ходить по воде…
Врачи собрали консилиум.
Констатировали несчастный случай:
В девятый раз… за утро…
Пе-ре-бор…

Это
Всего лишь…
Наш разговор.
Мучаясь, часики слушали.
Тикали-тикали-ти…
Доживи
Со мной век минутный!..
Пауз твоих откровение — кома,
Проваливаюсь в неё — в истому
Невесомого промежутка
Между надеждой и верой.
Невысказанности химера —
Океанское тёмное дно.
(Или свет из небесной сферы?..)
Читаю в шорохах:
«ЗАПРЕЩЕНО — категорически! —
Плавать». И всё же
Слова, как буи,
Оставляю на милость ВЧЕРА…
Пробиваю кости и кожу —
Рождаюсь
Из твоего ребра,
Точно из пены морской —
Непохожая
Ни на Еву,
Ни на прапрапра-Афродиту —
Карта, тобою битая…
Дама с глазами «ню»…
В утреннем ритм-энд-б»лю»-
Зе — трещина в твоём шлюзе:
Сочится сплошное «лю»…
Впадает в меня, как в вечность…
Сплю
В отражении твоих глаз
В царстве
Усталого Посейдона.
Пожалуйста,
Научись —
На десятый раз —
Искусственному дыханию

По телефону…

* * *

Не разобрать:
Снег
Или пенопласт?..
Не различить:
Кровь ли?
Томатный сок?..
Расписала палец
О неуступчивый наст,
На ощупь пробуя
Символы сдержанных строк
О Вечном —
Не вырубить топором,
Вылизать.
Языком.
Из раны горячей
Любовь.
Собакой стать
С растерянной мордой-лицом,
Забывшей наречье,
Выросшее из ять,
Аза, буки,
Прочей буквенной скуки.
Дай лапу на счастье мне…
Буду бежать по следу…
Молчать созвездием Гончих Псов
На срубе
Ночи.
Вздрагивать
ДЕВЯТЫМ небом
В твоих зрачках. (Мало СЕМИ
Для счастья — тонкого
Лунного декоративного наста…)
Каплет из пальца
Влюблённый в твой космос слог…
Не различить:
Кровь ли?
Томатный сок?..

* * *

Я подслушала вчера твою боль —
Змейку, бьющуюся в мышеловке…
Острым жалом древней буквы «глаголь»
Алфавит вышивал мои неловкие
Строчки — вЫчитаешь ли нужный код?..
Чтобы совпасть с моим Завтра,
Где завтрак — табуированный терпкий мёд
Наших открытий друг друга, где астро-
Номический голод — не тётка: в охапке
Взглядов-туманностей, сорванных с лиц,
Ищу твои звёзды, чтобы на голое
Сердце повесить. Аустерлиц —
Это отсутствие твоего тела
Рядом, дышащая в затылок
Тишина в треуголке и тонны яда
Ожиданий немых в простывшем тыле…
Синусоида чувств ползёт вверх по графику —
(Эверест — демо-версия для энциклопедий).
В высшей точке губ забываю о трафике,
Скачивая твои поцелуи… В масс-медиа
Господа Бога представят списки
Всех, нарушивших Змия пределы.
А я подслушала твои мысли —
Сорвала яблоко. Самое спелое…

* * *

Весна. Апрель. Мне снова …надцать.
Мне дышится тобою — дынным
Щемящим запахом. И пальцы
Гуляют по бульварам нимба
Твоих волос. Остроконечны
Прохожих взгляды — ну и что же?..
Я с яснолунной твоей кожей
Сольюсь, разбрызгивая Млечность
В зрачках у города. Так небо
Вдруг станет притчей во языцех
У фонарей… И бледнолицых
Проспектов бойкая беседа
Потонет в нашем интермеццо,
Где боязно тебя изранить
О свой минор… В журчащей пьесе
С названием «Весна»
Миг
Правит
Бал — ТЫ мне случился…
Перетекает ночь в пастель.
И бьётся жилка у ключицы,
КровоВпуская твой апрель…

* * *

Я пробую твою музыку
На вкус, запах и цвет —
STRAWBERRY FIELDS FOREVER…
Это не «Beatles».
Это — входной билет
В театр имени Евы.
Впитываю
Главную твою роль
С мякотью медноликих
Нот. Пересчитываю
Земляничную боль
По зёрнышкам,
В обеззвученный год
Выжившим. Выждавшим
Миг премьеры,
Где я пьЮ
Твою музыку;
Примериваю её
На тело,
Как платье…

Стекают капли —
Сладким заревом спелых нот.
Твоё поле — море,
Исключающее переход вброд;
Приподнимаю
Кожу
Медной воды
В точности, как дитя, —
На полотне Сальвадора Дали
Рассматривающее собаку.
Вытаскиваю со дна
Запах,
Цвет
И твой земляничный вкус —
Вплетаю в неповторимые роли,
В «До-ре-ми-фа-соль-ле-то…»

И небом становится поле —

STRAWBERRY BLUES
FOREVER…

* * *

…но зато
я так стремительно падаю вверх,
как будто притяжения нет…
Ольга Пулатова

Чик-чирик, милый, чик-чирик…
Воробышек я, под кошачий язык
Прожитых лет валидол. Я — обол,
Харону уплаченный Годом минувшим.
Усталое Время обходит кормушки
С минутами-зёрнами. Бог меня дёрнул
Клевать из твоей в День открытых дверей
В Эдеме. Стремительно падаю вверх,
Презрев притяженье. Как нож, как стерх —
Секундная стрелка. Милый, я — белка
В плену колеса. Понедельников спицы
Мелькают, как мельницы лопасти. В Ниццу
Уехать бы, судорожно раствориться
В тебе, как в толпе… Но на тонкой трубе
Твоё А с моим Б греют руки о звёзды
И, падая вверх, выпивают все вёсны
На брудершафт… Я теперь космонавт
В твоей невесомости. И мне не совестно —
С небом на «ты». Оперившись, взаймы
У столетий выпрашиваю крылатый миг…

Чик-чирик, милый, чик-чирик…

* * *

Прилипший к небу лунный диск.
Прилипший к слуху нервный визг
Машинных шин. И ты один…
И хочется прозреть, проснуться.
Проткнуть, как шар воздушный, сплин
Вечерних улиц. Трутся, жмутся
Друг к другу будней шестерёнки.
Чем дышим мы — тепличной плёнкой
Бесцветных дней окружены?..
Обращены. В чужую веру
Жужжащих трасс и скороспелых
Многоэтажек. Мажет сажа
Ночная нас на царство сна
С заходом Солнца. Это — мзда
За выпитый до донца кубок
С прокисшим в суетности днём.
Кто складывает нами кубик —
Идею Рубика?.. И в чём
Завет добра, когда гора
Под Магометов скромный дворик
Распахана?.. Как бедный Йорик,
Луны глазницы до утра.
Сочатся бренностью. (Намедни
Они смотрели вслед Христу)
Не помним. Спим. И на посту
Рассвету город выдаст кегли

Из наших душ

* * *

Потеря девственности белым листом —
Буквенный дождь
В раскалённую почву
Пустыни…
Поэзия бьёт челом
Перед берущим без шума и пыли
В осаду —
Без зонтика —
Междустрочье,
Крепостной вал Междуречья речи,
Где буквы, сдаваясь словам,
С неба хлещут
Вопросом извечным:
Плыть иль не плыть?..
Если НЕ БЫТЬ
Уже невозможно?
Если бушуют в тебе подкожные
Рифмы-дожди,
Как инъекция кофе — в сонной крови.
И классический профиль
Ямба —
Единственный вещий ЗНАК
В будничной гуще…
Не хлебом насущным,
Но буквенной влагой
Живы поэты.
Стерпишь, бумага,
Яд спирохет белой засухи? Свыкнешься?!!
Слюбишься?!!

Скатишься…
В вытолкнувший воду ад…
И только рукописи
Не горят.
Рукописи —
Словом — затапливаются
Для тех,
Кто под ливни — как под образа…
И тают глаза в том, чем грезил песок,
Когда видят:
На водной глади листа
Распускаются лотосы

Первых строк…

10.08.2006.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00