110 Views

Один король правил маленькой страной. И ему донесли как-то, что на него собирается идти войной сильный сосед.
     Король собрал совет, и совет не мог придумать, как победить.
     Главный советник сказал:
     — В одной деревне твоего королевства живёт мудрец. Он на все вопросы может ответить. Иди к нему.
     Король взял с собой слуг и советников и пришёл в ту деревню. Его встретили люди в чёрных шляпах и проводили к мудрецу.
     — С какой г’адостью пг’ишёл? — спросил мудрец.
     Король стал рассказывать ему про сильного соседа.
     — Нет, ну ви послушайте! — сказал мудрец людям в чёрных шляпах, — Я ему пг’о г’адость, а он мне пг’о дело.
     Король обернулся к слугам. Один из слуг подал ему мешочек с золотом. Король отдал мешочек мудрецу.
     Мудрец оценивающе посмотрел на походную корону короля, взвесил в руке мешочек и сказал:
     — Тут на полчаса беседы, но если узнаешь, что хочешь, г’аньше того, то и беседе конец.
     — А если не узнаю? — спросил король.
     Мудрец поглядел на короля и ответил:
     — Скучно, но полезно иметь дело с людьми, котог’ые не тог’гуются. Хотя ты чуешь главное — всегда нужно г’ассмотг’еть ваг’ианты.
     — Если не узнаю, я велю отрубить тебе голову, — решил король.
     — Вот это уже интег’есный гешефт, — сказал мудрец, — такая гаг’антия стоит получаса беседы.
     Король опять обернулся к слугам, и слуга дал ему ещё такой же мешочек. Король отдал мешочек мудрецу. Мудрец поставил на стол большие шахматные часы и нажал кнопку.
     — Ты говог’ишь, сосед войной идёт? Ай вей, война хог’ошая услуга. Кому ты пг’одаёшь свою войну? — спросил он.
     — Как это — продаю? Война не товар! — заявил король.
     — Он путает товаг’ с услугой и хочет отг’убить мне голову, — обратился мудрец к людям в чёрных шляпах, — Как ви думаете, это стоит впятег’о пг’отив беседы, или мне сг’азу взять десятикг’атно?
     Люди в чёрных шляпах зашумели.
     — Бег’и в пятнадцать г’аз дог’оже, Соломон, он не тог’гуется, — сказал один из людей, — пока я научусь беседовать как ты, ми как г’аз пятнадцать клиентов упустим.
     — Зато какая г’еклама! — сказал другой, — ми пег’ед властью не дг’ожим. Попг’оси его, чтобы на всех площадях и по дег’евням объявили, что тебе отг’убили голову, и что вместо тебя тепег’ь Мойша.
     — Вот видишь, сколько ты можешь потег’ять, вояка, — обратился мудрец к королю, — а всё оттого, что туговат на ухо.
     — Да как ты смеешь? — осерчал король.
     Глаза мудреца сделались особенно печальными.
     — Кто не смеет, тот без пг’ибыли остаётся, — ответил он королю, — давай ещё двадцать мешочков и г’уби мне голову. И с глашатаями чтобы всё по честному. Или, как ваг’иант, ничего не давай и слушай ухом.
     Король стал слушать.
     — Кому ты пг’одаёшь свою войну? — снова спросил мудрец.
     — Война не продаётся! — гордо заявил король.
     — Ай вей, какие ми гог’дые, — покачал головой мудрец, — А кому пг’одал войну твой сосед?
     Король сообразил:
     — Ну, он, того… соседнего барона нанял.
     — Это не пг’одажа, это покупка, — ответил мудрец, — думай ещё.
     Король ничего не придумал.
     — Пятнадцать минут, — сказал мудрец, поглядев на шахматные часы.
     Король смолчал.
     — А может, тебя кто нанял? — спросил мудрец, — ты кому служишь?
     — Богу.
     — А-а-а, тебя нанял ваш Иешуа.
     Король возмутился.
     — Тише, тише, — сказал мудрец, — Я знал, что ваш Иешуа не любит тог’говцев. Но может, война полезна ещё кому-то кг’оме него? Какие ещё ваг’ианты есть?
     Король задумался, а потом сказал:
     — Меня любит мой народ. А соседа он любить не будет.
     — Вот это уже что-то, — обрадовался мудрец, — Значит, ты можешь пг’одать твоему наг’оду победу. А война пойдёт в нагг’узку.
     — Как это? — не понял король.
     — Да очень пг’осто. Твой наг’од спег’ва платит тебе, а потом за это ты г’азг’ешаешь ему победить соседа.
     — Как это? — опять не понял король, — сперва собрать налоги, а потом раздать оружие?
     — Впег’вые имею дело с таким олухом, — пожаловался мудрец людям в чёрных шляпах и опять обратился к королю, — Не г’аздать, это же не г’екламные листовки! Г’аздашь им свой гег’б на щиты и пг’аво умиг’ать с твоим именем на устах. Ты что, не знаешь, что такое фг’аншиза?
     Король не знал, что такое франшиза.
     — И это главный фг’анчайзег’ в ког’олевстве, — сообщил мудрец людям в чёрных шляпах, — чего же ждать от обычных фг’анчайзи? Тут только с вами, коллеги, и есть о чём поговог’ить.
     Люди в чёрных шляпах одобрительно загудели.
     Один из них сказал:
     — Соломон, говог’ить будешь потом. Сейчас ты беседуешь.
     Мудрец вернулся к беседе:
     — Так тебе всё ясно?
     Король почесал за короной:
     — Да, но они же не умеют воевать! — озадаченно сказал он.
     — Послушай, дог’огуша, — ответил мудрец, — вот я таки не умею выговаг’ивать букву эг’, но ты же меня понимаешь?
     Король кивнул.
     — Уметь воевать это даже дг’угое дело, — сказал мудрец, — Этому можно научиться. Пг’едложи своему наг’оду однодневный обучающий семинаг’ с оплатой в г’ассг’очку. Кто выживет на войне — оплатит за погибших. Тогда никто не позволит погибнуть своему товаг’ищу.
     — Такое мне в голову не приходило, — сказал король.
     — И это ещё не всё, что можно сделать, — отозвался мудрец, — Вот ещё ваг’иант. Когда ты пг’одашь своему наг’оду победу, ты можешь на эти деньги купить себе двух баг’онов с дг’ужинами. И тоже победишь. Посг’едничество на г’ынке фьючег’сов — это очень выгодно.
     Король опять почесал за короной.
     — Послушайте, — обратился мудрец к людям в чёрных шляпах, — пг’одайте ему кто-нибудь сг’едство от вшей, он как-то слишком напоказ чешется.
     Ничего не понимающий король вручил одному из людей в чёрных шляпах мешочек золота и принял из его рук какой-то пузырёк.
     — Слушай, дог’огуша, а за что ты воюешь? — спросил вдруг мудрец.
     Король не понял вопроса.
     — Ну вот пг’идёт сюда твой сосед, — объяснил мудрец, — станет пг’авить твоим наг’одом. Что любить не будут — их пг’аво. Но чем ты лучше его? Что в тебе вообще такого хог’ошего есть?
     — Ну, я христианин, а он язычник, — ответил король.
     — Как ты пг’одаёшь твоему наг’оду твоё хг’истианство? — спросил мудрец.
     Король хотел было почесать за короной, но остановил руку и ответил:
     — Никак.
     Он хотел добавить: «Вера не продаётся», — но что-то его остановило.
     — Что ж ты? — сокрушённо воскликнул мудрец, — А твой сосед, навег’ное, хог’ошо пг’истг’оил своё язычество.
     Королю захотелось поковыряться в носу, но он снова остановил себя и сказал:
     — Сосед говорит, что защищает подлинно народные интересы.
     — Скажи своему наг’оду, что защищаешь подлинно духовные интег’есы, на духовности можно сделать очень хог’ошие деньги.
     Король зачем-то спросил:
     — А что ещё можно сказать?
     — Ещё можешь сказать, что Иешуа был сын твоего наг’ода, — отозвался мудрец, — за детей вступаются охотнее, чем за каких-то там идолов. Очень хог’оший ваг’иант. А лучше не скажи, а слух пусти, а то у тебя с вашими священниками спог’ выйдет.
     Король задал ещё один вопрос:
     — Слушай, откуда ты такой взялся вообще в моём королевстве?
     — Из Святой земли, — ответил мудрец.
     Главный советник подошёл к королю сзади и шепнул ему что-то на ушко.
     — Мне вот тут докладывают, — сказал мудрецу король, — что в соседней деревне живёт ещё один мудрец. Как тебя, бишь, зовут, Соломоном? — вот он как раз с Соломоновых островов. Докладывают, его коллеги с детства режут головы и едят людей. Золота своего я назад не требую, голову рубить тебе не стану, но пойду проконсультируюсь и у него. Для вариантов. Да, и часики вот эти твои почём продашь?

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00