17 Views

Всякая любовь стремится жить…

Всякая любовь стремится жить.
Всякая любовь готова к битве.
Спрячет тайно за щеку молитву
и за пазуху (бесстрашная!) — ножи.
На залитую арену (солнцем? кровью?) –
с голым сердцем, с грязными руками,
твердыми и легкими шагами…
Зрители безумствуют! По кромке
гибели идет любовь, и сильный
побеждает, погибает — слабый.
Всякая любовь имеет право:
пошло выжить, умереть красиво.

Бытовое

Притихший город, полная луна.
Спеши домой, надвинь сильнее шапку,
зима скучна, и полинявшим драпом
мелькнут внезапно старые дома,
что, подбоченясь, обступили твой,
уже глядящий из-за поворота…
Дарить уютом — это мастерство,
которое зимой — почти работа…
Спеши домой, согреешься, уснешь,
не ужиная — день ужасно долгий…
Лишь тихий вздох — мол, снега-то принес,
от всех уборок никакого толку…

старые уроки

Учись умирать молча — так умирают рыбы,
учись говорить — когда невозможно молчать,
учись принимать и глотать его каждый выдох,
учись понимать его гордость и злую печаль.

И каждую ночь, каждый день — от души, не прячась –
учись отдаваться мужчине, отдай ему все.
Учись называть его самой большой удачей,
которую жизнь тебе больше не преподнесет.

Учись умирать и, глаза открывая снова, —
в ладонь ему в тысячный раз прошептать — люблю…
И это потертое, старое, тихое слово
ложится в ладонь, как колеса идут в колею…

искусство деления

Даже объятья любовники делят на два,
кто-то всегда сильнее зубами — в плечо,
ты мне — любимый,
ты мне — палач,
наградой –
капля слюны твоей под языком печет.
Видящий сны, не забудь поутру проснуться…
Кто-то всегда растворяется –
сахаром в чай,
медом в слова,
чтоб ладонью ладони коснуться
утренний чай подавая.
И — если уж честно – печаль
неутолима, ведь даже одним одеялом
не отогреть –
чьи-то ступни всегда холодны…
Кто-то всегда отдает, но и этого – мало.
Кто-то всегда принимает,
не зная цены.

незавершенность-1

Который год каблук стирает гравий…
И в безысходности весенних холодов
мы приникаем — телом к телу, гранью к грани –
глотая, как лекарство, страх поранить.
Вся наша жизнь — в одном предлоге «до».

До сна — во всхлипах-вскриках обнажений,
до сна — где оставаться одному,
закрыв глаза, сминая отраженья,
уснуть, так и не завершив движенье –
край одеяла на себя не дотянуть.

незавершенность-2

Ты слишком долго в сумке ищешь ключ,
растерянно и даже — в чем-то — нервно,
и нарочито громко хлопнешь дверью…
Весь день — пустой, и даже шарф — колюч,
и сапоги натерли ноги… Все же веришь

(так верят дети) — в доме кто-то есть,
привычным жестом поправляешь платье,
но — вдруг осознаешь — и, ошалев,
не в силах снять сапог, сидишь и плачешь…

сдача на ладони
для стаси
И говоришь — все, что горело, пили,
и мир не тот, что мы с тобой лепили,
уж слишком ярок.
Так что же дальше, так чего же ради?
Строка к строке — заполнены тетради,
и сплошь — помарки.
И сплошь — ошибки, строфы ли, катрены,
сгнивают корни, зреют перемены
над каждой крышей.
А нам бы компас, нам бы капитана
и йо-хо-хо, и пена над стаканом,
но нас не слышно
за шумом волн. Нас боги проглядели,
закрыли двери в золоченый терем –
оставь, мол, сдачу.
Вот и подбрось монетку на ладони,
и вспомни тех, кто о тебе не помнит.
присядь, поплачем…

незавершенность-3

Рас-строиться — то есть себя превратить в остов –
не знаешь и сам — человека ли, дома ли, вещи…
В комнате столько вещей — а дом-то пустой…
Разницы нет — или дюжина книг, или две, или сто.

Тебе и мешать-то этому миру — нечем…

Так и сидишь — ах, как кстати, что к вечеру дождь! –
Под одеяло нырнешь, и уснуть будет проще.
Дюжина книг — и отступит сезон холодов…
Словно не жизнь проживаешь, а тушью рисуешь прочерк.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00