63 Views

Эсерка, Фаничка Каплан
Влюбилась в Ильича,
А тот во всю крутил с Арманд.
Каплан была ничья,
Лиш только Энгельс подмигнёт
Да Сталин пробежит —
Такой вот феодальный гнёт
Для девичьей души!

У Ильича была ещё
Фригидная жена
Ужастным цурихским врачом
Была заражена,
И вот ни секса ни детей,
Отравленая жизнь,
Приходиться любить людей
И верить в коммунизм.

(а ты попробуй не поверь —
Ульянов выставет за дверь!)

Приходит както раз к Каплан
Красавец некий в дом:
Он всем известен по рогам
И множеству имён —
То Вельзевул то Люцифер,
Но вот не так давно
Он гордо носит напремер
Фамилию Махно.

Он говорит: «Ах, знаю Вас
Давно и Вашу боль!
Невыразимый ваш экстас
И двойственую роль!
Но знаю как завоевать
Любимого на век
Он сляжет сам скорей в кровать,
Как чесный человек.

(бедняга Фанни! Как судьба
К тебе призрительно груба!)

Вот Вам стрела и меткий лук,
Их одолжил Амур,
Ильич Вам будет лучший друг,
Без всяких лишних дур!».
Увы — наивная Каплан
Несёт всё это в дом,
Не зная точто этот план
Истории знаком.

Вот гром баталий по зади,
И както раз идёт
Ильич с цветочком на груди
К тусовке на завод.
Среди восторженной возни
Пред радосной толпой
Каплан готовится пронзить
Любовь свою стрелой.

(«Ах Ленин! Цурихский гаврош!
Как на трибуне ты хорош!»)

И вот уже направлен лук,
Но мерский Люцифер
Кладёт ей прямо между рук
Огромный револьвер,
Заместо стрел шеснадцать пуль,
На каждой страшный яд,
Хохочет жудко Вельзевул,
Глаза Каплан горят.

Раздался грохот и Ильич
Среди чекистских морд
Внезапно прерывает спич!
В истерике народ!!!
Кровь хлещет с тела Ильича,
В пробитом серце яд!
И Фанни плача и крича
Спадает на асфальт.

(вокруг беснуеться ЧеКа,
Но палец соскользнул с курка)

Дзержинский трогает Каплан
Недрогнувшей рукой:
«Вы арестованны, мадам,
Прошу идьти со мной!».
Покошен бант, течот слеза,
Гримассой скомкан рот,
От боли выплакав глаза,
Каплан слепа как крот!

Так и лежала вся без сил,
Но Феликс не дурак,
И на допросе он спросил:
«Слепой стреляла как?»
«Ты врёшь чекистская свинья
Я не одна из вас!
Любовь свела с ума меня,
Какой я кчорту ас?

(давно в гробу отец и мать —
не так уж страшно умерать!)

Меня смутил хитретц Махно,
Прожённый интриганн,
Я несмогу простить его
Предательский обман!
Как я хотела быть нежна,
Хоть вождь и непросил…
Готова всё за жизнь вождя
Отдать по мере сил!»

Её выводят на балкон,
Внизу шумит толпа.
«Она диникинский шпион!»
Каплан как снег бела.
Дзержинский начинает суд,
Спасенья рвёться нить,
Внизу кричат, внизу орут:
«Убить её, убить!!!».

(ах как труслив, жесток и подл
Суд опьенённых властью кодл!)

Каплан ведут к большой стене,
В пустых глазнитцах страх,
Вся целиком в своей вине
И с пеной на губах.
Берёт оружие солдат,
Кричит сильней народ,
Ну вот и всё — ружейный залп,
Оборван жизни ход.

Так за метания души
Наградой стал растрелл,
И тело Фанички лежит
Среди такихже тел.
А Ленин в Мавзолее слёг,
И как неназови
Он демонстрирует урок
Обмана и любви.

(он перед смертью так болел!
Куда гуманнее растрелл!)

Спешит к влюблённым сатана,
Сжемая свой наган,
Слепою страстью нас пьяня,
Как Фаничку Каплан,
Он поджегает целый свет,
И беридит умы,
Чтоб всюду царствовала смерть
И пиршиство чумы!

Как страшен средь кровавых вод
Удел тех кто влюблён
Да и меня конечьно ждёт
Районный наш дурдом.
Хожу по миру без друзей,
Угрюма и светла…
«Я поведу тебя в музей», —
Мне скажет медсестра.

(хотя верней уйти в туман —
Прощайти все! Прощай Каплан!)

4 августа 2009 года

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка