13 Views

Ник вцепился в острые камни и пытался дотянуться до спасительного выступа на скале. Но, истёртые верёвкой и изрезанные камнями одеревеневшие пальцы уже не подчинялись своему хозяину! Взглянув на Элю, он протянул к ней руку… Но вдруг сам стал отдаляться от Эли с нарастающей скоростью! Женский крик разорвал тишину поднебесья и отразился бездушным эхом.
Сорвавшись, он хватался пальцами за воздух. Резкий и затяжной вдох замер в груди разрывая легкие. Его било о камни. Каждый удар ломал кости, а острые выступы скал, словно зубами рвали тело на куски!
Но боль не приходила… Каменные шипы у подножия горы летели навстречу ему открыв свои объятия, как старые, добрые друзья.
«Ну вот и…»

«Опять этот кошмар… Ну когда же они наконец закончатся?!»
Ник уже и забыл когда нормально высыпался последний раз.
Со временем сон и явь слились для него в одно целое. Вот и сейчас он смотрит пустыми уставшими глазами на брезентный потолок палатки, соображая, спит ещё или всё же лежит разбитый у подножия горы’…

— Вставай, лежебока! — залетела в палатку Эля и, потеребив Нику ноги, погладила спальный мешок в районе живота. — Давай-давай… Утро сегодня — прелесть! Ни ветерка, ни тучки! Самое то для восхождения!
Подняв резко голову он увидел её весёлое, довольное жизнью лицо, с слегка розоватыми от утренней свежести щеками… Он любил её больше всего на свете. И только её лицо, в эти утренние мгновения пробуждения, давало ему силы начать день.

У подножия, в неглубоком ущелье, два памятника в виде двух валунов с вбитыми в них ледорубами. Двум разбившимся здесь альпинистам…
Проходя мимо них, Ник отвернулся. Думать о плохом ему не хотелось, тем более перед подъёмом.

До вершины оставалось половина пути.
— Отдохнём? — спросил он.
— Устал уже?! — ответила Эля вопросом и улыбнулась не показывая своей усталости. Облокотившись на согнутую ногу она осматривается по сторонам. Внизу медленно ползут ещё две группы…
Смотря на неё, на её сбитую набок вязанную шапочку, волосы с мокрым локоном, лицо подставленное лёгкому ветерку и почти уже полуденному солнцу он готов сотни раз покорять эту проклятую вершину.
Единственно кого он ненавидел в этот миг — ветер и солнце. За то, что не он, а они целуют и ласкают лицо и губы Эли.
Медленно протянув к ней руку, Ник хотел поправить шапочку и смахнуть капельки пота с уголков глаз. Не успел…
— Вперёд! — отдышавшись командует она и по-ленински указывает ладошкой на пик горы. Он бы всё отдал за то, чтобы остаться здесь и любоваться ею, а не тащиться к вершине по уже ненавистным ему камням!

Всё сильнее ощущалась тяжесть рюкзака и всего страховочного «железа»… Медленнее и короче становились шаги… Со звонким смехом Эля обогнала Ника, подначивая:
— Такой сильный мужчина, а плетётся позади такой хру-у-пкой девушки!
Чем ближе они подходили к выступу, тем чаще у него бился пульс. Дышать становилось труднее… Впереди его ждал тот самый, предательски вылетевший из под ног, камень из его снов.

Взлетев с лёгкостью стрекозы на выступ, Эля закрепилась на нём, упёршись ногами в скалу и
приготовилась помочь подняться Нику.
Он стоял перед стеной тяжело дыша, а фрагменты сна мелькали перед глазами.
Из ступора его вывел её окрик:
— Ну, ты чего?! Смелей, трусишка! Не в первый же раз!
Каждый его шаг она поддерживала ласковым:
— Так… Еще… Вот так… Левее… Хорошо…
Каждый шаг давался ему с таким трудом, как-будто все грехи мира давили ему на плечи толкая вниз. Вот и выступ… Неужели обошлось?! Он протянул руку и…

— …верёвка перетёрлась и оборвалась. Эля не смогла удержаться на стене. Там то и мужик не удержится, а девушка… — инструктор махнул рукой.
— А как же он? Тоже сорвался?
— Нет. Ник очень любил её. Глупо… Глупо и бессмысленно…
Глубоко вздохнув инструктор добавил:
— Верёвку обрезал. Сразу, не раздумывая. Как будто хотел поймать её, спасти. Теперь они вместе, навсегда…
Инструктор повернулся в сторону неглубокого ущелья у подножья горы и посмотрел на два валуна с вбитыми в них ледорубами…

Одного инструктор не знал. Не знал того, что теперь Ник, как камень, катимый в гору Сизифом, вечно будет взбираться, манимый лицом Эли на эту вершину и, не достигнув её, срываться вниз, в неглубокое ущелье.

***
…вцепившись в острые камни, Ник пытался подтянуться до спасительного выступа на скале. Взглянув на Элю, он протянул к ней руку… Но Эля вдруг стала отдаляться от него с нарастающей скоростью! Женский крик разорвал тишину. В груди, разрывая лёгкие, замер вдох…
Его снова било о камни, выступы рвали тело. И только каменные шипы у подножия горы, открыв свои объятия как старые друзья, летели ему навстречу…

…- Вставай, лежебока!

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00