13 Views

В жизни я довольно-таки равнодушна к еде. Ну там, пара «чупа-чупсов» в день и мороженое; пиво не в счёт, и всё. Зато я очень люблю поспать и, наверное, именно потому так суперски выгляжу — стройная, бодрая, весёлая (ну, если, конечно, нет дипресии, и бантики не в слезах).

В последнее воскресенье сентября я не торопилась вставать, тем более, что эротика в моих утренних сновидениях, наконец, развилась до игривой порнушки, и мне ужасно хотелось досмотреть, чем это всё закончится. Правда, моя котёночка Фанни периодически возвращала меня к реальности, облизывая ладонь, но мне снились такие волнующие прикосновения и даже уже проникновения, что я совсем не обращала на это внимания, пока вдруг мой мобильный не зазвонил трогательной музыкальной темой из Бритни Спирс.

— Ты чё ломишься в такую рань?!? — сонно пробормотала я в трубку.

— Какая рань?!? Уже одиннадцать часов! — ответила Светка.

— Для того, кому нечем заняться, может одиннадцать часов и много, а вот я, например, нашла новый сайт с аниме про тру-эмо-готов, и легла в три утра!

— Анька, а ссылку дашь? Ну, пожалуйста!

— Так и быть, подумаю на досуге! Чего звонишь-то?

— Ань, ты сейчас упадёшь. Прикинь, у Тани парень появился.

В этот момент я пыталась нащупать на полу колготки, не вставая с кровати, но, не рассчитала сил, грохнулась вниз и уронила мобильник.

— …я же предупреждала, что упадёшь! — продолжила Светка, — Прикинь, пошла я с утра в магазин за творожком для похудения — у меня как раз очередной ящик закончился — а они сидят на лавочке и целуются!!!

— Ой, Светка, а какой он, Танькин парень?

— Так говорю же, они целовались в тот момент! В общем, я ничего толком не увидела, отошла в сторонку, чтобы не спалиться, и вот сейчас звоню тебе! Я даже прям не знаю, кто на неё мог повестись. Наверное, только поэт!

— Блин, ну ты, короче, вали уже за своим творожком, а я пока оденусь и всё такое. Встретимся через двадцать минут у Танькиного подъезда, там и разберёмся, что к чему! Могу поспорить, что у него, как у любого идеального поэта, гнилые жёлтые зубы, грязные ногти, а с губ капает слюна!

Мы со Светкой подлетели к лавочке одновременно с разных сторон, и без труда застали парочку врасплох: судя по всему, их первый поцелуй длился всё утро. Оторвавшись друг от друга, влюблённые повернулись к нам, и мы сумели рассмотреть поближе нежданное Танино приобретение.

Парень оказался подходящей парой для нашей убогой подружки: прыщавый, лохматый, с кривыми зубами и в огромных затемнённых очках с диоптриями. Было ясно, что такое создание вряд ли кто-то мог вообще повестись, если бы не Таня. Хорошо ещё, что для роли первого парня внешность роли не играет, да и вообще, как говорит Маруся Народицкая (хи-хи!), не все мальчики одинаково полезны.

— Он клёвый, он тоже стихи пишет, — заявила нам Танька, ласково поглаживая своё чудо по голове, отчего чудо довольно улыбалось и почти уже мурлыкало.

— Интересно, он знает, что она девственница? — вполголоса заметила Светка.

— Интересно, он знает, что девочек вообще нужно лишать девственности? — ответила я.

Поболтав с парочкой, мы со Светкой вскоре поняли, что мешаем интиму. Разбежавшись по домам, интерес к теме мы, конечно, не потеряли и весь день только и строили догадки: переспит Танька со своим мальчиком или нет?

— Переспит, не переспит, не знаю, — заметила Светка, — но лучше, чем ты, писать стихи он точно не будет. Скорее, когда он вырастет, его возьмут на зарплату младшим помощником внештатного редактора, чтобы он читал рукописи всяких идиотов, которые ни один вменяемый человек читать не сможет. Ну и зарплату ему назначат долларов сто.

— Рублей, — заржала я.

В понедельник первым уроком у нас со Светкой был английский, и мы мучились от любопытства все сорок пять минут, ожидая конца занятий у «немки» Тани. Как назло, училка задала какой-то дебильный перевод, и мы со Светкой уже начали жалеть, что не прогуляли, но всё-таки к концу занятий эту чушь удалось расшифровать, а ещё через пару минут прозвенел звонок.

Таня ждала нас в кабинете географии. Лицо её светилось загадочной улыбкой, но сильно похорошеть от этого ей не удалось: получалось нечто среднее между Дианой Гурцкой и Людмилой Гурченко.

— Ну как? Ты его завалила? — накинулись мы на неё с расспросами.

— Девочки… вы не поверите… я была у него первой!

Мы захлопали в ладоши.

— Таня! Ты супер! Ты сделала это! А он? Что он?

— А у него ничего не получилось… То есть, сначала вроде получалось, а потом вдруг раз — и всё, вдруг перестало получаться, но для первого раза, наверное, хватит, я думаю…

— А со мной вот как было… — начала Светка, предвосхищая долгий, почти недельный обмен сексуальным опытом.

Но когда тема понемногу исчерпалась, Танька вдруг опять потрясла всех.

— Слушайте, девочки, а правда, если занимаешься сексом в первый раз, то не залетаешь? — спросила она.

— Ты чего, совсем дура, что ли? Трудно было презик купить? — не сдержалась Светка.

— Погоди-погоди, — перебила её я, — ты же, Тань, сказала, что у него ничего не получилось?!?

— Ну да, не получилось, но я же всё равно боюсь!

— Ну, раз боишься, сходи в аптеку да тест себе купи. Этому тоже надо рано или поздно научиться!

После уроков купив тест, Таня, выяснила, что не беременна, и мы решили отметить этот результат очередной пьянкой на гаражах. После пары банок пива я хотела уже предложить потусоваться в каком-нибудь клубе, но тут у Тани зазвонил телефон, и мы со Светкой поняли, что остаток вечера нам придётся провести без неё.

Как я и предполагала, во вторник Таня не пришла в школу ни на один урок. «Наверное, счастлива, как удав», — ухмыльнулась Света, но всё оказалось совсем не так. «СПАСИТЕ, УМИРАЮ», — пришла нам на телефоны SMS, и мы помчались к Тане, забив на последний урок.

Ввалившись в открытую дверь, мы увидели нашу подругу заплаканной и лежащей на полу. Широко раскинув руки и ноги, она, должно быть, воображала себя умирающей.

— Что здесь случилось? — заорала Света с порога.

— Он ушёл!!! Он бросил меня! — заплакала Таня, — он сказал, что его разочаровал первый секс со мной, и теперь он найдёт себе девчонку получше! Что же мне теперь делать?!?

— Искать следующего, потом потерять его, и так всю жизнь, — цинично ответила Светка.

— Радоваться, что ты успела получить от этой скотины только самое нужное, — попыталась я смягчить жёсткие слова своей подруги.

Сев на пол, Таня, открыла протянутую банку пива.

— Это ужасно! Мне кажется, моя жизнь кончена!

— Начало половой жизни не надо оплакивать, ему радоваться надо, — грубо заявила Светка, — тебе в первый раз больно было?

— Было.

— А теперь не будет!

Таня задумалась. Было видно, что потеря девственности не помогла ей стать более сообразительной, и такая простая идея до неё доходила пока с трудом.

— Как этого урода-то звали хотя бы? — непонятно зачем поинтересовалась я.

— Дениська…

— Ну и имечко, прости Господи… — задумчиво пробормотала я, припомнив полузабытого модератора с какого-то сообщества, отклонившего мои стихи… или всё это мне показалось? Я не была уверена на все сто.

Покачав головой, Светка достала из сумочки купленную заранее бутылку водки. Жизнь начинала возвращаться к норме.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00