497 Views

* * *

Мы сидели с тобой, пили белую
Да вполглаза смотрели по телеку
Расписную да озверелую
Чью-то очередную истерику.

И ты мне говорил: «Ей, Богу,
Всё размажем ударами меткими.
Пусть шагать приходится в ногу,
Зато пайка бывает с креветками».

А мне и сказать было нечего,
Хотя, что же тут любопытного?
Как же мало в нас человечьего,
Зато много парнокопытного.

Я-то знаю, чем всё закончится
Уж такого я рода-племени.
И откуда снова ждать помощи,
И надеяться, что все это временно.

И опять никуда ниоткуда
Обернётся вся радость кровищею.
Как всегда, в ожидании чуда,
Эта жизнь пробрела, словно нищая.

Всё на до и на после расколото,
Но уж лучше молчать при народе.
Потому, что молчание — золото
И ещё один день на свободе.

+ + + + + +

Здесь же все моё, всё для нас оно
А я в нём, как в ухе рыба-корюшка.
Вышел в поле, а в поле насрано.
Вот такое оно поле-полюшко.

* * *

Мы с тобою идём по весеннему городу.
Развеваются чёрные полы пальто.
Нам пора привыкать к постоянному холоду,
И не слышно шагов — мы с тобою никто.

Между нами и солнцем лишь ветер да вороны,
Мы с тобою пройдём через мост, а затем
Неспеша побредём на обратную сторону,
Где обычай такой — оставаться никем.

Так и вся наша жизнь не заладилась смолоду.
Тишина — на любые вопросы ответ.
Мы с тобою идём по весеннему городу…
Мы с тобою идём, только нас уже нет.

* * *

Дожив до праведных седин,
Как братья и друзья,
Мы все решили, как один:
«Нет! Проебать нельзя!»

Случалось — ни к чему скрывать —
Подобное подчас.
И вроде можно проебать,
Но нет! Не в этот раз!

Мы непременно победим —
Решили горячо!
И вот решительно стоим.
Стоим к плечу плечо.

Стоим особенным путём
Без поворота вспять!
На этот раз не проебём!!!
…и проебали, блядь.

Дом

Выпадали мне в жизни дороги различные,
Проходили своим чередом,
Покупались билеты, менялись наличные,
Показался мой старенький дом.

Этот пасмурный день голосами негромкими
Растворялся, как в сумраке дым.
Старый дом, ощетинясь своими обломками,
Для меня был когда-то родным.

День за днём пролетали тяжёлыми птицами,
Я и время – один на один.
Моё детство, уставясь пустыми глазницами,
Прошептало мне: «Заходи!

Словно странная жизнь, он стоит перекошенный.
Как забытая в школе тетрадь,
Этот дом слишком долгие годы заброшенный,
Вам друг друга уже не узнать.

Если вспомнишь чего-то действительно важное,
Не страшась, отправляйся вперёд!
Ну, а нет – это всё, словно письма бумажные,
Станет пеплом да и пропадёт.

Чёрно-белыми кадрами воспоминания,
Даль такая уже не видна.
Ты, да я, да дорога, как будто изгнание,
И забытых людей имена —

Всё проходит ненужными глупыми датами,
Исчезая навеки во мгле.
Было – не было – всё пролетит, и когда-то мы
Завершимся на этой земле.

В звёздном небе всё те же маршруты развёрнуты,
Но отсюда никто не уйдёт.
Всё, что было и не было накрест зачёркнуто,
И запущен последний отсчёт!»

* * *

Смотрю я под вечер по телеку
Программы, как в каждом вопросе
Легко мы ломаем Америку,
Вот так вот, шутя, хуесосим.

А если в таком положении
Ремни затянулись потуже,
А мы побеждаем в сравнении,
То значит, что там ещё хуже.

И раз уж проблем в экономике
Теперь не осталось, по сути,
То дальше весёлые гомики
Споют и про что-то пошутят.

И зрители сразу в истерике,
Как мошек безумная стая.
Чего бы я делал без телека?
Чего мне ещё не хватает?!

Но жду я с упорством бульдозера,
Которого всё заебало,
Балет «Лебединое озеро»
По всем федеральным каналам.

* * *

Денег нету, война, мы живём и бесимся,
Будто это жизнь, а не что-то иное…
А у меня дружок в декабре повесился
В финале последнего, как оказалось, запоя.

Жить непросто, и умереть непросто, и
Живём и умираем чаще по пьяни.
А ведь когда-то в кровавые девяностые
Юность у нас кое-как, но прошла в Рязани.

Повестки, условки, экзамены, прочие мелочи –
Хорошего не было, но плохое тревожило мало.
С гитарой и водкой ходили в общагу мы к девочкам:
Чаще – нет, но иногда порой перепадало.

Ну, не получилось у нас клыки и когти наращивать,
И теперь нас за это каждый второй осудит.
Потому, что, если не было никогда настоящего,
То нет его и сейчас, и дальше, конечно, не будет.

Мальчики

Мальчикам сорок. Порою хоронят ровесников.
Мальчики планов не строят, а просто живут.
Жизнь уже больше не радует новыми песнями,
И вечеринок милее домашний уют.

Денег хватает в обрез, дни летят незаметные,
Ни бригантины, ни звёзды уже не нужны.
Лишь оставляют порою звонки безответными
Взрослые дети от первой забытой жены…

Мальчикам тридцать. У мальчиков всё ещё сбудется:
Деньги мешками, полки пышногрудых фемин,
Все неприятности сами собою рассудятся.
Кончилась выпивка! Кто побежит в магазин?

Нет, на работу, пожалуй, пойти не получится.
Старенький «Опель», разбитый, стоит в гараже.
Пиво назавтра с утра, чтоб с похмелья не мучиться.
Где же такси? В клубе девки заждались уже…

Мальчикам двадцать. Зачёты, последняя сессия.
Модные мальчики девочкам ночью звонят.
Танцы, гитара, портвейн — всё отлично и весело,
И огорчает порою лишь военкомат.

Солнце лениво встаёт над пустыми бульварами,
Гаснут в росистой траве огоньки сигарет,
Мальчики с девочками разбредаются парами
И восхищённо встречают июльский рассвет…

Мальчикам десять. И мамы, и папы, и бабушки,
Дома, и в школе — от мальчиков все без ума.
Всё получается сразу, и трогают за душу
Сны, что навеет им вечером сказка сама.

Ёлка сияет огнями и манит подарками.
Мальчики станут героями кинокартин.
Небо рассыплется полночью звёздами яркими
Над парусами бегущих в волнах бригантин.


Рисунок: Каллам Ричардс (Великобритания)

Родился в 1975 году в рабочем посёлке Старожилово Рязанской области. Окончив факультет русского языка и литературы, работал трактористом в колхозе, художественным руководителем сельского дома культуры, музыкантом в самодеятельных коллективах, актёром в народном театре, DJем в дискотеке клуба спиртзавода, старшим помощником начальника отделения по набору на военную службу по контракту военного комиссариата, начальником мобилизационного отделения, курьером, поваром, рабочим в археологических партиях, машинистом сцены, старшим лаборантом в Российской академии наук. Автор: "Мне всегда нравилась исключительно сюжетная поэзия, эксперименты в области литературы, перформативное искусство. Поэтому каждое моё стихотворение – маленькая театральная миниатюра, которую легко можно представить себе или почтеннейшей публике. Герои этих сюжетов – обычные люди, которых мы встречаем каждый день. Если читатель узнал себя – спасибо читателю!"

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00