620 Views

Охота на ведьм

Под мелко сеющим дождём — непромокаемый капюшон.
Под ним — недосушенная голова. Да есть у её хозяйки фен, времени нет. Предстоит сложный грим, надо приехать пораньше.
Дальше, под кожей, черепом, где-то в паутине нейронов — абсолютно сухие мысли. Подсчёт без единой эмоции:
— Минус два. Минус ещё один. И ещё… Чётное количество должно дать плюс. Для кого?

Для неё, конечно, плюс. Большая прибавка в тексте роли, ну и в заработке, хотя это не так важно. Для коллектива — трудно сказать. Сегодня, конечно, хорошо, что спектакль не придётся отменять или переносить, но что будет потом?

Не вызовет ли такая замена слишком частую в последнее время реакцию? Одни начинают игнорировать театр с «чересчур вольными» порядками, а другие, наоборот, проявляют совершенно ненужное внимание… Критики сыплют ядовитыми намёками: «Полная противоположность герою! Слишком смело, стоит ли оно того?»

Стоит.
Ей наплевать на всю эту мышиную возню. Пока творится волшебство на сцене, пока актёры в состоянии противостоять полчищам серых безумцев… Людей пытаются ликвидировать то по одному, то по другому признаку, но если ты можешь перевоплотиться в кого-то иного — есть шанс выжить. И потому надо играть. О любви посреди ненависти и о вечном посреди мимолётного. Собирая в зале тех, кто ещё в своём уме и отказывается «дружить против».

Она уже представляет, как идёт по помещениям театра, сквозь обычную суматоху, которая на самом деле является залогом порядка в спектакле. Поиски деталей, приклеивание и пришивание, обсуждения и повторения, а как островок спокойствия — капельдинеры, методично исправляющие программки.

Вычёркивающие её фамилию из строчки «Джульетта» и вписывающие в строчку «Ромео».

Она так вжилась в будущую роль, что не замечает патруля и сначала даже не слышит фразу «Молодой человек, ваши документы!»

Мышиная страшилка

«Беда!.. Окочурился волк Изенгрим…»

Процессия выглядела убого, несмотря на все старания.
Портрет Великого Кота то и дело кренился на сторону в двух и даже трёх парах лапок. Траурные повязки больше смахивали на пиратские. Голоса участники шествия сорвали ещё накануне, на репетиции. Им быстренько выдали громкоговоритель, который теперь только портил дело, создавая контраст зрительного впечатления со звуковым: поставленным голосом он вещал о заслугах Великого Кота и столь же великой скорби его осиротевших подданных.

Подданные похожи были не на скорбящих, а на огретых пыльным мешком из-за угла. Так же откровенно по-дурацки смотрелись немногочисленные прохожие. Создавалось впечатление, что процессию старательно обходят стороной, потому что непонятно, как на неё вообще реагировать? Изобразить печаль не всякий сможет, а не изобразить страшно.

Только две пожилые мыши, не стесняясь, комментировали происходящее. Им терять было нечего.

— И что эта молодёжь полезла выслуживаться? По мордам видно, больше всего им охота надраться от радости, да начальство не велит!
— А то они не знают, как от начальства смыться…
— Вот-вот, мы-то в их время…
Дальше разговор развивался предсказуемо.

Но несколько реплик спустя к старушкам присоединилась ещё одна.
— Не скажите, соседки, вот мой внучок боится — выставят его из… этого… универ-сыр-тета, если он дома останется, или если во время шествия хоть разок улыбнётся. А учиться надо.
— Надо, кто же спорит.
— Но смотреть на них — тьфу, неохота! Пойдёмте, соседки, выпьем за… за помин души. У меня смородиновки как раз последняя бутылка!
— Точно! — оживились подруги. — Поминки надо справить!
— А у меня рябиновка стоит, сейчас принесу!..

…Ночь прошла очень весело. Сначала мыши опасались острого слуха соседей и пели только грустные песни, но с повышением градуса перешли сначала на лирику, а там и на частушки. А после того, как третья старушка вспомнила о бутылке одувановки — даже на матерные. Обращались друг к другу исключительно «девочки». Благо случаи времён юности вспоминались куда легче, чем вчерашний день.

С рассветом «девочками» овладела жажда деятельности. Попросту они решили проверить, не запрятана ли у забывчивой подруги ещё одна настойка. Искать решили все втроём: ум — хорошо, а полтора лучше!

Вывалились на улицу, чуть приглушив песню, призывающую милого на свидание. В конце концов, дети же спят.
И замолчали, потрясённые увиденным.

На углу каждого дома висел флаг с изображением головки сыра, обкусанной в форме короны. Вчера над флагами, как положено, привязали чёрные ленточки в знак траура. А сейчас они все валялись на земле, явно откушенные мышиными зубами.

— Вот это да! — ахнула самая протрезвевшая старушка. — Молодёжь-то… палец им в рот не клади! — И захихикала.
— А мы-то их ругали! Не знаем мы собственных внуков, значит…
— Век живи, век учись! — подхватили подруги.

Мимо прошмыгнул один из давешних юнцов, отплёвываясь:
— Фу, искусственный шёлк!
— А ты что хотел, настоящий? — откликнулись старые мыши.
— О! Шёлк! Я ж бутылку в сундук с тканями спрятала!
— Молодец, вспомнила! Эй, внучок, ступай с нами, не пожалеешь!

Поминки Кота продолжались.

Тайные желания

— Понимаю, что уже не первый раз спрашиваю, но…
— Мы вас тоже понимаем, и повторим столько раз, сколько надо: совершенно безопасно!
— Все эти проводочки…
— Абсолютно необходимы для создания альтернативной реальности.
— Страшно вот так вторгаться в работу мозга…
— Но вы этого и хотели? Иначе мозг не даёт работать вам. Бессонница и постоянные угрызения совести не способствуют…
— Ещё как!
— Ну вот и покажите ему, кто тут венец творения.

Клиент вытирает лоб. Уже в седьмой раз. Значит, идёт на новый круг.

Но с каждым витком его возражений становится всё меньше, и скоро эта спираль приведёт в желанную точку. На подписи в договоре.

— Чувствую себя, как будто душу продаю, — неловко шутит он.
А вот это уже нехорошо. Понятно, что сотрудники агентства «Крысолов» («Избавление от самых постыдных и тёмных желаний, безопасно, надёжно, конфиденциально!») никогда не говорят неправды, разве что.. не всю правду… Как и прочие представители сферы душевной работы.

На случай клиентов, одарённых интуицией, всегда есть план Бэ.
— По секрету и только вам! Понимаете, создаваемая альтернативная реальность как раз и нужна для того, чтобы воплощать все желания без исключения. Даже те, которые нельзя. Особенно их. Не пугайтесь так, разве вы не знаете? Сделали что-то «понарошку» — значит, точно не повторите по-настоящему!
Ура, клиент и правда понятливый. Буквально минуту он осмысливает услышанное, а сотрудник — сказанное.
— Да-да, припоминаю… «если не можешь предотвратить — возглавь…» То есть я действительно смогу…?
— Рекомендуем вам ничего не произносить вслух. Для вашего же спокойствия. Мало ли за какие слова станет возможным судить человека завтра?
— Вы правы… лучше пойти и сделать, чем переливать тут из пустого в порожнее. Давайте, включайте свой агрегат.

И уже с поворотом рубильника, со сменой цифры на счётчике душ сотрудник агентства «Крысолов» (ага, так мы и будем соответствовать рекламе!) возносит краткую молитву:
— Боже, благослови тайные желания!
Это тоже, кстати, запрещено.
Но он не будет услышан.

Живёт в Москве. Актриса музыкального театра "ТеНер". Ведёт группу театра в ВК, участвует в писательских марафонах. Замужем, трое детей.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00