421 Views

Провожая

Все это баг в недописанной проге:
Лето уходит по лунной дороге
В ноль без единой отметки.
Все, что цвело на зеленой ветке,
Поспело и налилОсь.

Кренится ось,
В светлой жаре обращаясь к закату.
Спит перемолотый атом.
Чертит узоры атам.
Скоро наяды опробуют новый фонтан.

Смыкаются веки, сужаются поры,
На вбросах рождаются новые споры.
И в каждой избе столько сора,
Аж треснул совок.
И шерсти есть клок,
И цели — куда бы родиться,
Когда это все обнулится,
Когда перепишется код.

Я здесь застываю. Твой ход.

Всё, что сходит с рук

Он сходит с рук отца. Ползет своей дорогой,
На ней растет бурьян, полынь и крапива;
Пропалывает путь. И сходят с рук ожоги:
От крапивы на раз, а от людей — на два.
И сходят с рук дары, что с дерева Познания.
И ногти сходят с рук, когда ты ищешь дверь
Среди камней, во тьме, до взрыва Мироздания,
Когда родился вдруг до своего «теперь»…

В следующей

В следующей жизни я буду камнем.
Лежать себе, никого не трогать.
Лишь иногда залетать меж ставен,
Когда меня сцапает чей-то коготь.

Или по осени падать в лужи,
Если с дороги пнут ненароком.
Всем, кто считал: у камней есть души —
Буду светить равнодушным боком.

В следующей жизни я буду молча,
Глухо, не радостно и не больно.
Если ж вода меня верно сточит —
Стану, пожалуй, краеугольным.

Последняя песня

Солнце испекло Луну на последний ужин небу
И на блюде подало вместе с звездами и хлебом.
Громко трескается мир, и в огромную прореху
Сыпет ноты старый бог, словно с дерева орехи.

Ноты — как песок в часах, сделаны ж часы из бога,
И аккорд из этих нот — как последняя дорога.
Уроборос плюнул хвост, чтобы спеть для бога песню —
И в итоге мира нет. Так намного интересней.

Остается пустота. Если этот сон ей снится —
То под утро новый бог из нее в нее родится.

Комната

Комната = равносторонний квадрат.
Равносужающийся,
Равностремящийся в ад.
Равнохороший и равноплохой.
Свой,
Сырой,
Серой повязан мглой.

Комната: пять шагов вдоль, три поперек,
Семь ввысь, шесть наискосок.
Петь дичь. Видеть врозь. Спать под дождем.
Я ничего не знаю про жизнь, в которой рожден.

Комната. Мрак. Всех тараканов вон.
Похоже, я — самый удачливый эмбрион.
Самое время
Треснуть
Там, где есть скол.
Бить электричеством. Писать в стол.
Стрелять в лоб. Или хотя бы в висок.
Считаться с шагами, что сделаны наискосок.
Считаться с делами, что сделаны ввысь.
Искать лишний повод, чтобы спастись.
Чертить эту жизнь
На «после» и «до».

Комната — самое странное в мире гнездо.
Выпорхну. Выйду. Или сползу змеей.
Комната, жди меня. Время возьмет свое.

Монета (Да/Нет/Ребро)

Нет, не треснет небесная скорлупа
От того, что в землю впилась тоска,
Вместо почвы теперь только горсть песка,
Глянешь в небо – узко…

Да, не все то золото, что блестит,
Только в том, что выглядит, как гранит,
(И алмаз, казалось, в себе хранит) —
На проверку, пусто.

…Бросил Бог три монеты чужой рукой,
И одна над нами теперь Луной,
На глаза — еще две: уплыть в покой
И забыть о грусти.

Мысли пассажира #27

Путь домой — мистический полутранс,
Черный лес и серость асфальтных трасс,
Мы здесь все адепты вокзальных касс,
А наш Бог – дорога.

За окном неспешно несется мир,
Он снаружи, он тень того, что внутри,
Ты платком надежды окно протри —
Прогони тревогу.

Вдруг иголкой в сердце шальная мысль:
Мы — ковчег. Ной- водитель везёт нас ввысь
И мы все зачем-то ему здались,
Раз уж кресел пО два.

Чемоданы — вовсе не якоря.
Из дождя уже родились моря.
И пройдут не дни, чтоб взашла заря —
Канут годы…

Месяц в тучах тонко смыкает рот.
Дождь пунктиром ходит сквозь сто дорог.
Кто ступил со мною на этот борт —
Станет просто цифрой.

Вот в такое время, в глухой ночи,
Зарождается самый большой зачин,
Либо ясное вовсе и без причин,
Либо с новым шифром…

Невозвращение

Снова сжег за собою мосты…

Мимолетные взгляды прохожих
Безразличием с вечностью схожи…
И теряя, как старую кожу,
Забывая, стирая безбожно
Все плохое, что в жизни ты прожил —
Ты в толпе одинок. И до дрожи
Душу мучит проклятое «может»:
Может, стоит вернуться? Но все же,
Понимаешь: конец, не поможет,
Что судьба долго корчила рожу,
И будь даже намного моложе —

Ни за что не вернулся бы ты.

* * *

УмнО придумали медведи:
Чуть что — и в спячку до весны.
Природа щедро медом метит
Их крепкие медвежьи сны.

А ты родился человеком.
И на работу к девяти.
И понедельник с злобным смехом
Тебе кричит : «Вставай, иди,

Отринь родное одеяло,
И брось подушку остывать,
И пусть поспал ты очень мало,
Оставь родимую кровать.

Трясись в раздолбанной маршрутке,
Работай, не смыкая век,
За право звать себя без шуток
«Обычный взрослый человек».

Баллада о Предназначении

На вопросы о смысле жизни без сомнений отвечу сразу:
Каждый день я дарю планете чуть-чуть углекислого газа.

Говорящих, что жизнь никчемна, я презрительным взглядом смерю:
Я являюсь отличным домом для миллиарда чужих бактерий.

И когда подойдет к финалу столь прекрасное приключение,
Я уверена в том, что стану сверхполезнейшим удобрением.

Из меня прорастут деревья. И возрадуется природа,
Ведь тогда я смогу дать миру хоть немножечко кислорода.

Пишет стихи, песни, малую прозу на украинском и русском языках. Окончила экономический факультет Харьковского Политехнического Института. Участница поэтических фестивалей и чтений г. Харькова, Киева, Львова. Публиковалась в альманахах "Нартэкс", "Авалгард", "Лілея", "100 слов" и ряде интернет-изданий. Финалист конкурса малой прозы "365 слів" (изд. "Летавица", 2021 г.)

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00