397 Views

Танчики

Земля разверзлась за сараем,
Свернуло крышу набекрень,
Наш Главный в «танчики» играет
Десятый день.

Пятьсот шагов до края бездны,
Никто не крикнет: «Погоди…»
Наш танк – он быстрый и железный,
И давит всё, что на пути.

Над домом звуки канонады,
И «Су» рассеянная тень.
Десятый день кричит из ада
Под танком смятая мишень.

Игрок удачлив, стойкий к сглазу.
Десятый уровень прошёл.
Очистил общество и расу
Металлом залитый орёл.

Колыбельная звуков

Спи, мой маленький, мой сын, время не для игр.
Слышишь, в небе большекрыл: пролетел «Калибр».
Он не страшен, он в пути на большой объект.
Крох «Калибру» не найти, это наш секрет.

Спи-усни, проснёмся в пять, побежим в подвал,
Если бомбы прилетят, сразу – наповал.
Но хвала большим богам, здесь фугасок нет.
Слишком дорого врагам нам такая смерть.

Ты по слуху различишь миномётный шторм.
Звук от «Градов» нам, малыш, – смертный приговор.
Прилетит от них снаряд, он шипит как змей,
Он – смертельный тихий яд для любых детей.

Звук от гаубицы прост: бочек перекат –
Словно миллиард стрекоз, миллион цикад.
Спи, пусть снится щебет птиц, ласковый рассвет.
Днем пойдём смотреть убийц – «Точки- У» скелет.

Энергодар

Здравствуй, Энергодар, внутренний мой реактор.
Как говорят, де факто, либо грибной отвар,
либо таблетки йода — Отче наш запевай,
аве Мария, рай там, где живёт свобода.

Помнишь, Энергодар, был ты когда-то мирным,
стал вдруг для мира минным. Держишь ли ты удар?
Жаришься на пару в топке на склоне лета,
может быть, канешь в Лету дымкою поутру.

Взрыв растворит базальт огненною печатью.
Это военначальник выстроил вертикаль.
Всё под контролем, град, даже твой вечный атом:
стрелка на циферблате движется на закат.

Бубликов

Бубликов,
по сравнению с вами мы в полном порядке,
В ярких свежих венках у вас чёрные грядки,
Принудительно Шурочка собрала по рублю,
Значит, выдадут вспоможение на семью…

Бубликов,
Здесь завалы с развалом отравленных тел,
Тот, верховный, однажды в лифт вошёл и взлетел,
Дверь задраив, и выключив слух и зрение,
Doc шепнул: деме;нция пре;кокс –
Её обострение.

Бубликов,
Ты сидел под лестницей, ты помнишь эти события:
Вот снуют вверх-вниз до и во время твоего чаепития.
Смотришь, думаешь, скорей бы переместИться.
А у нас нет лестницы, мы как в клетках птицы.
Я так зяблик: я зябну в перьях не по фигуре.
Здешний воздух не соответствует кубатуре.
Много лозунгов на квадрат из холодных плиток.
Выход своевременно оказался закрытым.
Да и был ли он, выход, если не было входа.
Нас колбасит давно темнота несвободы.
И в сравнении с нами вы держите спину,
Даже те, кто, сражаясь под «градами», сгинул.
Бубликов, по сравнению с нами,
Бубликов, по сравнению с нами.

Парад

В этом году девятого мая рано утром
Бессмертный полк пройдёт по городу Мариуполю.
В восемь часов соберутся тысячи жителей
Выживших, ставших героями-победителями.
Женщины, дети, старики и, конечно, собаки,
Сто беспородных кошек, драных, как после драки,
но не оставленных на съеденье бенладанам –
этим соседским сарматам, цирконам и градам.

Следом защитники города и Азовстали.
Души их, словно птицы, поднимутся в небо стаей.
Каждый получит веточку в клюв как медаль и орден
Каждый получит рай или пока что ордер…
Что там звенит? Колокол Свято-Никольского?
Золото в небе горит, разрушить его так просто.
Вдарить по дому, сжечь, насладиться прогорклым дымом.
Партия в мире есть, зовётся она единой.
К шествию подойдут классики-альтруисты,
Словно на зов Командор к завтраку у сценариста.
Пушкин, Шевченко,
Куинджи, Высоцкий собственною персоной.
Сверим по «Месту встречи» и линиям обороны.

Я бы смотрела парад по российским каналам
В городе, где дома и целёхонькие кварталы.
Но мне говорят, что сетка программ давно отточена,
Этот парад пройдёт на красной от крови площади.

*Достопримечательности (памятники)города Мариуполя.

Песенка городской сумасшедшей. Суд

Если клетку привезут, значит скоро будет суд
В славном Мариуполе на амвоне кукольном.
Зверя били сотню дней. У расправы нож длинней.
Выбили из логова страшного двурогова.
Зверь не спал, почти не ел, защищая свой предел,
Раненный, стреноженный. Автоматы сложены.

Говорят, что будет месть. Будут площадь мыть и месть
И поставят эшафот. Надорвёт силач живот,
Запрещая горький плач, но на то он и палач.
Слишком зверя развелось, а земли всего лишь горсть,
И ему родная….
Только нет врагам числа, и землица проросла
Новыми росточками, зверскими кусочками..

Мой генерал

Он ранним утром, отведав смузи или творожник,
Бросит в лицо генералу: «Ударим по Запорожью?»
Бледные губы на миг искорёжит кривая усмешка:
«Где нынче ферзь и нацистская подлая пешка?»

Мой генерал, ощущаешь — поджилки твои дрожат?
Аудиенция у вождя, и для него же парад.
Сляжешь с инфарктом в какие-то пятьдесят с небольшим,
Будет кроватью плацдарм, и надгробие, что твой аршин.

Вот он скучает, доклад постигая как мессу,
Молвит, зевая: «Запустим крылатые на Одессу…».
Смотрит — не видя — на карту кровавых сражений,
Стрелочки влево начертит, глубокомысленный гений.

Мой генерал, ты не первую ночь проводишь без сна,
Чтобы услышать: «Вперёд, на границе чудит Десна!».
Здесь и напротив навалены тысячи трупов,
И всё равно он откусит голодным ртом Мариуполь.

Мой генерал, никогда не насытишь войне утробу.
Нет у тебя солдат — армии клонов и роботов.
Космос — аэродром с падающим космолётом,
Некуда наступать нам полчищами полпота.

Мир, как горячий пирог — схватишь и обожжёшься,
Нет для тебя океана и острова небольшого.
Был в Чёрном море один, оказался Змеиным.
Мой генерал, ты один с захваченной Украиной.

Но говорят, ты просил продолжение атаки..
Орден из рук получил, и по заслугам — дензнаки.
Мой генерал, ранена я не на поле боя,
Золотом вышитых звёзд на погонах героя.

Диктатор

У диктатора любовь — месяц с половиной.
Молодеет в венах кровь с пышкой на перине.
Все друзья наперечёт, недруги — навылет,
А врагам в веках почёт:
все давно в могиле.

Но диктатору скучна трапеза без соли.
Незамужняя жена лишь глаза мозолит, —
Так страна, где все рабы с робостью покорной,
Вместо воинов — гробы, вдовы в ризах чёрных.

Вместо смеха лесть и страх, грех подобострастья…
Есть во взмахе у весла царское всевластье:
Как захочешь, так гребёшь, без руля и смысла.
Ты на то поставлен, вождь, первым в Божьем списке.

Старт, опора и разбег — всё в твоём судействе.
А какой сегодня век, акт и миг злодейства —
Твой историк переврет, перепишет свиток.
Изведёт опять народ бремя войн и пыток.

Бес

Мне очень страшно, бес.
Ты вновь оставил без
Подъезда старый дом.
Плита большим пятном
Блестит на дне воронки.
И снег как похоронки
Летит сюда с небес.

Какой глубокий срез…
Ты постарался, бес.
Кирпич за кирпичом
Как рать к плечу плечо
Упругой старой кладки —
Гарантии порядка.
И едкий дым окрест..

Ты помнишь стёртый Брест,
Спасённый Бухарест?
Как мир рыдал от счастья?
Как плачу здесь сейчас я,
Вдыхая смрадный тлен
Эпохи перемен,
Когда вновь попран крест.

Мне страшно, страшно, бес.

Победное письмо

Утро субботы,
март,
двадцать шестое,

Мила, московский весенний привет.
Мы разгромили твой маленький город
В этой успешной короткой войне.

Слово «война» говорить не положено,
Пахнет не штрафом — так сразу статьёй.
Только Чернигов твой незаложенный,
Ой, незалежний, сравняли с землёй.

Мила, мы создали армию мира:
«Мир» тоже нынче попал под запрет.
Мочим успешно врагов по сортирам
В Луцке, Бердянске, Ирпене, в Днепре.

Пал Мариуполь, Славутич и Харьков,
Киев не взяли пока, но возьмём,
Тлеет округа, как пепел цигарки.
Сдайтесь живьём!

Ваша ошибка – стремление в НАТО,
С салом, горилкой в Париж не пойдешь,
Наш говорит, что вы прОдали Штатам,
Или продАли, державу за грош.

Где ты сейчас: в эмиграции, дома?
Дом твой, как видно, сплошной котлован?
Мила, мы все заживём по-другому:
Больше не будет твоих Волновах.

Больше не будет Одессы у моря,
Чёрное море с рогами от мин.
Мила, мы – лучшие, слава героям,
Так победим!

Концерт

Не бронзовей, мой соплеменник
В патриотическом угаре.
Сегодня только понедельник,
А он всегда чуть-чуть кошмарен.

Ты агитируешь с трибуны
Под одобрительные крики,
Толпа – бесчисленные гунны,
А ты – великий предводитель

Нет, не славян с открытым сердцем,
Не азиатов с жаждой жизни,
Мне не знакомы иноверцы
С их злом и ненавистью к ближним.

На председательское место
Бегут газмЭны, баски, лепсы
Известный репер гордым Zhестом
Страну ославил как невесту.

А триколор знамён бушует,
Большой концерт большой державы.
Мой Сахаров, к несчастью, умер
И нет на свете Окуджавы.

Нас избавляют от страданий.
Мы строим мост до поднебесья
Над пустотой обломков зданий,
Над чернолесьем.

Над смыслом жизни, тайной смерти,
Над каждой брошенной беседкой.
Строитель красной стрелкой чертит
На карте местности соседской…

Отдай ребенка на войну

Отдай ребенка на войну.
Она случилась этой ночью.
Не обсуждай ничью вину,
Отдай во сне, отдай воочию.

Отдай ребенка на войну,
Его война войне обучит.
В ее бою, в ее плену
Он станет яростней и круче.

Отдай ребенка на войну.
О, как бы ты всем миром правил,
Объединив в одну страну
Всех, кто давно тебя оставил.

Отдай ребенка на войну,
И пусть убьют и покалечат.
Зато потешат седину
С экрана пламенные речи.

Ты потому идешь в толпе,
Завесив взгляд российским флагом,
Что думаешь, твоей судьбе
Вовек не быть с войною рядом.

Но только этот день придет.
И разрывая тишину,
Звонок в прихожей пропоет:
«Отдай ребенка на войну!»

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка