273 Views

* * *

я люблю российские луга
где растёт российская трава
я люблю когда на них стога
и кружится к чёрту голова

я люблю российские поля
русские на них растут цветы
русское грохочет тра-ля-ля
из потусторонней пустоты

я люблю российские леса
лёгкие как лёгкие земли
бегает там русская лиса
русские там лоси-корабли

я люблю российские моря
острова люблю и полуострова
по-людски по-русски говоря
чтобы там везде была молва

русская и русские холмы
окружают русские сады
будто в сундуках лежат зимы
русские прозрачные пруды

горы я российские люблю
где российский воздух в чистоте
я родиться заново хочу
в этой ненаглядной красоте

я люблю российские вулканы
я люблю российские пещеры
я люблю российских великанов
пионеров и пенсионеров

* * *

на столе лежали пряники
горькие примятые
дети в шкаф таблетки прятали
клофелин и пектусин
старый хрыч плешивый тявкал
выковыривал маслины
из салата оливье
что ещё там на столе?
холодец из ног Петрова
маринованное лоно
ежевика и грибы

приходили мент и врач
проверяли прочность гроба
близорукая ворона
им показывала паспорт
справку корки аттестат
мент поправил пистолет
подошёл к столу и выпил
рюмку пота закусил
прошлогодней колбасой

хочешь вой хочешь не вой
год прошёл и хорошо
годом больше годом меньше
этот сон толкуют вещим
этот сон считают вечным
он глубокий и большой
словно волопаса войд
чёрный сон холодный сон
бессердечный и безглазый
безголосый сон чужой

завари носок в стакане
и вприкуску с сахарком
огоньком и ветерком
из сырой земли восстанет
крот великий и родной
русский бог живой бессмертный
беспощадный и слепой
потому что справедливый
потому что земляной

* * *

где эта улица где этот дом
где мы находимся в мире пустом
где наша родина в этом тумане
где эта улица где наша память

где мой надёжный гранатомёт
где мой подвал где никто не найдёт
ни меня ни тебя любовь моя
где моя родина где земля

где похоронены предки мои
где потемнели иконы мои
где моя смерть
где мой Христос

куда здесь поставить что это вопрос

* * *

все мосты через Обь
перейти её чтоб
из сугроба в сугроб
ты попробуй не в брод

наша родина – гроб
на проруб ну и что б
блядский род на исход
от Оби на Восход

и не нужно другого

* * *

и в клочья сердце
и печень в клочья
как будто крючьями
на красной площади
а душу прочную
к восстановлению не перспективную
сожгли в мангале
чеченской милости

просить прощения
просить молчания
и тишину искать как праздника
среди мычания
искать венчания
вместо прощания
смотреть в глаза столоначальника

в последний раз

любви безбрежной
левобережной и случайной

(она была в пожарной части
то ли смотрящей вдаль
то ли начальницей

кричала громко
как ничья ещё

да прапорщицей была
какая разница

и помнить это нужно ли?
её побритое влагалище?
её у стенки костыли?)

придёт весна и не изменится
погода власть и девальвация
всех маленьких но личных ценностей

и никуда нам не съебаться

* * *

*вальс

вертится вертится Высоцкий в гробу
вертится и Заболоцкий в гробу
вертится Хлебников вертится Асадов
вертится Летов так ему и надо

вертится вертится Роберт Рождественский
вертится Кушнер вертится вертится
вертится Пушкин вертится сам
Осип Эмильевич Мандельштам

вертится даже вы не поверите
словно на вертеле Лермонтов вертится
вертится Пригов вертится Хармс
вертится Вертинский вертится*

* * *

я собираю помидоры
в своём саду. потухли взоры
богов. пусты их руки
они повержены от скуки

и мгла легла на гладь озёр
кудахтанья не слышен вздор –
там только лисья благодать
и благодарность. будем знать

что наступают перемены
что русский дух теперь летит
куда захочет. и сквозь вены
он проникает как сорбит

шипит внутри и производит
очередное совершенство –
простой мужик кругами бродит
и вдруг становится волшебным

и можно из него верёвки
да что верёвки, вить канаты
он в кажду руку по винтовке
и весь становится гранатой

и полетит. куда-нибудь
когда-нибудь
какая милость.

совсем-совсем ни на чуть-чуть
ну ничего не изменилось.

…………

в троллейбусе настала ночь
пришла пора теней

и чем они теперь короче
и чем короче и короче
тем ценней они
короче

* * *

в троллейбусе уж наступила ночь
запели волки в Заельцовском
и сторожа растерзанные в клочья
уснули за оградой скользкой

день кончился как не было его
как будто выключили телевизор
его экран прозрачно-голубой
как пресловутый тепловизор

потух и мудрый зоркий астроном
в ту часть, где для коров есть выпас
отправит письма кто откуда выпал
и спать домой отправься потом

и по дороге бодро с топором
искать он будет девочек пропащих
для них уже он приготовил ящик
для них уже он приготовил дом

а ночь черна в троллейбусе пустом
черна как кровь убитого кассира

а девочка игрушки приносила
на кенотаф у входа в гастроном

* * *

чёрный папа приходил
с собой маму приводил
разговаривали долго
разговор тяжёлый был

грубо взрытая земля
обомшелые края
пустота внутри сырая
для холодного червя

за бескрайним за столом
продолжался долгий сон
говорят слова родные
с потолка стекает стон

яма роется сама
как разносится молва
не мала и не велика
календарная зима

чёрный папа ест капусту
мама чёрная молчит
только где-то Заратустра
убедительно горит

пустота взывает громко
злобно рвётся киноплёнка
в тёмном зале где скрижали
в пыль разламывались звонко

просят мяса как еды
просят счастья как воды
подожди ещё немного
может выплывешь и ты

* * *

крокодил крокодил
страшный чёрный крокодил
он зубами и когтями
для горилл могилу рыл

плакал – маму вспоминал
а потом опять копал
помнят в джунглях гомодрилы
его пламенный запал

а потом он вдруг упал
прямо с ветки в сеновал
в бок ему воткнулись вилы

а вы?
он уже не крокодил

* * *

* * *

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка