363 Views

Читая прессу

Не блажь моя, не чушь моя, не ложь моя,
А так, простой и мелочный вопрос:
Когда ж непредсказуемое прошлое
Оставит нас надолго и всерьёз?

Не потому ль нас называют странными
И вот такой вменяют нам изъян:
То реки называем океанами,
То нарекаем площадью фонтан!

Историю похода незабвенного
Всю сотню лет учить обречены…
А хочется дожить до несомненного –
И всё же: лишь бы не было войны!

13.04.14.

* * *

…Как много счастья будет – ах! –
И сколько теней потревожено,
Когда повиснут на столбах
Все те, кому висеть положено.

Хороший, думаю, урок
Оставил напоследок Авель нам…
Но строить виселицы впрок
Мне тоже кажется неправильным.

15.04.14.

* * *

N.

Начиная с глубокого мезозоя
И до самых последних драк
Человек то возьмёт на себя чужое,
То подставится, как дурак.

Он за главную сел бы большую книгу
Про созвездья, любовь и проч.,
Недосуг – то жена уезжает в Ригу,
То рожать соберётся дочь.

Участковый к нему принимает меры
И в ночную уводит тьму…

Там ещё миллионы до нашей эры –
И уже не успеть ему.

15.04.14.

* * *

Оглядывайся не часто,
Но помни вот это вот:
На каждого либераста
Находится поцреот.

Им слышится рёв победный,
Фанфары у райских врат…
И только шлимазл бедный
Маячит меж ними, гад!

* * *

Истории ход я читаю, как дивную книгу,
Мне ясно, откуда дороги ведут и куда:
Во всём виновато монголо-татарское иго
И мало любившая нас Золотая Орда.

Нам трудно, ребята, смотреть на высокое солнце,
В сарае давно без ржавинки не сыщешь гвоздя,
Во всём виноваты поляки, литовцы, тевтонцы –
И прочие, с кем воевали, себя не щадя.

Скажу, не робея, что мне не хватает зарплаты,
Что деньгам опять нулевая повсюду цена…
Но это евреи, евреи во всём виноваты –
Такие печальные, Постум, теперь времена!

18.04.14.

* * *

K.

Веточке мирта любовный не страшен плен,
Пусть разрастётся она возле новой рощи,
Здесь Гуинплену нельзя преклонить колен –
Только ему и по силам – прилечь, где проще.

И произносит очнувшийся ото сна,
Тот, за кого беззастенчиво все спокойны:
Не до тебя, дорогая, пока война –
Жаль, что на этой земле непрестанно войны.

16 – 18.04.14

* * *

Он в сражениях империю прославил.

И. Бродский. Письма римскому другу

Танки строятся в шеренгу, как один,
Хоть весна, а людям муторно от зноя…
Я пишу тебе, мой милый Августин,
Из окопа, зачумлённого войною.

Вижу Ареса слепое торжество,
Злющий пёс его дозволенное гложет,
Нет отечества, роднее своего –
А чужим оно, понятно, быть не может.

Приближается неведомый финал,
Чернобыльник обрастает коркой пыльной,
Ты-то выжил, хоть с чумою ночевал –
Мы, сегодняшние, многажды субтильней.

Собирается невиданная рать,
Корабли меняют флаги у причала…
Всё прошло, – ты говоришь?! – не надо врать!
Это, милый, называется начало.

26.04.14.

* * *

Сколь ни подыскивай притчу тревожным оком,
Меркнет любая пред блеском стальных стволов,
Если тоска по величью выходит боком –
Значит, к величью подопытный не готов.

Но при таком освещенье виднее пятна,
Гимны звучат под язвительный нервный смех…
Визг шестерёнок, что тянут орду обратно,
Толком не слышен за грозным движеньем вех.

30.04.14.

* * *

С высокой глядя галереи
На мир, что бдительно притих,
Клеймят хорошие евреи
Несогласившихся плохих.

Сюжет, столь родственный эпохе:
Согласным – слава и почёт,
Плохие ж все настолько плохи,
Что всё хорошее не в счёт.

Им не дадим пути обратно,
В безумной воли торжество,
Они на солнце видят пятна,
Мы – только слепнем от него.

Чтоб наше дивное не гасло,
Смотри ему умильно в рот…
И снова шлёпается маслом
Многострадальный бутерброд.

04.05.14.

* * *

Истории никто не виноват:
Чего достигла горсточка румат –
Стекает, точно в уличные трубы,
Горят, как непогашенный костёр,
Твои причуды, канцлер Томас Мор,
И жизнь к ним безответно тянет губы.

Всё то, что происходит – обо мне,
Здесь отвыкаешь вздрагивать во сне,
Но Азия достанет из-под ила,
Скривишься – мол, чего тебе, барон? –
И тронешь за плечо его, а он
Лишь кровь утрёт с мальчишеского рыла.

Давно в отставку пименам пора,
Ведь нет на свете правды и добра,
От князя до нетёсаного охла…
Но стерхи продолжают свой полёт,
И только вросший в землю пулемёт
Напоминает: прошлое не сдохло.

08.05.14.

Борис Григорьевич Рубежов. Родился в Андижане, Узб. ССР, в 1949 году. Учился в инязе, работал преподавателем психологии в институте, техническим переводчиком в КБ. С 2003 по 2012 год жил в Израиле. С 2012 года в Канаде, город Ричмонд Хилл, чуть севернее Торонто.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00