591 Views

В 2022 году в Дуйсбурге (Германия) вышла антология «Война. Стихотворения 24.02.2022 – 24.05.2022», созданная и выпущенная Любовью Мачиной. Вскоре оказалось, что книга – начало большого издательского проекта. Мы решили взять небольшое интервью у Любови Мачиной, чтобы из первых рук узнать, как появилась на свет эта книга, и чего ждать от её издательства в будущем.

Твоё издательство производит впечатление авторского проекта, во главе которого стоит яркая сильная личность. Расскажи о себе, о своей жизни, как ты стала такой, какой стала.

О, заход с козырей, мне нравится: тут же располагает собеседника к себе. Сразу многое хочется рассказать о себе любимой, но постараюсь быть краткой. И рассказать только о том, что имеет отношение к предмету разговора, ко мне как к издателю.

Если брать старые добрые тесты на профориентацию (помните? Там попадаешь в категорию «человек – человек», «человек – техника» и т.д.), то я, конечно, всегда была «человек – знак». Приключения слов для меня всегда были интереснее, чем приключения людей. Профессии писателя и переводчика завораживали, эти люди были сродни волшебникам. Всегда считала и считаю, что нет карьеры более звездной, чем создать новый мир, новый миф, которым «заболеет» весь мир – как удалось, например, профессору Толкину или Джоан Роулинг. Поэтому книги всегда были моими лучшими друзьями. Как и природа: деревья, птицы, облака. Так что я вполне разделяю идею, что «Если у тебя есть сад и библиотека, то у тебя есть все, что тебе нужно».

Что еще важно? Любопытство. Мое «топливо». Новое и необычное не пугает, вызывает не враждебность, а исследовательский интерес. Любимое дело – первой обнаружить нечто чудесное (книгу, песню, забавное совпадение и т.п.) и нести показывать это сокровище другим: «А вы знаете? А вы видели?..» Я и книги издаю с тем же чувством: смотрите, смотрите, что-то новое несу.

И свобода – тоже очень большая ценность. И повседневная, «бытовая»: возможность распоряжаться своим временем по своему разумению, самой определять свой порядок действий. По прихоти своей скитаться здесь и там… И глобальная, как в песне Imagine. Картинка «Человечество объединилось, и люди больше не борются друг с другом, а сообща преодолевают ограничения, налагаемые законами физики» до сих пор остается моим идеалом. Пусть наивным, но уж какой есть. Я хочу, чтобы в наших книгах это тоже было видно, чтоб там был дух свободы и созидания.

Расскажи, когда ты поняла, что всё, без издательства дальнейшая жизнь невозможна?

Ну, «невозможна» — это все же преувеличение, но тут несколько важных факторов сошлось. Желание: человек должен делать то, что он делает качественно и с любовью, а я люблю и умею делать книги. Опыт: как-никак я в издательском деле не первый десяток лет, знаю весь процесс, всю «кухню». Возможности: время, деньги, силы. Издание книг – не единственное, но одно из тех дел, которые я могу назвать своим призванием.

Вопрос «чем отличается твоё издательство от других» мне кажется глупым, потому что единственно возможный ответ — это книги, которые ты издаёшь, а другие не издают. Но всё же, возможно, у тебя есть ощущение, что ты занимаешь некую уникальную нишу в литературе?

Да, это сложный вопрос, если смотреть изнутри. Пусть о нашей уникальности (или нет) судят читатели. Пожалуй, мне бы просто хотелось придерживаться нескольких принципов. Первый – нет задачи издавать любой ценой много книг, в мире этого добра и так достаточно. Есть задача делать только такие книги, в которых есть некое чудо, в каждой свое: прекрасное, смешное, страшное, странное. Второй – быть и оставаться независимым издательством, не примыкать ни к какой определенной тусовке, партии, сообществу (разве что к всемирному сообществу людей разума и доброй воли). Так больше свободы.

Ты живёшь в Дуйсбурге, общаешься и издаёшь на русском языке. Кто твои читатели? Какими ты их видишь? Какова твоя миссия?

Я на одной волне с людьми, которые ценят гуманизм и свободу слова. Иронию и фантазию. Которые относятся к миру с доброжелательным любопытством и больше любят строить мосты, чем стены, образно говоря. Люблю наивность, веселое легкомыслие люблю. Именно к таким людям мне хочется обращаться через книги. Получается, миссия моего издательства – нести в мир все перечисленное. Если получится, будет неплохо.

Какие изданные тобой книги — предмет твоей гордости?

Пока мы издали совсем немного книг, и поэтому можем позволить себе роскошь похвастаться каждой и при этом не очень утомить читателей. Все они любимые, всеми дорожу. У нас есть книги о войне в Украине: составленная мной антология поэзии, которая так и называется «Война»; там собраны работы сотни поэтов из Украины, из России и со всего мира – получилось очень мощное, полифоническое общее высказывание. Сказка в стихах «Про царя и его войну»: ее написал замечательный детский поэт и проиллюстрировал не менее замечательный художник – обоим пришлось публиковаться под псевдонимами, потому что они из России. Серия арт-терапевтических книг под общим названием «Йти на свiтло» (автор Светлана Метелева, художник Марьяна Микитюк), у этих книг очень важная миссия – помочь детям Украины справиться с травмой войны.

И одна книга совсем о другом, о солнце и счастье, о любимом писателе: иллюстрированный путеводитель «Корфу. Дарреллы». Я написала его сама, подробно рассказала там о всех даррелловских местах острова. Для этого сама несколько раз ездила на Корфу, исходила его вдоль и поперек, встречалась с Ли Даррелл и другими очевидцами. Очень люблю вспоминать эту работу и надеюсь когда-нибудь подготовить второе издание, расширенное и дополненное.

Расскажи, как у тебя происходит процесс рождения книги.

Очень по-разному. Иногда это моя собственная исходная идея, которая разом складывается в голове, и остается только ее воплотить – как в случае с антологией. Иногда мне приносят готовый макет: все есть, остается только немного подредактировать и отдать в печать. Иногда вижу, как человек выкладывает потрясающие рассказы в сеть, представляю, какая книга из них может получиться, и тут же бегу к этому человеку – давайте издаваться! Иногда классическая схема: присылают рукопись, что-то в ней цепляет – о, беру. Вот главное, чтобы зацепило, чтобы там была какая-то интересная игра слов или идей.

А еще любимая часть работы – подобрать идеальную пару из автора и иллюстратора. Такой кайф, когда это получается! Сначала умозрительно представляешь, что они хорошо подошли бы друг другу, а потом иллюстратор пишет мне «Я влюбился в этот текст», а автор – «Для меня станет честью, если в моей книги будут работы этого художника». Просто счастье каждый раз.

Твои книги доступны через Amazon, что хорошо для тех, кто живёт за пределами России. Наверное, я не ошибусь, если скажу, что их может приобрести каждый, кто хочет. Есть ли какие-то пути распространения книг в России?

Уточню, что не только через Amazon, но и через другие онлайн-магазины: например, Murawei, который тоже работает в Германии и рассылает книги в разные страны. Мы там, кстати, попали в почетный раздел «Нежелательная литература» — вместе с Улицкой, Акуниным и Джанни Родари: хорошая компания! С Россией сложнее, но, во-первых, всегда можно заказать прямо у нас в издательстве электронные версии. Во-вторых, наши книги продаются на «Озоне» — но пока (до лучших времен) только те, которые к «нежелательным» не отнесешь.

Любые издательства довольно активно действуют в оффлайне — устраивают презентации, участвуют в книжных фестивалях. Ведёшь ли ты такую деятельность?

Сейчас наша главная задача – выпуск новых книг, надо нарастить ассортимент. И наладить сбыт, в основном онлайн. Но параллельно, конечно, и оффлайн-акции будут. Участие в книжных ярмарках в Лейпциге и Франкфурте, презентация книг в клубах и литературных кафе. Сама я не стремлюсь стать публичной персоной, мне интереснее рабочий кабинет, чем сцена, но все, что нужно сделать для продвижения книг, будет сделано.

Какие книги ты планируешь издать в будущем? Может быть, ты ищешь перспективных авторов по каким-то направлениям?

Мы еще даже не объявляли о приеме рукописей, а каким-то чудесным образом план выпуска на ближайшие месяцы уже сложился. Совсем скоро выйдет роман Ксении Кирилловой «Ошибка Эфрона», где герой проходит свой путь от Москвы через Вашингтон и Париж – до Мариуполя (да, это снова про «здесь и сейчас»). Несколько прекрасно иллюстрированных книг, на первый взгляд детских – но им есть что сказать читателям всех возрастов. Второй том поэтической антологии «Война». Три совершенно разноплановые книги очень сильных авторов, не буду пока называть имен: уверена, что они станут открытием для читателей. И еще много интересных рукописей пришло в потоке – хватило бы на все времени!

В целом мне не хочется ограничивать себя рамками жанров и форматов – это было бы скучно. Планируем издавать и прозу, и поэзию, и nonfiction, и графические романы. Всяческий неформат. Талантливая жесть приветствуется. Без цензуры. Запретных тем и слов нет.

Авторов ищем, да. Каких? Представьте себе шкалу, где на одном конце Грин, Хармс и Фицджеральд, а на другом Бальзак, Довлатов и Чернышевский. Теперь смотрите: чем ближе к ГХФ, тем больше шансов, чем ближе к БДЧ, тем меньше. Они тоже хорошие, окей, but not my cup of tea. С nonfiction то же самое. Оптимизация налогообложения – нет, история самых редких почтовых марок мира – да. И в силу личных склонностей очень хочется издавать книги о живой природе: как художественные, так и научно-популярные. Новый Даррелл и Акимушкин, найдитесь!

Еще чудовищно важно, КАК написано. При этом «актуальность» не аргумент, а повод взглянуть с подозрением. Аргумент один – качество текста. «Удивите меня!»

Тут мне могут сказать: «Стоп, а то, с чего вы начали, все эти книги о войне – это как-то не похоже на Грина, никаких чудес, сплошная кровоточащая актуальность, сами себе противоречите». Да, не похоже, верно. Но это не было рассудочным решением: о, издадим-ка эти книги актуальности ради. И вообще не хотелось бы, чтобы думали, что вот я оседлала эту тему и так и буду на ней ехать. Нет, скорей это был какой-то зов, вызов, внутренняя убежденность: здесь и сейчас надо издать эти книги, нельзя не издать, они должны родиться на свет (хотя лучше бы повода для этого не было). За ними стоит большая история и большая сила; да и просто они хорошо написаны, и я горжусь сотрудничеством с этими авторами и иллюстраторами.

И потом, это что-то вроде десятины, которую хочется выплатить сразу всю авансом, как-то заклясть судьбу на поворот к лучшим временам, а потом, когда эти времена наступят, с легким сердцем перейти к игре слов и фантасмагорий. 

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка