446 Views

Молчащие вместе

я один из тех, кто стрелял по жилым массивам
я один из тысяч пособников палача
за комфортной ширмой «все это не в наших силах»
я сидел и молчал

эта кровь теперь навсегда на моих ладонях
утешаться тем, что не сдвинуть стальной рычаг
просто будь как все — и Система тебя не тронет
я все знал и молчал

я один из тех, кто за тысячи километров
плелся в ногу с теми, кто этот раздул очаг
я смотрел, как снова страна превращалась в гетто
я смотрел и молчал

Не чокаясь…

давай, мой друг, не чокаясь, до дна
здесь вдосталь пойла, с остальным все глухо
беспамятство тебе — да будет пухом
почившая в безумии страна

не чокаясь, до дна… круговорот
сюжет не нов — меняются лишь лица
черт, как же стыдно быть твоей частицей
почивший в злобе мой чужой народ

Государство становится Родиной

и опять баритон агитатора запевает изъезженный гимн
все украдено и перепрятано, и опять окружают враги
все уроки давно уже пройдены, а экзамен мы сдали на «пять»
государство становится Родиной, когда нужно идти убивать

эта ненависть, вечная, пьяная, запульсирует кровью в висках
кто одержит победу диванную, кто вернется домой по кускам
что собрать удалось — похоронено… ты довольна, солдатская мать?
государство становится Родиной, когда нужно идти убивать

сказ про то, как родную околицу променять на полковничий чин
успокоиться и упокоиться… да и ты, если помнишь, молчи
как тянулись навстречу свободе мы, погружаясь в болотную гладь
государство становится Родиной, значит, время идти убивать

Украина

все слетело с катушек… безумие… кто остановит
по кровавой дорожке к триумфу стреляющих в спину
пусть тебе я не сын, но люблю тебя братской любовью
и мне больно смотреть, что творится с тобой, Украина

где звучал детский смех, нынче слышен лишь грохот обстрела
где стояли жилые кварталы, простерлись руины
больше нет добрых слов, и внутри что-то перегорело
только сердце все так же болит за тебя, Украина

как пройти этот Ад, когда вымотан и обессилен
как держаться тому, кто изранен, кто предан и кинут
только правда с тобой, и, как Феникс, расправивший крылья
ты восстанешь из пепла — я верю в тебя, Украина

Маленький гражданин

а маленький гражданин ощутимо вырос — на два сантиметра, если не врет рулетка
к привычному кругу: пиво, футбол, соседка — добавились скрепы, дух и гражданский долг
он стал разбираться в сложных процессах мира — во всем, о чем раньше думал довольно редко
кто друг, а кто враг, кто просто марионетка, и как бездуховный Запад гнобит Восток

диванный стратег, историк, политтехнолог, отважно клеймящий всех, кто ему не верит
он все прочитал про заговоры америк и евросодом, где путают эм и жо
как Жорж Леопольд Кювье по фрагменту кости описывал внешний вид и породу зверя
так он, бросив взгляд на фото в любом размере, уверенно скажет, правда иль фотошоп

за месяц заткнул за пояс Адама Смита — хоть завтра иди работать экономистом
залив под картошку беленькой граммов триста, расскажет про нефть, и газ, и скачки валют
про то, как назло пиндосам наш рупь окрепнет, как доллар вот вот кирдыкнется с громким свистом
но доллар не падал — заговор! тут нечисто! а ну-ка еще рюмашку в себя волью

и снится ему однажды, что Князь Владимир пожал ему руку, молвя: «ты — сын России
с такими, как ты, любой против нас бессилен, пора бы и нам расти из малых штанин
я буду царем, ты будешь премьер-министром, чтоб люди любили нас и превозносили
да будут все яйца снова в одной корзине, айда в новый мир, мой маленький гражданин»

Теремок

а вы все врёти, я вам не верю, и мишка это никак не мог
в бессильной злобе тупые звери сломали сами свой теремок
ведь в заповеднике нет медведей, — передавали по новостям
а кто их видел, тот точно бредит: медведи вежливые в гостях

и кстати, есть тут один свидетель, он все по полочкам разложил
как бесновались зверюшки эти — мол, косолапого на ножи
за то, что мишка (а как иначе?) по плоскостопию не скакал
лягушка, мышка, лисичка, зайчик… звериной хунты чумной оскал

лягушка, мышка… кругом иуды, вражину надобно знать в лицо
а что медвежье дерьмо повсюду, так это происки подлецов
эксперт понюхал, сказал: не наши, дерьмо заморского медведЯ
и за развенчивание фальши эксперта нынче же наградят

наш мишка славный и верит в бога, его берлога — что божий храм
но коль напасти, то он с порога встает горой за родимый край
а кто разрушил, вопрос, как прежде, стоит, как в пятницу внешний МКАД
ведь мишка наш, в чистоте медвежьей, не трогал вашего теремка

Мы едем к вам

…А в чистом поле система «Град»,
за нами Путин и Сталинград…

гр. Белый Орел, «А в чистом поле»

по мирным кварталам, застывшим в бессилии, задорно ебашит «Град»
куда отступать? ведь за нами — Россия, и Путин, и Сталинград
за нами родная, заплывшая жиром, откормленная Москва
у вас недостаточность русского мира? держитесь, мы едем к вам

нести русский мир веселее и легче, чем строить в своей стране
пристрелка и залп, и накрытая «Смерчем» деревня горит в огне
наемник идет за своим командиром — засучены рукава
вы слишком отбились от русского мира? спокуха, мы едем к вам

мы русские принцы на белых КамАЗах — в реальности, не во сне
за нами все те, кто одним миром мазан — Генштаб, РПЦ, Роснефть
пусть наша духовность давно уже в дырах и совесть трещит по швам
не важно, хотите ль вы русского мира, нам похер, мы едем к вам

Сивка

укатали Сивку крутые горки, поседела грива, подковы стерлись
а Иван Царевич махнул бы горькой, зажимая нос, чтоб не встала в горле
проглотить, занюхать, налить по новой, ведь чем меньше мыслей, тем крепче спится
мол, мечты мечтами, а быль сурова, то ли дело сон про перо Жар-птицы

а над степью снова недобрый ветер, и во мгле почти не видать тот берег
здесь уже давно не смеются дети, здесь уже давно никому не верят
перебитый кабель, дыра в заборе, запах гари, сломанные качели
на войне не видишь чужого горя, и чем глубже в ров, тем жирнее черви

на войне, вестимо, везет немногим, а потери множатся с каждым часом
и вернется Сивка домой безногим, и чуть позже будет забит на мясо
а Иван Царевич обмоет звезды, что звенят призывно на дне стакана
исправлять свершенное слишком поздно, сожалеть и каяться слишком рано

Мясорубка

разжигатель войны никогда не пойдет воевать
у него есть дела поважней, чем быть пушечным мясом
пряча шило в мешке, как гэбэшные лычки под рясой
есть, кому погибать — это значит, идея жива

есть, кому погибать, и найдется кого убивать
понавешать собак, объявить априори виновным
мясорубка гибридной войны заработала снова
присмотрись, чем гордишься, обманутый русский Иван

серп и молот с крестом, новый штамм, вековечный альянс
симбиоз кумача с ритуальной обивочной тканью
льется ненависть, значит, рука убивать не устанет
все, к чему государство так долго готовило нас

Русский Мир

смердит кишками славный Русский Мир, выблевывая совесть вместе с ложью
не смог построить — нагло отними, шаг влево/вправо — будешь уничтожен
все ярче в душах новая заря от возрожденья вековых устоев
народ скучает по концлагерям, народ осатанел без Домостроя

не время строить, нужно запрещать — айда искать виновного в развале
вот этот, зёма, дай ему по щам! крымнаш, расея, дедывоевали!
ебашь, братуха, за родимый край, за Веру, за Царя и за Аллаха
не нравится в России — уезжай, уебывай, как говорится, нахуй

а где-то смерть ведет свой черный счет, меняются лишь имена и лица
на безымянном блокпосту ничком лежит в снегу очередной убийца
ты помнишь, как пришел сюда с мечом? как в первый раз прицеливался в брата?
друзья простились, гаснет косячок, ну а тебе пора в рефрижератор

что ж, без обид, превратности войны… смерть косит и виновных, и невинных
ты умер не за честь своей страны, а за ее скорейшую кончину
не киборг, не каратель, не укроп тебя провел за точку невозврата
таких, как ты, кладет в закрытый гроб бесчувственный кремлевский агитатор

*

январь — февраль 2015

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка